1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 48

Ограничение на «антиотмывочные» тарифы для банков: что ожидать бизнесу?

В прошлом номере газеты «ЭЖ-Юрист» мы писали о законопроекте, которым предлагается ограничить право банков взимать повышенные комиссии за операции клиентов, потенциально подозрительные с точки зрения «антиотмывочного» законодательства. Поправки должны повлечь за собой изменение кредитными организациями внутренних документов, на данный момент разрешающих тарифицировать в свою пользу любые субъективно оцениваемые банком действия клиентов в качестве подозрительных, и обеспечить защиту интересов клиентов банков. Но достигнет ли инициатива поставленной цели?

Применение кредитными организациями положений Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон № 115-ФЗ) является давней проблемой при осуществлении предпринимательской деятельности для хозяйствующих субъектов. Благая, казалось бы, цель принятия указанного закона омрачилась дальнейшим его реальным правоприменением. Так, кредитным организациям предоставлены полномочия по воспрепятствованию реализации операций, которые вызывают какие-либо подозрения в их законности. Главной проблемой стало отсутствие законодательных рамок и пределов, очерчивающих и четко определяющих то, как оценивать «подозрительность», какие меры предпринимать, какие последствия должны нести сомнительные действия клиентов. Это породило сложности для клиентов банков — предпринимателей, а для самих банков, напротив, стало крайне удобным способом извлечения выгоды. И вот теперь уже в целях борьбы с недобросовестными действиями банков рассматриваются поправки в Закон № 115-ФЗ и Федеральный закон от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках), существенно ограничивающие былую свободу кредитных и финансовых организаций (законопроект № 886268-7).

На что направлена текущая редакция закона?

Закон № 115-ФЗ в пока еще действующей редакции включает в себя крайне размытые и общие нормы, отражающие перечень возможных мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения. К ним относятся:

  • организация и осуществление внутреннего контроля;

  • обязательный контроль;

  • информирование клиентов о принятых мерах по замораживанию (блокированию) денежных средств и иного имущества;

  • иные.

Как видно из вышеприведенного перечня, закон не закрепил четкого и регламентированного порядка проведения контроля, позволив банкам установить собственный порядок. В итоге банки, формально следуя букве закона, в целях «организации и осуществления внутреннего контроля» составляют внутренние документы, отдельно регламентирующие процедуру выявления подозрительных операций, действия сотрудников банка в таких случаях и последствия.

Предлагаемые поправки

Депутаты, внесшие законопроект на рассмотрение Госдумы, предлагают исключить возможность взимания банками какого-либо комиссионного вознагра­ждения, сборов, пошлин и иных платежей в рамках применения Закона № 115-ФЗ и разрешения ситуаций с подозрительными операциями. Особое внимание именно к вопросу получения банками дополнительной выгоды при применении «антиотмывочного» законодательства об­условлено часто встречающимися на практике злоупотреблениями общими формулировками закона со стороны кредитных организаций.

Так, пользуясь правом самостоятельно устанавливать критерии подозрительности операций, банки рассматривают действия собственных клиентов в зависимости от:

  • их организационно-правовой формы (переводы клиентов — юридических лиц/ИП на счет клиентов — физических лиц);

  • суммы перевода;

  • наличия сведений о задолженности по каким-либо публичным обязательствам (налоговые нарушения и т.д.).

Соответствие этим критериям влечет за собой определенные негативные последствия: приостановление операций по счету, запрос дополнительных докумен­тов и сведений. Апогеем ситуации становится обязательное и «молчаливое» списание банком вознаграждения за проведение операции. На практике размер указанного процента достигает 10—12% от остатка на счете либо от участвовавшей в спорной операции суммы при 1—2% комиссии при осуществлении обычных «неподозрительных» операций.

Отсутствие законодательного запрета и/или ограничения в части подобной тарификации при наделении банков правом самостоятельной оценки операций на предмет «подозрительности» приводят к тому, что кредитные организации заинтересованы исключительно в максимально негативной оценке таких операций, признании их лишний раз сомнительными и подозрительными. С подобными действиями банков долго и безуспешно борются в административном и судебном порядке «пострадавшие» клиенты. Единственным положительным примером является Определение ВС РФ от 02.04.2019 № 16-КГ18-57, в рамках которого ВС РФ указал на отсутствие у банка права устанавливать специальное комиссионное вознаграждение в виде мер противодействия легализации незаконных доходов, что, однако, не повлияло на практику.

Законопроект предлагает исключить из предусмотренного Законом № 115-ФЗ понятия «меры, направленные на противодействие легализации доходов» установление дополнительных комиссий, сборов, вознаграждений в случае возникновения подозрений. Корреспондирующие поправки предлагаются и в Закон о банках: ограничить размер комиссионного вознаграждения при осуществлении операций, зависящего от назначения осуществляемого перевода либо суммы перевода.

Рассматриваемые изменения имеют двойную цель: ограничить материальную выгоду банка и воспрепятствовать субъективной оценке операций клиентов. Несмотря на положительный подтекст поправок, полностью субъективизм указанной оценки не исключается, поскольку ограничения действуют исключительно в контексте возможности взимания вознаграждения. При таких условиях клиенты банков освобождаются от лишних непредвиденных трат в виде уплаты завышенной комиссии банку, но остаются с прежней проблемой — существенным затягиванием сроков проведения операции (путем ее приостановления, запроса до­кументов и пр.).

Возможность «уйти»

Предлагаемые законопроектом поправки направлены также на запрет действий банков по вынужденному удержанию клиентов. Так, повсеместной практикой банков является установление завышенных комиссий за расторжение договора с банком, изменение тарифов и условий обслуживания, закрытие счета и пр. Тем самым клиенты во избежание потери еще большего количества денежных средств вынуждены оставаться в банке даже на дискриминационных условиях.

Теперь же в Закон о банках будет включен абсолютный запрет на взимание вознаграждения за изменение или расторжение договоров клиентов с банками, что очевидно предоставит свободу действий и выбора кредитной организации хозяйствующим субъектам.

Исключат ли поправки нестандартные подходы банков?

Относительно новым способом дополнительного дохода банков является следующая мера: предусматривается внутренняя процедура как по выявлению подозрительных операций, так и по дальнейшему созыву специального органа, к полномочиям которого относится оценка совокупного поведения клиента, его операций и действий в целом, вынесение соответствующего заключения. По итогам заключения возможны два варианта: оставление расчетного счета, статуса, усло­вий банковского обслуживания без изменений либо перевод клиента на специальный тариф «Особый контроль» с одновременным списанием с расчетного счета комиссии в размере 10% от остатка на всех расчетных счетах клиента.

Что важно:

  • комиссией облагается инициированный самим банком переход на специальный тариф;

  • комиссия рассчитывается в размере определенного процента от остатка не на счете, по которому проведена подозрительная операция, а всех счетов, открытых клиентом в банке.

Выходит, что банк фактически самостоятельно сформировал процедуру, направленную на извлечение дополнительного вознаграждения вне зависимости от наличия или отсутствия на момент ее проведения подозрительных действий клиента. То есть возможность списания комиссии зависит исключительно от действий самого банка. При этом о переходе на данный тариф клиент часто узнает постфактум, а именно по получении в «Личном кабинете» уведомления об уже состоявшемся списании комиссии банка за перевод. Можно ли будет признать такую комиссию незаконной по основаниям, предлагаемым законопроектом? Проблема в том, что вознаграждение в такой ситуации удерживается не за подозрительную операцию, а за переход на новый тариф.

Приведенный пример показывает, что разрешить проблему злоупотреблений со стороны банков может быть совсем непросто.