1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 24

Налоговики списали безнадежную недоимку ИП: может ли ее взыскать прокурор?

В постановлении от 02.07.2020 № 32-П Конституционный суд указал, что положения ГК РФ не предполагают взыскания с физического лица денежных средств в размере недоимки по налогу по иску о возмещении вреда, причиненного публично-правовому образованию неуплатой налога, если она признана безнадежной в законном порядке. При этом необходимо, чтобы факт невозможности взыскания недоимки не был связан с противоправными действиями налогоплательщика.

Безуспешные попытки налоговиков

В 2013 г. по результатам выездной проверки индивидуальному предпринимателю было доначислено более 37 млн руб. НДС. Причиной стал неосмотрительный выбор контрагентов: не имея реальных поставщиков, они продавали предпринимателю товары с НДС, а тот принимал налог к вычету.

Налоговики направили предпринимателю требование об уплате налога, но он с таким решением не согласился и обратился в суд. Спор длился полтора года и дошел до Верховного суда, который признал доначисления правомерными. Но из-за процессуальных оплошностей, которые в конечном итоге привели к истечению срока, отведенного на обращение в суд, налоговики не смогли взыскать налог.

Инспекторам ничего не оставалось делать, как в мае 2016 г. принять решение о признании задолженности бизнесмена безнадежной к взысканию и списать ее.

Победа прокурора

Параллельно с налоговиками долги из бизнесмена пытались выбить следственные органы. Так, в мае 2015 г. в отношении него было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 198 «Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица — плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов» УК РФ. Но оно было прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

В ноябре 2016 г. в городской суд обратился уже прокурор города с иском о взыскании материального ущерба, причиненного бюджетной системе РФ преступлением, которое, по его мнению, совершил бизнесмен. Основание — ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. Исковые требования прокурора были удовлетворены в 2018 г. Верховным судом Республики Хакасия. Арбитры отметили, что признание постановлений о возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела незаконными, а также списание налоговиками недоимки как безнадежной к взысканию не свидетельствуют об отсутствии убытков, причиненных бюджетной системе РФ. Определением судьи Верховного суда РФ предпринимателю было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ.

Точку в споре поставил КС РФ

Бизнесмен не смирился с поражением и обратился в Конституционный суд с просьбой проверить конституционность п. 1 ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ и ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. По его мнению, указанные нормы допускают взыскание с налогоплательщика — физического лица по иску прокурора денежных средств в счет возмещения вреда, причиненного публично-правовому образованию в виде недоимки по налогу. При этом не учитывается, что:

  • недоимка списана в установленном порядке;

  • факт уголовного преследования предпринимателя отсутствует;

  • бизнесмен не предпринимал действий, которые повлекли бы невозможность взыскания этой недоимки в предусмотренном налоговым законодательством порядке.

Конституционный суд признал, что положения подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ и ч. 1 ст. 45 ГПК РФ не нарушают прав заявителя. Дело в том, что само по себе взыскание по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, недоимки, не поступившей в бюджет, не противоречит Конституции РФ.

А вот с положениями п. 1 ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ все не так однозначно. На основании этих законоположений в системе действующего правового регулирования решается вопрос о взыскании с физического лица денежных средств в порядке возмещения вреда, причиненного публично-правовому образованию неуплатой налога в размере недоимки, признанной безнадежной к взысканию и списанной в установленном законом порядке.

Конституционный суд указал, что по смыслу указанных норм обязательства по возмещению вреда обусловлены в первую очередь причинной связью между противоправным деянием и наступившим вредом. Иное означало бы безосновательное и, следовательно, несправедливое привлечение к ответственности в нарушение конституционных прав человека и гражданина.

Наступление вреда непосредственно вслед за определенными деяниями не означает, что вред непременно обусловлен именно ими. Отсутствие причинной связи между ними может быть связано и с другими обстоятельствами.

Образование недоимки вследствие просрочки в исполнении налогового обязательства, как правило, обусловлено действиями или бездействием налогоплательщика. Однако это не означает, что недоимку невозможно принудительно взыскать. Ведь сама по себе недоимка до признания ее безнадежной к взысканию причиняет бюджету вред. Он должен быть возмещен уплатой пеней наряду с уплатой или принудительным взысканием собственно недоимки. Возникновение недоимки дает налоговым органам право получить исполнение по налоговому обязательству, прибегнуть к мерам законного принуждения, обратиться за взысканием в суд.

Между тем утрата возможности принудительно взыскать недоимку может свидетельствовать о причинении публично-правовому образованию самостоятельного вреда, который состоит в прекращении налогового обязательства вследствие списания безнадежной задолженности. Однако возникновение такого рода ущерба может быть связано не только с противоправным поведением налогоплательщика, но и с поведением налоговых органов или со вступлением в силу судебных актов, наступлением (истечением) установленных законом пресекательных сроков и с иными обстоятельствами объективного характера. Следовательно, действия (бездействие) налоговых органов выступают объективной причиной наступившего вреда бюджету публично-правового образования, если именно их упущения сделали невозможным применение законных средств принудительного взыскания недоимки. Причинение такого вреда нельзя вменить непосредственно налогоплательщику и в том случае, когда невозможность взыскания недоимки обусловлена сохраняющими свою силу решениями уполномоченных органов.

Таким образом, принятие налоговым органом решения о признании недоимки безнадежной к взысканию и списание ее в соответствии со ст. 59 НК РФ представляет собой отдельное (самостоятельное) основание прекращения налогового правоотношения (обязательства). Тем самым происходит законное освобождение налогоплательщика от исполнения налоговой обязанности, по сути, в административно-управленческих интересах самого публичного субъекта.

Недоимка может быть признана безнадежной к взысканию и в случаях, когда сам налоговый орган пропустил срок на предъявление соответствующих требований из-за упущений при оформлении процессуальных документов и при обращении в суд с иском к налогоплательщику с отступлениями от правил судопроизводства. Упущения такого рода тем более могут быть решающим условием причинения вреда казне, если налоговый орган не просил восстановить пропущенный срок обращения в суд, при том что право на такое ходатайство предусмотрено п. 2 ст. 48 НК РФ.

Исходя из этого, Конституционный суд отметил, что при таких упущениях физическое лицо имеет законные основания ожидать, что причинение соответствующего вреда не будет ему вменено на основании п. 1 ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ.

Таким образом, эти нормы не предполагают взыскания с физического лица денежных средств в размере недоимки по налогу по иску о возмещении вреда, причиненного публично-правовому образованию неуплатой налога, если эти недоимки в законном порядке признаны безнадежными к взысканию. Конечно, при условии, что невозможность взыскания недоимки прямо не обусловлена противоправными действиями налогоплательщика.

В результате Конституционный суд указал, что принятые ранее судебные решения в отношении предпринимателя, основанные на п. 1 ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ в толковании, отличном от вышеприведенной позиции суда, подлежат пересмотру.