1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3849

Если изменилась судебная практика, то апелляция должна отменить решение первой инстанции, а не ссылаться на возможность пересмотра по новым обстоятельствам

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 14.04.2020 № 305-ЭС19-20818 по делу № А41-17699/2019

Истец

Главное управление государственного строительного надзора Московской области

Ответчик

ООО «АШАН»

КС РФ выпустил позицию, из которой следовало, что срок исковой давности по делу составляет три месяца, а не один год. Первая инстанция не учла эту позицию, поскольку определение КС РФ еще не было опубликовано. А апелляция указала, что позиция КС РФ — это основание для пересмотра дела по новым обстоятельствам, и не стала отменять решение. ВС РФ решил, что позиция апелляции незаконна.

Суть дела

Главгосстройнадзор Московской области (далее — административный орган) выдал компании предписание устранить нарушение на объекте капитального строительства (компания строила торговый центр). После этого административный орган провел внеплановую проверку по оценке соблюдения норм по технической эксплуатации в рамках исполнения предписания на объекте капитального строительства. Выяснилось, что компания не исполнила предписание. В связи с этим административный орган составил протокол о совершении правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ. В этой норме предусмотрено наказание за невыполнение в установленный срок законного предписания уполномоченных на осуществление государственного строительного надзора федерального органа исполнительной власти, организации, органов исполнительной власти субъектов РФ. За такое правонарушение для юридических лиц предусмотрены штрафы от 50 000 до 100 000 руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Административный орган подал в суд заявление о привлечении компании к административной ответственности за неисполнение предписания (ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ). Вопрос встал на счет срока исковой давности.

Цитируем документ

Постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение законодательства о техническом регулировании — по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Часть 1 ст. 4.5 КоАП РФ

Компания заявляла, что применяется трехмесячный срок давности. А административный орган полагал, что срок давности составляет один год. При этом незадолго до вынесения решения суда по этому делу КС РФ принял постановление от 15.01.2019 № 3-П и Определение от 26.03.2019 № 823-О. Из них следовало, что в данной ситуации срок давности составляет три месяца.

Позиции судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование административного органа и привлек компанию к административной ответственности в виде штрафа в размере 50 000 руб. При этом суд указал, что поскольку имело место нарушение законодательства о градостроительной деятельности, срок давности составляет один год (ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ). Административное правонарушение было допущено 16.11.2018, то есть на дату принятия судом решения (29.04.2019) срок, установленный ст. 4.5 КоАП РФ для привлечения к административной ответственности, не истек.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. Он сослался на то, что выводы суда первой инстанции о применении годичного срока давности привлечения к административной ответственности за вменяемое правонарушение соответствовали сложившейся на тот момент судебной практике. Также он указал на наличие у компании возможности обратиться в суд первой инстанции с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам, учитывая правовую позицию КС РФ, изложенную в Определении от 26.03.2019 № 823-О.

По мнению суда, поскольку Определение КС РФ от 26.03.2019 № 823-О на момент рассмотрения дела судом первой инстанции не было официально опубликовано, у суда первой инстанции не имелось оснований для применения приведенной правовой позиции относительно срока давности привлечения к административной ответственности за вмененное правонарушение.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отказала в удовлетворении требования административного органа о привлечении компании к административной ответственности. Таким образом, компании удалось доказать, что срок давности должен составлять три месяца и он уже истек.

Экономическая коллегия отметила, что в постановлении КС РФ от 15.01.2019 № 3-П была указана следующая позиция: закрепление специальных (особых) сроков давности привлечения к административной ответственности, производных от нарушения законодательства РФ того или иного вида, также не приводит к отступлению от вытекающего из конституционных принципов правового государства, верховенства закона и равенства всех перед законом и судом требования определенности правового регулирования и как таковое не влечет за собой риска их произвольного истолкования и применения при условии правильного установления в производстве по делу об административном правонарушении объекта противоправного посягательства, находящегося под защитой административно-деликтной нормы.

Эта позиция также изложена и в Определении КС РФ от 26.03.2019 № 823-О. В этом деле организацию оштрафовали на 150 000 руб. по ч. 15 ст. 19.5 КоАП РФ за неисполнение предписания территориального органа Роспотребнадзора. Организация пожаловалась, что ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ позволяет штрафовать за неисполнение предписания территориального органа федерального органа исполнительной власти, а не самого федерального органа, а также расценивать административное правонарушение, направленное против порядка управления, как нарушение законодательства о техническом регулировании для целей применения годичного срока давности привлечения к административной ответственности.

КС РФ указал, что федеральный законодатель, предусмотрев в ч. 15 ст. 19.5 КоАП РФ административную ответственность, в том числе за невыполнение изготовителем предписания федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов к продукции, как особого случая невыполнения законного предписания уполномоченного органа, отнес данное административное правонарушение к правонарушениям против порядка управления. Соответственно, привлечение к административной ответственности предполагается именно за само по себе формальное невыполнение предписания публичного органа, которое не может зависеть — в том числе применительно к срокам давности — от наступления тех или иных последствий допущенных нарушений.

Таким образом, суд первой инстанции не учел изложенную в Определении КС РФ от 26.03.2019 № 823-О правовую позицию, а апелляция не устранила допущенную ошибку.