1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 576

Субординация требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц: обзор ключевых позиций от Верховного суда

Опубликован Обзор судебной практики, касающийся правил субординации требований кредиторов в спорах о банкротстве, который утвердил Президиум ВС РФ. В нем пре­ду­смот­рены разные случаи, когда суды вправе субординировать (понижать в реестре) требования конт­ролирующих или аффилированных лиц, а когда — нет. Главная идея Обзора: если кредитором является аффилированное или конт­ролирующее лицо, это еще не повод для автоматического понижения требований. Также ВС РФ указал, что происходит с субординированными требованиями. Они удовлетворяются пос­ле погашения требований кредиторов, которые опоздали попасть в реестр, но до распределения оставшегося имущества среди участников должника.

Президиум ВС РФ утвердил 29.01.2020 Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (далее — Обзор). Сейчас в законодательстве не предусмотрена возможность субординации (то есть понижения) требований кредиторов, которые являются контролирующими или аффилированными лицами должника. Но на практике суды активно субординируют такие требования. Подробно о моделях субординации рассказывал Андрей Егоров в статье «Субординация аффилированных кредиторов при банкротстве: актуальный вызов времени» («ЭЖ-Юрист», № 39, 2018). В этом материале кратко рассказываем о позициях из Обзора ВС РФ.

Требования аффилированных лиц нельзя понижать автоматически

ВС РФ указал, что очередность удовлетворения требования кредитора не может быть понижена лишь на том основании, что он относится к числу аффилированных с должником лиц, в том числе его контролирующих (п. 2 Обзора). Смысл в том, что если финансирование внутри группы компаний осуществляется добросовестно и не нарушает интересы других кредиторов, то и требования аффилированного лица, которое предоставило финансирование, понижать не нужно.

Бремя опровержения сомнений в действительности договора лежит на аффилированном кредиторе

Если аффилированный кредитор заявил требование о включении в реестр, то именно на нем лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование, заявленное в деле о банкротстве (п. 1 Обзора). При этом не устраненные контролирующим лицом разумные сомнения относительно того, являлось ли предоставленное им финансирование компенсационным (что будет основанием для понижения очередности), толкуются в пользу независимых кредиторов (п. 3.4 Обзора). Под компенсационным финансированием ВС РФ понимает финансирование, предоставленное должнику контролирующим лицом для возврата этого должника, пребывающего в состоянии имущественного кризиса, к нормальной предпринимательской деятельности (п. 3.1 Обзора).

Эти положения подтверждают, что аффилированные лица по-прежнему могут предоставить компании заем, автоматически их требования в реестре не понизят, но предварительно придется собрать доказательства своей добросовестности.

В качестве примера ВС РФ привел следующее дело о банкротстве: аффилированная с должником компания подала заявление о включении задолженности по договору займа в реестр требований кредиторов. Суды первой и апелляционной инстанций признали требование обоснованным. Задолженность была подтверждена договором о предоставлении займа, платежными поручениями о выдаче займа и о частичной уплате процентов по нему, актом сверки взаиморасчетов. Кассация отменила их судебные акты и направила на новое рассмотрение. Другой кредитор ссылался на то, что фактически расчетный счет должника был использован в качестве транзитного. Компания, аффилированная с должником, под видом выдачи займа перечисляла на его счет деньги, которые он не расходовал в собственных предпринимательских целях, а перенаправлял на счета других лиц, входящих в ту же группу, что и должник с компанией. При таком обороте активы должника не пополнились на сумму якобы привлеченного от компании финансирования, происходил безосновательный рост долговых обязательств перед аффилированным лицом без получения встречного предоставления.

ВС РФ указал, что все это похоже на мнимую сделку. Совершая мнимые сделки, аффилированные по отношению друг к другу стороны, заинтересованные в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся. Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости договора суд не должен ограничиваться проверкой документов, представленных кредитором, на соответствие формальным требованиям. Суду необходимо выяснить, представлены ли достаточные доказательства существования фактических отношений по договору.

