1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 13918

Нахождение в лесу со специальным оборудованием будет приравнено к заготовке древесины

Минприроды России разработало законопроект, предусматривающий введение запрета на несанкционированное пребывание в лесах граждан с лесозаготовительными машинами и (или) оборудованием. Перечень таких машин и оборудования, с которыми нельзя будет без специальных оснований ходить или ездить в лес, согласно проекту, должно будет установить правительство.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования заготовки древесины» (ID проекта на портале regulation.gov.ru 02/04/01-20/00098740) разработан Минприроды в целях борьбы с незаконной заготовкой и оборотом древесины.

Как отмечают разработчики законопроекта, должностные лица, осуществляющие федеральный государственный лесной надзор, в силу своей малочисленности зачастую не могут эффективно выполнять свои обязанности. В частности, на практике редко удается задержать лиц, осуществляющих незаконную рубку лесных насаждений, непосредственно на месте совершения правонарушения. В большинстве случаев лесные инспекторы, а также сотрудники органов внутренних дел задерживают нарушителей вне мест совершения незаконной рубки. В таких случаях доказать причастность задержанных лиц к неправомерной рубке деревьев и кустарников становится весьма затруднительным.

Чтобы все-таки обуздать браконьеров, ведомство предлагает дополнить ст. 29 Лесного кодекса РФ новой частью. Согласно предлагаемой новации, пребывание в лесах граждан с машинами и (или) оборудованием, предназначенными для рубки лесных насаждений, а также для вывоза из леса древесины, не связанное с выполнением мероприятий по сохранению лесов, будет приравниваться к заготовке древесины.

Правительству РФ теми же поправками предлагается предоставить полномочия по установлению перечня машин и (или) оборудования, предназначенных для рубки лесных насаждений, а также для вывоза из леса древесины, в соответствии с Общероссийским классификатором продукции, Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности. В указанный перечень не будут включены машины и оборудование двойного назначения (в том числе бензо- и электропилы), а также приспособления и инструменты, хотя и предназначенные для рубки лесных насаждений и переработки древесины, но не являющиеся машинами и (или) оборудованием (в том числе топоры, ручные дрели, пилы, ножовки). Зато предполагается, что в перечень будут включены гусеничные трелевочные тракторы, колесные трелевочные тракторы, форвардеры, харвестеры, харвардеры, валочно-пакетирующие машины, лесовозы, сучкорезные машины, лесопогрузчики, харвестерные головки, лесозахваты и грейферы для леса, краны-манипуляторы для харвестеров, краны-манипуляторы для форвардеров.

Предполагается, что изменения лесного законодательства позволят оперативно выявлять лиц, находящихся в лесах и осуществляющих лесосечные работы в неустановленном порядке, что станет эффективной мерой по профилактике незаконных рубок лесных насаждений.

Минприроды предлагает установить особый порядок вступления в силу соответствующего федерального закона — по истечении 180 дней после дня его официального опубликования.

Комментарий эксперта

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Greenpeace

Законопроекты о запрете несанкционированного пребывания в лесах с лесозаготовительным оборудованием разрабатываются в нашей стране с завидной регулярностью на протяжении по меньшей мере последних двух десятилетий. Но, как легко заметить, ни один из них пока не был принят. Дело в том, что такой запрет только на первый взгляд, в теории, кажется мудрым и выполнимым, а на практике его реализация неизбежно столкнется с огромным количеством трудностей.

Например, у нас в стране нет четкого правового определения, что такое лес, на какие леса и в какой мере распространяется действие лесного законодательства. Самая проблемная категория — это леса на землях сельхозназначения, которые с июля прошлого года прямо упоминаются в Лесном кодексе (в специальной новой ст. 123), но по которым необходимый правительственный подзаконный акт до сих пор не принят. А масштабы незаконных или спорных рубок в этих лесах, в пересчете на единицу их площади, едва ли не самые большие среди всех лесов нашей страны.

Даже у тех лесов, на которые действие Лесного кодекса РФ явно должно распространяться (у лесов на землях лесного фонда и пр.), в большинстве случаев нет четко установленных границ. На кадастровый учет поставлено немногим более четверти таких лесов.

Что такое «пребывание в лесах» тоже не совсем ясно: например, проезд или проход по лесной дороге, соединяющей два населенных пункта, — это пребывание в лесу или нет? А нахождение на безлесном участке, относящемся к землям лесного фонда, — это пребывание в лесу или нет? А если трактор стоит рядом с домом в лесном поселке, который из-за дыр в законодательстве или по разгильдяйству исполнителей поставлен на кадастровый учет как земли лесного фонда (совершенно обычная ситуация) — это пребывание хозяина трактора в лесу с соответствующей техникой или нет?

И таких вопросов очень много, а при так называемой «палочной» правоохранительной и лесоохранительной системе, когда целью является не наведение порядка, а выполнение планов по поимке и наказанию нарушителей, эти вопросы неизбежно превратятся в проблемы.