1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 45

Необходимость получать согласие на отчуждение доли в отсутствие права на выход из общества допускается только на разумный период

Предусматриваемые уставом правила не должны противоречить существу законодательного регулирования товарищеского соглашения, которое состоит в том числе в недопустимости ситуации, при которой участнику запрещается выход из общества без возможности возврата своих инвестиций.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 11.06.2020 № 306-ЭС19-24912 по делу № А65-3053/2019

Истец

Гражданин З.

Ответчик

ООО «Яна Тормыш»

Суть дела

В ООО было проведено внеочередное общее собрание участников. На собрании утвердили новую редакцию устава. В частности, появилось положение о том, что участники ООО пользуются преимущественным правом покупки доли или части доли участника по заранее установленной цене. Эта цена определялась в размере номинальной стоимости. При этом возможность выхода из ООО не была предусмотрена.

Один из участников ООО, которому принадлежала доля в размере 0,091% номинальной стоимостью 1280 руб., направил в ООО оферту о намерении продать третьему лицу часть доли в размере 0,002% номинальной стоимостью 28,13 руб. за 990 000 руб. ООО ответило, что уставом не предусмотрено право продажи доли участника третьим лицам. Тогда тот же участник направил новую оферту — о намерении продать 0,089% доли номинальной стоимостью 1251,86 руб. за 20 млн руб.

Другие три участника ООО направили в адрес ООО заявления об использовании преимущественного права покупки, в которых выразили намерение приобрести часть доли в размере 0,089% по номинальной стоимости — 1251,86 руб.

Поскольку участник не собирался продавать долю по номинальной цене, он направил ООО требование приобрести всю его долю в размере 0,091% по цене почти 24 млн руб. ООО проигнорировало это требование. Тогда участник подал иск о признании недействительным положения устава о продаже доли только по номинальной цене, а также о взыскании 24 млн руб. действительной стоимости доли и 318 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Он ссылался на то, что не участвовал в голосовании за новую редакцию устава, протокол был сфальсифицирован, решение нотариально не было удостоверено.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении исковых требований. Они сослались на то, что ООО не допустило нарушений при подготовке, созыве и проведении внеочередного общего собрания участников. Это было установлено решением суда общей юрисдикции по делу об административном правонарушении (по ч. 1 ст. 15.23.1 КоАП РФ). Само решение собрания участник не оспорил. При этом фактически просил признать недействительным не пункт устава, а именно решение собрания.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на пересмотр.

Устав общества является учредительным документом, в основе которого лежит товарищеское соглашение участников, носящее в силу своей правовой природы гражданско-правовой характер. При этом устав является сделкой и к нему применимы нормы гражданского законодательства о сделках, в том числе о решениях собраний и об основаниях признания их недействительными. Поскольку в данном случае изменения в устав были утверждены решением собрания, оспаривание отдельных положений устава являлось, по существу, оспариванием указанного решения общего собрания участников общества.

Положения о таком специальном виде сделок, как решения собрания, должны применяться в системной взаимосвязи с общими положениями о сделках в части, не урегулированной правилами о решениях собраний и не противоречащей их существу. Решение собрания, утвердившее устав (изменение в устав), может быть квалифицировано как ничтожное в части тех положений, которые посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Одним из оснований ничтожности выступает то, что положение устава противоречит существу законодательного регулирования (п. 74 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Все правила, касающиеся ограничения отчуждения доли в уставном капитале третьим лицам, включая право преимущественной покупки доли, могут быть изменены или полностью отменены уставом. Вместе с тем предусматриваемые уставом правила не могут противоречить существу законодательного регулирования товарищеского соглашения, которое состоит в том числе в недопустимости ситуации, при которой участнику запрещается выход из общества без возможности возврата своих инвестиций.

Бессрочный запрет или необходимость получения согласия на отчуждение доли (акции) уравновешивается правом выхода из общества в случае отказа в согласии или при наличии запрета на отчуждение, но при этом с точки зрения баланса интересов допустим запрет (необходимость получать согласие) на отчуждение доли в течение разумного краткосрочного периода (например, экономически прогнозируемый срок окупаемости или срок разработки технологии) в отсутствие права на выход (права потребовать от общества приобрести долю) участника, затронутого такими ограничениями.

Преимущественное право покупки доли также не может создавать препятствия в отчуждении участниками своих долей на неопределенно долгий срок, лишая их возможности вернуть свои инвестиции. Таким образом, положение устава общества о закреплении заранее установленной цены покупки доли в существенно отличающемся от ее рыночной стоимости и без ограничения срока действия такого условия разумным краткосрочным периодом является ничтожным, как противоречащее существу законодательного регулирования.

В этом деле ответчик не пояснял, чем было вызвано установление положений устава о заранее определенной цене при реализации преимущественного права. Соответственно, участник, в отношении которого действуют бессрочные условия о запрете на отчуждение доли или о необходимости получать согласие на ее отчуждение и такое согласие не получено, либо же уставом предусмотрена заведомо заниженная цена покупки доли по преимущественному праву на неопределенно долгий срок, вправе требовать от общества приобрести принадлежащую такому участнику долю (часть доли) и выплатить ее действительную стоимость.

Кроме того, положения, устанавливающие преимущественное право покупки доли или части доли в уставном капитале участниками общества или обществом по заранее определенной уставом цене, в том числе изменения размера такой цены или порядка ее определения, можно включить в устав общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Исключение из устава положений, устанавливающих преимущественное право покупки доли или части доли в уставном капитале общества по заранее определенной уставом цене, осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому двумя третями голосов от общего числа голосов участников общества.

Однако протокол собрания участников, на основании которого было принято оспариваемое положение устава, содержал подписи только девяти из одиннадцати участников. При этом он не был нотариально удостоверен. Но суды не дали оценку этому доводу.