В этом деле кассация указала на неправильное распределение нижестоящими судами бремени доказывания. С одной стороны, они не учли, что аффилированные лица (в отличие от обычных участников гражданского оборота, вступающих в обязательственные отношения с должником) имеют гораздо больше возможностей осуществить формальное исполнение мнимой сделки лишь для вида (п. 86 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). С другой стороны, суды не приняли во внимание объективную сложность получения не связанным с должником кредитором, заявившим в деле о банкротстве возражения, отсутствующих у него прямых доказательств мнимости.

В ситуации, когда не связанный с должником кредитор представил косвенные доказательства, поставившие под сомнение факт существования долга, аффилированный кредитор не может ограничиться представлением минимального комплекта документов (например, текста договора займа и платежных поручений к нему, отдельных документов, со ссылкой на которые денежные средства перечислялись внутри группы) в подтверждение реальности заемных отношений. Он должен исчерпывающе раскрыть все существенные обстоятельства, касающиеся заключения и исполнения самой заемной сделки, оснований дальнейшего внутригруппового перераспределения денежных средств, подтвердив, что оно соотносится с реальными хозяйственными отношениями, выдача займа и последующие операции обусловлены разумными экономическими причинами.

При этом аффилированный кредитор не имеет каких-либо препятствий для представления суду полного набора дополнительных доказательств, находящихся в сфере контроля группы, к которой он принадлежит, устраняющего все разумные сомнения по поводу мнимости сделки. Если аффилированный кредитор не представляет такого рода доказательства, то считается, что он отказался от опровержения факта, о наличии которого со ссылкой на конкретные документы указывают его процессуальные оппоненты. В подобной ситуации действия, связанные с временным зачислением аффилированным лицом средств на счет должника, подлежат квалификации по правилам, установленным ст. 170 ГК РФ.

Финансирование, при котором возможно понижение требований

ВС РФ указал, что если финансирование предоставлено контролирующим лицом в ситуации имущественного кризиса (компенсационное финансирование), то суд вправе понизить требование лица, контролирующего должника. То есть такое требование будет подлежать удовлетворению после удовлетворения требований других кредиторов (п. 3 Обзора). Контролирующее лицо, которое пытается вернуть подконтрольное общество, пребывающее в состоянии имущественного кризиса, к нормальной предпринимательской деятельности посредством предоставления этому обществу финансирования, принимает на себя все связанные с этим риски, в том числе риск утраты компенсационного финансирования на случай объективного банкротства. Данные риски не могут перекладываться на других кредиторов (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Таким образом, при банкротстве требование о возврате компенсационного финансирования не может быть противопоставлено их требованиям. Оно подлежит удовлетворению после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве и п. 8 ст. 63 ГК РФ (далее — очередность, предшествующая распределению ликвидационной квоты). То есть после погашения требований опоздавших кредиторов, но до распределения оставшегося имущества среди участников должника.

Суд может признать финансирование компенсационным в следующих ситуациях:

  • при предоставлении займа в ситуации имущественного кризиса (п. 3.1 Обзора);

  • если участник выдал заем не в условиях имущественного кризиса, но в период кризиса не потребовал деньги обратно в разумный срок или не подписал дополнительное соглашение о продлении срока возврата займа (п. 3.2 Обзора);

  • при предоставлении контролирующим лицом, осуществившим неденежное исполнение, отсрочки, рассрочки платежа подконтрольному должнику по договорам купли-продажи, подряда, аренды и т.д. по отношению к общим правилам о сроке платежа (об оплате товара непосредственно до или после его передачи продавцом (п. 1 ст. 486 ГК РФ), об оплате работ после окончательной сдачи их результатов (п. 1 ст. 711 ГК РФ), о внесении арендной платы в сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах (п. 1 ст. 614 ГК РФ)) (п. 3.3 Обзора).

Финансирование под влиянием контролирующего лица

Очередность удовлетворения требования кредитора, аффилированного с лицом, контролирующим должника, может быть понижена, если этот кредитор предоставил компенсационное финансирование под влиянием контролирующего должника лица (п. 4 Обзора).

