1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2398

Если в договоре предусмотрена неустойка, то после его расторжения кредитор может взыскивать неустойку, а не проценты по ст. 395 ГК РФ

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 21.02.2020 № 305-ЭС19-16367 по делу № А41-76713/2018

Истец

ООО «Геоинжиниринг»

Ответчики

ООО «ДальТехПром»

При наличии в договоре условия о начислении неустойки проценты по ст. 395 ГК РФ взыскать нельзя. Права выбора между двумя этими санкциями у кредитора нет. А значит, и после расторжения договора можно требовать только договорную неустойку, но не проценты по ст. 395 ГК РФ.

Суть дела

В конце 2015 г. стороны заключили несколько договоров субподряда. Субподрядчик взыскал с генподрядчика почти 2 млн руб. задолженности по оплате выполненных работ. При этом генподрядчик направил уведомления об одностороннем отказе от исполнения договора.

Позже субподрядчик (далее — истец) подал еще один иск — о взыскании договорной неустойки за период с 28.02.2016 по 24.05.2016 и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 25.05.2016 по 12.11.2018.

Ответчик возражал. Он ссылался на то, что согласно п. 68 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 7) окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Из этого ответчик сделал вывод, что не обязан при нарушении обязательств оплачивать помимо предусмотренной договором неустойки, в том числе после расторжения договора, еще и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Позиция судов

Суды трех инстанций удовлетворили исковые требования о взыскании неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Они указали, что ответчик неправильно толкует п. 68 Постановления Пленума ВС РФ № 7. В нем говорится о прекращении обязательств при окончании срока действия договора. А в этом деле речь шла о прекращении обязательств из-за расторжения договора. Но данные разъяснения не распространяются на правоотношения, которые возникают при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможность кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после расторжения последним договора в одностороннем порядке.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

С 01.06.2015 начала действовать новая редакция ст. 395 ГК РФ о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В ней указано, что когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, проценты за пользование чужими денежными средствами не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 4 ст. 395 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 № 42 «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ)).

Таким образом, редакция ст. 395 ГК РФ, действовавшая до 01.06.2015, не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. Такое ограничение появилось в связи с введением в действие п. 4 ст. 395 ГК РФ с 01.06.2015.

В пункте 42 Постановления Пленума ВС РФ № 7 разъяснено, что если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ (зачетная неустойка), то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взыскать можно неустойку, установленную законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

Поскольку договоры, за неисполнение обязательств по которым истец начислил ответчику неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами, были заключены после вступления в силу Закона № 42-ФЗ (в период с 25.11.2015 по 19.12.2015), то к правоотношениям сторон применяются положения ГК РФ в редакции Закона № 42-ФЗ.

Предъявляя требование о взыскании неустойки за период с 28.02.2016 по 24.05.2016 и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 25.05.2016 по 12.11.2018, истец ссылался на наличие у него права на начисление процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ ввиду одностороннего расторжения договоров.

В пункте 68 Постановления Пленума ВС РФ № 7 содержится разъяснение о том, что окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3, 4 ст. 425 ГК РФ). Но истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия. В случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным (п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»). В силу п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (в редакции Закона № 42-ФЗ).

При этом в договоре было предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Изложенные в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» разъяснения прямо предусматривают возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора: если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства (п. 3 и 4 ст. 425 ГК РФ).

По общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ, п. 66 Постановления Пленума ВС РФ № 7). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться. В этом деле обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

ВС РФ посчитал, что поскольку стороны при заключении договоров согласовали договорную неустойку и не предусмотрели условие о взыскании помимо зачетной неустойки процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, при этом суд установил наличие договорного долга и при расторжении договора сохранялись акцессорные договорные условия, то с ответчика можно взыскать только договорную неустойку.