1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 30

Неблагоприятные внешние цены и шоки в металлургии не позволят достичь целевых показателей несырьевого неэнергетического экспорта в 2019 г.

В конце ушедшего года Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования в очередном мониторинге «Сюжеты внешней торговли» оценил вероятность достижения в 2019 г. целей по несырьевому неэнергетическому экспорту России. Оценка и ее главные причины отражены в заголовке. Но аналитики ЦМАКП также отмечают упущения при планировании данных целей.

Авторы рассматриваемого «сюжета» Андрей Гнидченко и Владимир Сальников напоминают, что в программном Указе Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г.» ставится цель по достижению к 2024 г. объема несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ) в размере 350 млрд долл. Из него экспорт товаров должен достигнуть 250 млрд долл. (в том числе 50 млрд долл. продукции машиностроения и 45 млрд долл. — агропромышленного комплекса), а услуг — еще 100 млрд долл.

В конце декабря 2018 г. поставленная в Указе цель была конкретизирована в Паспорте национального проекта «Международная кооперация и экспорт»: в частности, целевые показатели были детализированы, во-первых, по всем годам планового периода (2018—2024 гг.), а во-вторых, по отраслевым группам (определенным в соответствии с методикой, изложенной в приказе Минпромторга России от 23.04.2019 № 1464). В результате по итогам 2019 г. объем ННЭ, согласно планам, должен составить 160 млрд долл. в части товаров и 70 млрд долл. по услугам. Эксперты ЦМАКП отмечают, что целевой объем экспорта по машиностроению по сравнению с названным указом был увеличен на 10 млрд долл.

По их мнению, целевой объем экспорта по годам планового периода разбивается по отраслевым группам далеко не исчерпывающим образом. Экспорт по прочим отраслевым группам составляет не менее 7 млрд долл., при том что к 2024 г. он должен превысить 26 млрд долл. — то есть по отношению к 2019 г. увеличиться в 2,7 раза (рекордный целевой темп роста среди всех отраслевых групп). Это, как представляется авторам анализа, свидетельствует о недостаточной сбалансированности целевых показателей.

Чего ожидать по итогам 2019 г.

Они ожидают, что по итогам 2019 г. выход на целевые объемы промышленного несырьевого неэнергетического экспорта обеспечен не будет (в то же время цели по экспорту в агропромышленном комплексе будут перевыполнены). Объем промышленного ННЭ составит, по оценке ЦМАКП, около 126 млрд долл., или 92% от целевого значения (136 млрд долл.).

Основной объем отставания (7,5 млрд долл. из 10,4 млрд) придется на металлургию и химический комплекс; причем металлургия обеспечит почти 5 млрд долл. По большинству отраслевых групп ожидается отставание в 9—10% от целевых значений (исключением выступает машиностроение, где отставание оценивается в 4%).

Основными причинами отставания аналитики ЦМАКП называют:

  • ухудшение ценовой конъюнктуры по важнейшим товарам экспорта России (объясняет не менее половины недовыполнения цели по ННЭ);

  • два «шока» металлургического рынка (до 25% недовыполнения цели);

  • сжатие возможностей вывоза продукции черной металлургии после инициированных США торговых войн (импортные пошлины);

  • завершение поставок труб для «Северного потока — 2» и «Турецкого потока»;

  • завышенные цели на 2018 г., а по прочим отраслям — некорректные (20%).

О причинах отставания подробнее

Важнейшая причина отставания от целевых показателей — существенное ухудшение ценовой конъюнктуры на основных мировых рынках, выразившееся в снижении контрактных цен для российских экспортеров. По оценке ЦМАКП, это обусловило более половины общего недовыполнения цели (5,7 из 10,4 млрд долл.).

Снижение цен было характерно для всех секторов. Основной по масштабам вклад оно внесло в металлургии (3 млрд долл.) и, в меньшей степени, в машиностроении и лесопромышленном комплексе (по 1 млрд долл.).

При этом аналитики ЦМАКП подчеркивают, что изменение мировых цен выступало ключевым фактором динамики промышленного ННЭ не только в 2019 г., но и в предшествующие периоды. Оно объясняло как спады экспорта (например, в 2016 г.), так и его резкие ускорения (в частности, в 2017 г.). При этом ННЭ в сопоставимых ценах на протяжении последних лет устойчиво, но относительно медленно (по сравнению с запланированными темпами) увеличивался, что было отмечено еще в первом выпуске «Сюжетов».

В связи с этим у авторов данного анализа также вызывают вопросы целевые темпы роста ННЭ промышленных товаров, которые, на их взгляд, явно не соответствуют предшествующей динамике. Наиболее ярко отмеченная проблема фиксируется ими в двух отраслях — металлургии (что объясняется, прежде всего, большой волатильностью мировых цен на цветные металлы) и химическом комплексе (в связи с колебаниями цен на удобрения).

Еще одним фактором отставания для ряда отраслей выступает установление завышенных целевых показателей ННЭ на 2018 г. и — как следствие — на 2019 г. Для прочих отраслей, считают эксперты ЦМАКП, напротив, плановые показатели на 2018 г. были занижены, однако оказались завышенными планы по приросту ННЭ на 2019 г.

Они отмечают, что формирование целевых показателей ННЭ в названном выше Паспорте осуществлялось в IV квартале 2018 г., когда точных данных об объемах экспорта по итогам года еще не было — а утверждены целевые показатели были в самом конце декабря 2018 г., когда уже не оставалось времени на выполнение планов на 2018 г.