Пример: должник в ситуации имущественного кризиса купил у аффилированного лица зерно и не оплатил его. Аффилированное лицо подало заявление о включении требования об оплате поставленного товара в реестр. Суд первой инстанции не усмотрел оснований для понижения очередности удовлетворения данного требования, поскольку кредитор не являлся лицом, контролирующим должника. Апелляция решила, что требование поставщика подлежит удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты. Поставщик действительно напрямую не контролировал должника. Они были аффилированы между собой по признаку вхождения в одну группу лиц.

Поставщик не доказал наличие каких-либо объективных особенностей состояния рынка зерна. Подконтрольное компании общество в силу аффилированности не могло не знать о том, что покупатель находится в ситуации имущественного кризиса, то есть существует реальная угроза неполучения встречного денежного исполнения за поставленное зерно. В такой ситуации вполне ожидаемым поведением любого не связанного с должником разумного участника гражданского оборота явился бы отказ от заключения договора либо передача зерна на условии «поставка против платежа».

Однако общество заключило договор и фактически его исполнило, передав зерно без получения оплаты. Наиболее вероятной причиной подобных действий поставщика является использование лицом, контролирующим обе стороны сделки, преимуществ своего положения для выведения одной стороны — должника — из состояния имущественного кризиса. Для достижения данной цели контролирующая обе стороны сделки компания фактически перераспределила активы подконтрольных обществ, распорядившись поставить товар покупателю в ситуации имущественного кризиса последнего. Иного общество не доказало. Поэтому требование общества о выплате стоимости товара, переданного по указанию лица, контролирующего поставщика и должника, по сути, является требованием о возврате компенсационного финансирования.

Правовые подходы, касающиеся очередности удовлетворения требования контролирующего лица, применимы и в ситуации, когда финансирование предоставляется несколькими аффилированными по отношению друг к другу лицами, в отдельности не контролирующими должника, но в совокупности имеющими возможность влиять на должника так же, как контролирующее лицо, если только они не докажут, что у каждого из них были собственные разумные экономические причины предоставления финансирования, отличные от мотивов предоставления компенсационного финансирования, то есть они действовали самостоятельно в отсутствие соглашения между ними, а их поведение не являлось скоординированным.

Требования аффилированных лиц, не являющихся контролирующими

Не подлежит удовлетворению заявление о включении в реестр требования аффилированного с должником лица, которое основано на исполнении им обязательства должника внешнему кредитору, если аффилированное лицо получило возмещение исполненного на основании соглашения с должником (п. 5 Обзора).

Пример из практики

Суд признал необоснованным требование компании, аффилированной с должником, исполнившей обязательство последнего перед внешним по отношению к должнику кредитором и ссылавшейся на переход к ней требования в порядке суброгации на основании п. 5 ст. 313 ГК РФ. Суд исходил из того, что компания и должник входили в одну группу лиц, контролируемую одним и тем же конечным бенефициаром. Выписки по расчетным счетам членов данной группы свидетельствовали о перемещении денежных средств внутри группы. В ряде случаев плательщиком по таким внутригрупповым операциям на значительные суммы выступал должник. Погашение компанией обязательства должника перед внешним кредитором, скорее, могло быть обусловлено наличием скрытого от суда договора о покрытии, являющегося соглашением о предоставлении должнику компенсации за изъятые из его оборота активы посредством осуществления компанией платежа в пользу внешнего кредитора должника, нежели являться исполнением компанией чужого обязательства без возложения со стороны должника. Поскольку компания не подтвердила, что операции по изъятию денежных средств со счета должника соотносятся с реальными хозяйственными отношениями, суд признал недоказанным суброгационное основание требования аффилированного кредитора.

