1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 22

Условие о том, что в случае несвоевременной оплаты исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции, не должно применяться

В договоре подряда не может быть условия о полном освобождении заказчика от ответственности за нарушение им собственных обязательств (в том числе за просрочку оплаты) по его же умышленной вине.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 14.07.2020 № 306-ЭС20-2351 по делу № А65-11516/2019

Истец

ООО «Жилбытсервис»

Ответчик

ПАО «Нижнекамскнефтехим»

Суть дела

В 2018 г. две компании заключили договор на выполнение технического обслуживания систем, установок и средств пожарной автоматики на объектах заказчика. Договор предусматривал выполнение работ по графику, который составлял исполнитель и который заказчик согласовывал ежемесячно. Предельная стоимость работ составляла 9 млн руб. Фактическая общая стоимость работ определялась согласно данным актов приемки выполненных работ по форме КС-2 и справок о стоимости выполненных работ и затрат (форма КС-3), но не более предельной стоимости работ. Позже стороны заключили допсоглашение об увеличении суммы на 845 000 руб. Еще в договоре содержалось условие о том, что в случае несвоевременной оплаты выполненных работ исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции.

Подрядчик представил заказчику акты выполненных работ на сумму 812 000 руб. Заказчик эту сумму не оплатил. В связи с этим исполнитель подал иск о взыскании задолженности, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заказчик подал встречный иск о взыскании 300 000 руб. неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Он мотивировал свою позицию тем, что исполнитель пользовался нежилым помещением заказчика без правовых оснований и оплаты.

Позиция судов

Суды трех инстанций удовлетворили первоначальные требования частично. Они взыскали с заказчика в пользу исполнителя 812 000 руб. задолженности. В удовлетворении остальной части первоначального иска и в удовлетворении встречных требований суды отказали.

Выводы судов о наличии оснований для взыскания задолженности были мотивированы тем, что исполнитель доказал факт выполнения работ на спорную сумму, заказчик признал иск в этой части. При этом суды пришли к выводу, что необходимо принимать во внимание буквальное значение условий договора, согласно которому в случае несвоевременной оплаты выполненных работ исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции. Полагая, что стороны свободны в заключении договора, суды пришли к выводу о том, что стороны не согласовали условия об ответственности заказчика в случае несвоевременной оплаты выполненных исполнителем работ, в связи с чем отказали во взыскании с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исполнитель обжаловал судебные акты в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты в части отказа во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ненадлежащее исполнение обязательств влечет для должника негативные последствия. Целью применения гражданско-правовой ответственности является восстановление имущественных потерь кредитора, возникших в связи с нарушением должником своих обязательств. В случае неисполнения денежного обязательства мерой ответственности может выступать взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму долга. Такой способ защиты прав кредитора предусмотрен положениями п. 1 ст. 395 ГК РФ.

По общему правилу, если в договоре содержится условие о том, что за нарушение денежного обязательства начисляется неустойка, то кредитор имеет право на взыскание с должника именно договорной неустойки, при этом проценты за пользование чужими денежными средствами не подлежат взысканию (п. 4 ст. 395 ГК РФ). Стороны соглашения обладают диспозитивными полномочиями при определении размера неустойки. Размер процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. При этом предусмотрено, что эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства — договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ (п. 37 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление Пленума № 7).

Применение положений ст. 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство — денежным (Определение КС РФ от 19.04.2001 № 99-О).

Положениями ст. 421 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Это включает в себя свободу заключать или не заключать договор, свободу выбирать вид заключаемого договора (включая возможность заключения смешанного или непоименованного договора), свободу определять условия договора по своему усмотрению. Вместе с тем юридическое равенство сторон предполагает, что подобная свобода договора не является абсолютной и имеет свои пределы, которые обусловлены в том числе недопущением грубого нарушения баланса интересов участников правоотношений.

При толковании условий договора суды ссылались на правовые позиции, изложенные в п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», полагая, что стороны вправе исключить применение диспозитивной нормы к их правоотношениям, что также исключает применение ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. По мнению судебной коллегии, не имеется достаточных оснований полагать, что заказчик обладает безграничной свободой усмотрения при формулировании им в договоре условия о собственной ответственности. В частности, в договоре подряда не может быть условия о полном освобождении заказчика от ответственности за нарушение им собственных обязательств (в том числе за просрочку оплаты) по его же умышленной вине. Данный вывод основан, прежде всего, на категоричном запрете на заключение предварительного соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства, установленном в п. 4 ст. 401 ГК РФ.

Исключение ответственности должника за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной п. 1 ст. 395 ГК РФ, в случае умышленного нарушения не может быть обосновано принципом свободы договора, поскольку наличие такого преимущества у одной из сторон договора грубо нарушает баланс интересов сторон. Ведь в таком случае исполнитель не получает своевременного вознаграждения за оказанные услуги. Однако заказчик не несет никакой имущественной ответственности за время просрочки.

В соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 7 постановления Пленума № 7, отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 1 и 2 ст. 401 ГК РФ). Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства.

Таким образом, условие об исключении ответственности заказчика за просрочку оплаты оказанных ему услуг должно признаваться ничтожным (в случае, если заказчик полностью освобождается от какой-либо ответственности) либо толковаться ограничительно в системной взаимосвязи с положениями п. 4 ст. 401 ГК РФ как не подлежащее применению к случаям умышленного нарушения заказчиком своих обязательств.