1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 115

КС РФ разъяснил, в каких случаях компанию можно привлечь к административной ответственности за умышленное правонарушение

Организацию можно привлечь к административной ответственности за совершение умышленного правонарушения, если умысел был в действиях или бездействии работников этой организации. К такому выводу КС РФ пришел в постановлении от 14.04.2020 № 17-П.

КС РФ рассмотрел дело, в котором организацию оштрафовали за умышленное совершение правонарушения в сфере транспортной безопасности (постановление от 14.04.2020 № 17-П). В своей жалобе нарушитель ссылался на то, что непонятно, как можно разграничить умышленное и неосторожное совершение правонарушения юридическим лицом.

Суть дела

Ространснадзор провел в отношении АО «Пассажирский Порт Санкт-Петербург „Морской фасад“» (далее — организация) внеплановую проверку соблюдения требований транспортной безопасности. По ее результатам были выявлены нарушения. В связи с этим Ространснадзор составил протокол о совершении правонарушения по ч. 3 ст. 11.15.1 КоАП РФ. Нарушение выражалось в умышленном неисполнении организацией требований по обеспечению транспортной безопасности.

Суд первой инстанции привлек организацию к административной ответственности по ч. 3 ст. 11.15.1 и назначил ей штраф в размере 200 000 руб. Вышестоящие суды согласились с таким решением.

В обоснование вывода об умысле в действиях организации суды указали, что она является субъектом транспортной инфраструктуры и обязана соблюдать законодательство о транспортной безопасности. В деле не были выявлены обстоятельства, которые препятствовали бы организации принять все зависящие меры по исполнению требований по обеспечению транспортной безопасности. К тому же организацию уже привлекали к административной ответственности за неисполнение этих же требований, но допущенных по неосторожности (по ч. 1 ст. 11.15.1 КоАП РФ).

Проблема заключалась в том, что фактически ст. 11.15.1 КоАП РФ позволяет штрафовать организации за нарушение транспортной безопасности, допущенное не только по неосторожности (ч. 1), но и умышленно (ч. 2). При этом разница в размере штрафа за нарушение, допущенное по неосторожности и совершенное умышленно, существенна. Так, за нарушение по неосторожности штраф для юридических лиц составляет от 50 000 до 100 000 руб., а за умышленное нарушение — от 200 000 до 500 000 руб. с конфискацией либо приостановление деятельности (ч. 1, 3 ст. 11.15.1 КоАП РФ).

Поскольку организация не согласилась с квалификацией нарушения как умышленного, она подала жалобу в КС РФ о признании неконституционными следующих норм:

  • ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, согласно которой юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если будет установлено, что оно могло соблюсти правила и нормы, но не предприняло все зависящие от него меры по их соблюдению;

  • ч. 1 ст. 2.2 КоАП РФ о том, что правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично;

  • ч. 3 ст. 11.15.1 КоАП РФ, в которой предусмотрены повышенные штрафы за умышленное действие (бездействие) по неисполнению требований по обеспечению либо по соблюдению транспортной безопасности (по сравнению с действиями по неосторожности).

Позиция КС РФ

КС РФ отказался признать оспариваемые нормы неконституционными. В то же время он сделал ряд важных выводов, на основании которых теперь дело организации-заявителя будет пересмотрено.

Суд указал, что законодатель вправе дифференцировать ответственность за конкретное деяние с учетом вины, исключив при этом неопределенность регулирования. В вопросе транспортной безопасности он ввел именно такую дифференциацию административной ответственности, использовав форму вины в качестве обязательного признака состава правонарушения.

Вина юридического лица в совершении административного правонарушения не тождественна вине физического лица. Однако виновность юридического лица является следствием виновности его должностных лиц (работников), действующих от его имени и допустивших правонарушение.

Поэтому организацию можно привлечь к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно, лишь тогда, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, и когда этот вывод мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении.

В иных же случаях, когда умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическое лицо не предприняло все зависящие от него меры по их соблюдению, административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности.

Также КС РФ отметил, что законодатель может поправить нормы об ответственности юридических лиц как с точки зрения общих положений КоАП РФ, так и применительно к сфере транспортной безопасности. Он вправе отказаться от использования в качестве критерия для выделения в самостоятельный состав административного правонарушения формы вины применительно к случаю, когда субъектом правонарушения признается юридическое лицо, в пользу иных критериев, отвечающих требованиям определенности и справедливости.

Особое мнение

Судья Князев С.Д. подготовил особое мнение к этому постановлению КС РФ. Он отметил, что законодатель должен конструировать признаки составов административных правонарушений, в частности касающиеся вины юридического лица в их совершении, чтобы они прямо оговаривали все исходные параметры административной ответственности, чтобы не было случаев произвольного привлечения к административной ответственности.

Судья посчитал, что все-таки нужно было признать оспариваемые нормы неконституционными в той мере, в какой они, предусматривая в отношении юридического лица административную ответственность за умышленное нарушение требований в области обеспечения транспортной безопасности, не позволяют отграничить такое правонарушение от неосторожного совершения правонарушения.