Иными словами, полагают авторы анализа, «план» на 2018 г., по сути, должен был бы устанавливаться по фактическому объему ННЭ, с соответствующей коррекцией целевых показателей — по крайней мере, на ближайшие годы (2019—2020 гг.). Но этого сделано не было, что, считают аналитики, привело к явно завышенным целевым показателям на 2018—2019 гг. для ряда отраслевых групп.

В металлургии для 2018 г. был установлен целевой объем ННЭ в 49,5 млрд долл. Однако, по расчетам ЦМАКП, фактический объем экспорта составил лишь 48,3 млрд долл. Таким образом, первый базовый год оказался завышен на 1,2 млрд долл. — соответственно, план на 2019 г. завышен не менее чем на 1 млрд долл. Аналогичное, но меньших масштабов завышение имеет место для машиностроения (оценивается ЦМАКП в 0,5 млрд долл.), а также для ряда других отраслей.

Строго говоря, считают эксперты Центра, планы должны были бы быть пересмотрены в начале 2019 г. с учетом актуальных данных по экспорту за 2018 г. Их расчеты показывают, что в таком случае целевой показатель экспорта промышленного ННЭ в 2019 г. должен был бы составить не 136,0 млрд долл., а несколько меньше:

  • с коррекцией целей на 2024 г. — 133,5 млрд долл.;

  • при неизменности конечных целей по экспорту в 2024 г. — 133,9 млрд долл.

Еще одна причина отставания — медленный рост физических объемов экспорта.

В последние годы (включая 2018 г.) наблюдался устойчивый и фронтальный — по основным отраслевым группам — рост физических объемов промышленного ННЭ. Однако в 2019 г. произошло заметное торможение их роста в химическом комплексе и, в меньшей степени, в металлургии. При этом, отмечают аналитики ЦМАКП, в других отраслях скорость роста экспорта сохранилась, а в машиностроении — даже заметно ускорилась.

Замедление роста физических объемов экспорта в металлургии авторы анализа объясняют, прежде всего, двумя крупными шоками.

Первый — усиление протекционизма, вызванное инициированной США серией торговых войн. После введения США с 1 июня 2018 г. 25-процентных пошлин на импорт стали и 10-процентных пошлин на импорт алюминия из стран ЕС, Канады и Мексики эти страны также ввели ответные пошлины. В результате, во-первых, в мире укрепились протекционистские настроения, а во-вторых, стало меняться распределение торговых потоков в географическом разрезе (поиск обходных путей экспорта). Все это привело к сжатию возможностей вывоза продукции черной металлургии для России. Прежде всего, пострадал экспорт в США и Мексику.

В мае 2019 г. США отменили импортные пошлины для Канады и Мексики, но не для ЕС и других стран, включая Россию. Поэтому перспективы восстановления поставок на американском направлении экспертами ЦМАКП пока не просматриваются.

Вторым шоком, существенно повлиявшим на экспорт продукции черной металлургии, стало завершение поставок труб большого диаметра для газопроводов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток»: с середины 2018 г. вывоз труб в Турцию и Финляндию сократился почти до нуля. Фактически, констатируют авторы анализа, при установлении целевых показателей не был учтен очевидный для них эффект базы, связанный с проектным характером поставок по одной из крупнейших товарных групп черной металлургии — трубам большого диаметра. При этом рост экспорта во второй половине 2019 г. шел уже за счет поставок в другие страны — прежде всего в Сербию, Болгарию, Германию и Туркменистан.

В химическом комплексе торможение роста физических объемов экспорта, в отличие от металлургии, не определяется небольшим списком причин, связанных с временными шоками, однако два фактора эксперты ЦМАКП считают нужным отметить. Еще с марта 2018 г. Украина наложила запрет на импорт ряда минеральных удобрений из России, а в июле 2019 г. фактически было введено эмбарго. В дополнение к этому во второй половине 2018-го — начале 2019 г. на российском рынке отмечался дефицит полипропилена; именно поэтому экспорт был временно сокращен. Эти факторы объясняют не менее 10% сокращения экспорта в химическом комплексе, заключают авторы «сюжета».

Целевые показатели несырьевого неэнергетического экспорта

2017 факт

2018 цель

2019 цель

2020 цель

2021 цель

2022 цель

2023 цель

2024 цель

Товары

135,1

149

160

167

181

202

226

250

Услуги

57,8

64

70

76

82

88

94

100

ИСТОЧНИК: ЦМАКП

Характеристика масштабов отставания от целевых показателей по промышленному ННЭ в 2019 г., млрд долл.

Отраслевые

Целевой объем

Оценка* 2019 г.

Расхождение с целью, млрд долл.

Достижение группы цели, %

Промышленный ННЭ в целом

136

125,6

–10,4

92

машиностроение

37

35,4

–1,6

96

химический комплекс

27,9**

25,2

–2,7

90

металлургия

51

46,3

–4,7

91

лесопромышленный комплекс

12,4

11,3

–1,1

91

фармацевтика и косметика

1,8

1,6

–0,2

90

легкая промышленность

1,5

1,3

–0,2

90

* Оценка по данным за январь — сентябрь 2019 г.

** С поправкой на нефте- и газохимию (в Паспорте указан объем в 22,4 млрд без их учета).

Источник: ЦМАКП