1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 215

Конкурсный управляющий не вправе заключить договор с лицом, которое заведомо не могло исполнить обязательства

Недобросовестным является поведение конкурсного управляющего, преследовавшего цель заключить договор аренды с определенным лицом, а не создать условия для передачи заводских комплексов в аренду на наиболее выгодных условиях.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 28.02.2020 № 308-ЭС16-10285 (4, 5, 6) по делу № А63-13115/2014

Истец

ФНС России (в рамках дела о банкротстве ОАО «ЮгРосПродукт»)

Суть дела

Должник был собственником нескольких земельных участков и расположенных на них стеклотарных заводов (далее — заводские комплексы). У него не было достаточных ресурсов для самостоятельной эксплуатации заводских комплексов. При этом заводы производили продукцию в условиях непрерывного производственного цикла, остановка производства могла повлечь за собой повреждение имущества и, как следствие, причинение значительного ущерба должнику и его кредиторам.

Часть имущества должника, входящего в состав заводских комплексов, находилось в залоге у ООО «Аквамарин». Также должник предоставлял заводские комплексы ООО «Гелиос» во временное владение и пользование со ссылкой на наличие договоров доверительного управления имуществом и хранения.

Впоследствии суд признал должника банкротом. Комитет кредиторов должника принял решение о передаче заводских комплексов в аренду ООО «Юг Стекло». Позже это решение было признано недействительным как нарушающее права и законные интересы должника и его кредиторов.

Тогда конкурсный управляющий опубликовал в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве сообщение о приеме заявок на заключение договора аренды заводских комплексов. Поступили две заявки от потенциальных арендаторов — от ООО «Юг Стекло» и ООО «Гелиос».

Получив заявку ООО «Юг Стекло», конкурсный управляющий обратился к ООО «Аквамарин» (залогодержатель), чтобы получить согласие на заключение договора аренды. Залогодержатель одобрил эту сделку, после чего конкурсный управляющий и ООО «Юг Стекло» заключили договор аренды заводских комплексов. В этот же день ООО «Юг Стекло» направило залогодержателю и конкурсному управляющему письмо с просьбой дать согласие на передачу заводских комплексов в субаренду ООО «Гелиос». В этом письме ООО «Юг Стекло» указало на экономическую целесообразность заключения договора субаренды и необходимость обеспечения эффективного использования имущества.

Конкурсный управляющий и ООО «Юг Стекло» заключили дополнительное соглашение, которым они дополнили договор аренды положением о возможности заключения договора субаренды. После этого ООО «Юг Стекло» и ООО «Гелиос» подписали договор субаренды.

ФНС России посчитала, что заключение конкурсным управляющим договора аренды имущества должника и дополнительного соглашения к этому договору с ООО «Юг Стекло» незаконно. В связи с этим она обратилась в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили жалобу налоговой. Они исходили из того, что ООО «Юг Стекло» не обладало ресурсами, необходимыми для эксплуатации имущества, в том числе способами, исключающими возможность повреждения оборудования, входящего в состав заводских комплексов.

При этом плата по договору субаренды составила 5 млн руб. в месяц, а по договору аренды — 2,5 млн руб. в месяц. Последующее увеличение размера ежемесячных платежей по договору аренды до 4,8 млн руб. произошло после подачи ФНС России жалобы на действия конкурсного управляющего. Согласие ООО «Юг Стекло» на столь значительное увеличение размера арендной платы свидетельствовало о неиспользовании конкурсным управляющим в полной мере механизма определения рыночной стоимости права аренды.

Кроме того, суды установили, что ООО «Юг Стекло» за период действия договора аренды перечислило должнику меньше половины причитающейся арендодателю суммы. Действия управляющего привели к необходимости судебного взыскания арендной платы с ООО «Юг Стекло», изначально не имевшего возможности не только эксплуатировать имущество, но и вносить за его использование арендную плату. Суды признали действия конкурсного управляющего неразумными и недобросовестными, нарушившими права и законные интересы кредиторов должника, рассчитывавших на удовлетворение требований за счет конкурентного отбора реальных потенциальных арендаторов заводских комплексов.

Суд кассационной инстанции отменил определения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего. Он счел, что конкурсный управляющий действовал добросовестно. Заключение договора аренды с ООО «Юг Стекло» было вызвано несогласием залогового кредитора с заключением такого договора с ООО «Гелиос», которое ранее использовало заводские комплексы в производственных целях и отказалось возвращать имущество должнику после получения уведомления конкурсного управляющего о прекращении действия договора хранения. Ненадлежащее исполнение ООО «Юг Стекло» обязательства по внесению арендных платежей было вызвано неисправностью субарендатора — ООО «Гелиос».

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила постановление кассации и оставила в силе определения первой и апелляционной инстанций.

Должник вправе передавать в аренду имущество, являющееся предметом залога, только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором залога и не вытекает из существа залога (п. 4 ст. 18.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве). При этом на управляющего возложена самостоятельная обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

В данном случае конкурсный управляющий, по сути, проигнорировал все выводы, содержащиеся в судебном определении, принятом по результатам рассмотрения этого спора. Так, суд указывал, что конкурсный управляющий, вынужденный обеспечивать продолжение хозяйственной деятельности контролируемой им организации, прекратив отношения с лицом, ранее использовавшим имущество, путем передачи его в аренду другому лицу, должен привлечь наибольшее число потенциальных арендаторов и заключить договор с тем из них, кто сможет эксплуатировать заводские комплексы без ущерба для оборудования, имеет необходимые лицензии и разрешения, а также трудовые и финансовые ресурсы.

При этом ООО «Юг Стекло» было зарегистрировано в качестве юридического лица менее чем за месяц до принятия комитетом кредиторов должника решения о заключении с ним договора аренды. Кроме того, оно не обладало ресурсами, необходимыми для эксплуатации имущества, исключающими возможность повреждения оборудования, входящего в состав заводских комплексов. В частности, у него был только один штатный сотрудник — генеральный директор, деятельность организации являлась убыточной, оно не имело необходимых специальных разрешений и допусков на выполнение работ на опасных производственных объектах.

Таким образом, конкурсный управляющий отклонился от стандарта поведения, который предписан законодательством. Он заключил договор аренды с заведомо не способным исполнить обязательства ООО «Юг Стекло», располагая информацией о возможностях последнего.