Пункт 5 Обзора

Аналогичный подход применим и в ситуации, когда аффилированная с должником компания перечисляет внешнему кредитору должника деньги во исполнение договора купли-продажи, на основании которого производится уступка требования к должнику, однако из анализа внутригрупповых отношений усматривается, что наряду с договором купли-продажи требования, заключенным аффилированным лицом (цессионарием) с внешним кредитором (цедентом), вероятнее всего, цессионарием и должником также был заключен договор о покрытии (о предоставлении должнику компенсации за изъятый у него актив путем совершения аффилированным лицом (цессионарием) платежа в пользу независимого кредитора должника), компенсационная природа которого не предполагает реализацию цессионарием прав кредитора.

Понижение требований при замене кредитора

Очередность удовлетворения требования, перешедшего к лицу, контролирующему должника, в связи с переменой кредитора в обязательстве, понижается, если основание перехода этого требования возникло в ситуации имущественного кризиса должника (п. 6 Обзора). ВС РФ приводит в пример три ситуации.

Ситуация первая: контролирующее лицо заключило с банком договор поручительства в условиях имущественного кризиса подконтрольного должника. В этом случае суд может расценить, что контролирующее лицо, выдавая поручительство, по сути, предоставило должнику компенсационное финансирование, а значит, суброгационные требования поручителя не могут конкурировать с требованиями других кредиторов. Они подлежат удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты (п. 6.1 Обзора).

Ситуация вторая: контролирующее лицо выкупило долг по кредиту должника, а сам должник в момент уступки находился в состоянии имущественного кризиса. Приобретая у независимого кредитора требование к должнику в такой ситуации, контролирующее лицо тем самым создало отсрочку погашения долга по кредитному договору, то есть фактически профинансировало должника, предоставив ему возможность осуществлять предпринимательскую деятельность, не исполняя обязанность по подаче заявления о банкротстве. Такое требование удовлетворяется тоже в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты (п. 6.2 Обзора).

Ситуация третья: компания, контролирующая общество, до возбуждения дела о его банкротстве исполнила обязательство общества перед банком по кредитному договору без возложения со стороны должника. Если исполнение чужого обязательства осуществлено контролирующим лицом в ситуации имущественного кризиса должника, то суд признает суброгационное требование контролирующего лица подлежащим удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты (п. 6.3 Обзора).

Обстоятельства, не являющиеся основанием для субординации требования кредитора

В Обзоре содержится также несколько позиций, когда суд не должен понижать требования контролирующих кредиторов. Так, если предоставление займа лицом, контролирующим должника, в условиях кризиса было обусловлено наличием соглашения заимодавца с не связанным с должником мажоритарным кредитором, очередность удовлетворения требования контролирующего лица не понижается при условии, что данным соглашением не были нарушены права и законные интересы миноритарных кредиторов, не участвовавших в этом соглашении (п. 10 Обзора).

Наличие у кредитора, предоставившего должнику финансирование, права контролировать деятельность последнего для обеспечения возврата этого финансирования не является основанием понижения очередности удовлетворения требования такого кредитора, не преследующего цель участия в распределении прибыли должника (п. 11 Обзора).

Само по себе участие публично-правового образования в формировании уставного капитала (фонда) должника не является основанием для понижения очередности удовлетворения требования публично-правового образования к этому должнику (п. 13 Обзора).

Процессуальные вопросы

Кредитор, требование которого признано подлежащим удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты, обладает процессуальными правами лица, участвующего в деле о банкротстве (п. 14 Обзора). То есть он вправе обжаловать судебные акты, подавать жалобы на действия арбитражного управляющего и т.д.

Решение о кандидатуре арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) в ходе любой процедуры банкротства должны принимать кредиторы, не являющиеся лицами, контролирующими должника или аффилированными с ним (п. 12 Обзора). Решения общего собрания кредиторов о выборе кандидатуры конкурсного управляющего либо саморегулируемой организации арбитражных управляющих могут быть признаны недействительными, если учитывались включенные в третью очередь реестра требования контролирующих и аффилированных лиц и учет их голосов повлиял на результаты голосования. Однако голоса кредитора, получившего статус контролирующего лица только в обеспечительных целях, не учитываются. Например, в результате заключения корпоративного договора с мажоритарным акционером должника. Такой кредитор вправе предлагать кандидатуру арбитражного управляющего.