1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 37

КС РФ разрешил судам снижать размер компенсации правообладателям при нарушении их исключительных прав

Суд вправе с учетом определенных обстоятельств снизить размер компенсации за нарушение исключительных прав ниже размера, установленного в ГК РФ. К такому выводу пришел КС РФ.

Конституционный суд принял постановление от 24.07.2020 № 40-П/2020 «По делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда». В нем он признал неконституционным подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ о размере компенсации за нарушение исключительных прав.

В этом деле были такие обстоятельства: индивидуальный предприниматель реализовал на универсальном рынке пять измерительных рулеток и три малярные кисти, на которых были нанесены изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком «Stayer» и — на двух рулетках — также с товарным знаком «Зубр». Компании, которые являлись правообладателями этих товарных знаков, подали иск к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки. Каждый из них заявил по 200 000 руб., обосновав этот размер представленными ими лицензионными договорами, которые заключены с третьим лицом и по условиям которых лицензионное вознаграждение составляет 300 000 руб. за три товарных знака, включая «Stayer», и 100 000 руб. за товарный знак «Зубр» ежеквартально.

Суд удовлетворил требование о взыскании компенсации лишь в размере 50 000 руб. в пользу каждого из истцов. Он посчитал заявленный ими размер компенсации чрезмерным, противоречащим принципам разумности и справедливости, имеющим карательный характер. При этом суд учел, что ответчик совершил подобное правонарушение впервые, оно не является грубым (ответчику не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой продукции) и не составляет существенную часть предпринимательской деятельности ответчика. Также суд принял во внимание отсутствие доказательств возникновения у истцов убытков и незначительную цену товара.

Апелляция приостановила производство по апелляционной жалобе и обратилась в КС РФ с запросом о проверке конституционности подлежащего применению в деле подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

Цитируем документ

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

<...>

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Пункт 4 ст. 1515 ГК РФ

Суд указал, что оспариваемая норма препятствует, если одним действием нарушено исключительное право только на один товарный знак, возможности снизить сумму взыскиваемой по иску правообладателя компенсации, когда она определена им в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. Тем самым суд лишен возможности учесть все значимые обстоятельства дела (включая тяжелую жизненную ситуацию ответчика — индивидуального предпринимателя) и присудить сумму компенсации, соразмерную допущенному нарушению.

КС РФ признал оспариваемое положение неконституционным в той мере, в какой эта норма не позволяет суду снизить общий размер компенсации, если он многократно превышает величину причиненных правообладателю убытков (при том что убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя и не носило грубый характер.