ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Регуляторная гильотина и контрольно-надзорное производство: правительство предлагает радикально изменить систему госконтроля

| статьи | печать | 261

Два законопроекта, которые предполагают изменения в сфере государственного контроля и надзора, подготовлены Минэкономразвития России. Речь идет о проектах федеральных законов «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» и «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации». Представляя эти документы на заседании Правительства РФ 28.11.2019, после которого они были внесены в Госдуму, премьер Д. Медведев отметил, что «по сути, речь идет о системном регулировании контрольно-надзорной деятельности, которое позволит сделать эту сферу более современной, прозрачной и эффективной, поможет уменьшить административную нагрузку на предпринимателей и других лиц, которые являются объектом проверок».

Сейчас, по оценке Минэкономразвития, в нашей стране существует более 220 видов государственного контроля (надзора) на федеральном уровне. К ним добавляются почти полсотни видов регионального контроля и 16 — муниципального. В нашем законодательстве действуют порядка 2 млн обязательных норм и правил, многие из которых нам достались еще с советских времен. В системе контрольно-надзорных органов на федеральном уровне работает более 200 000 человек, а совокупные расходы бюджета на данную деятельность составляют более 500 млрд руб. в год. Издержки бизнеса от избыточного административного давления оцениваются различными экспертами от 2 до 5% ВВП, что в денежном выражении составляет от 1,5 трлн до 3,5 трлн руб. Неудивительно, что подобная «эффективность» поставила вопрос о необходимости переформатировать контрольно-надзорную деятельность (КНД). Комментируемые законопроекты — основа будущей реформы.

В основе проекта федерального закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» (№ 850621-7) лежит риск-ориентированный подход к осуществлению КНД. Мировой опыт использования данной модели, указывают разработчики документа, показал, что после ее полного внедрения удается значительно улучшить показатели защиты охраняемых законом ценностей, при этом сократив от 10 до 30% безрезультативных и низкоэффективных контрольно-надзорных мероприятий и связанных с ними бюджетных расходов. В рамках данного подхода контрольно-надзорный орган относит объекты контроля к одной из категорий риска (выделено шесть категорий — от чрезвычайно высокого до низкого).

Проект, который обещает стать контрольно-процессуальным кодексом, устанавливает базовые понятия и принципы государственного и муниципального контроля, закрепляет права и обязанности ключевых участников контрольно-надзорной деятельности, определяет полномочия всех уровней власти — федерального центра, регионов и органов местного самоуправления.

Предполагается существенно оптимизировать перечень контрольных и надзорных мероприятий. Всего их будет восемь:

  • выездное обследование;

  • контрольная закупка;

  • мониторинговая закупка;

  • выборочный контроль;

  • инспекционный визит;

  • рейд;

  • документарная проверка;

  • выездная проверка.

Законопроектом предусматривается прямой запрет на установление ключевых показателей видов контроля, основанных на количестве проведенных контрольно-надзорных и профилактических мероприятий, количестве выявленных нарушений и количестве контролируемых лиц, привлеченных к ответственности. Также провозглашается недопустимость множественного контроля, оценки соблюдения одних и тех же обязательных требований несколькими контрольно-надзорными органами в отношении одного и того же объекта.

На уязвимость некоторых позиций в законопроекте еще на стадии его подготовки указывал Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. Однако его замечания в основном не были учтены при подготовке окончательной редакции проекта. Так, в законопроекте, в отличие от действующего Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», не упоминается презумпция добросовестности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Вместо нее говорится о толковании «всех сомнений в нарушении обязательных требований» в пользу контролируемого лица. Контрольно-надзорные органы, помимо всего прочего, наделяются правом блюсти «и иные охраняемые законом ценности». Однако понятие «охраняемые законом ценности» нигде не определено, что делает законопроект очень непредсказуемым для бизнеса. Согласно документу, инспектор наделяется правом выдавать либо предписания об устранении выявленных нарушений, либо рекомендации по соблюдению обязательных требований. Однако абсолютно не конкретизируется, в каких случаях какой путь он должен выбрать. Кроме того, законопроект декларирует, что убытки контролируемых лиц от неправомерного решения контрольно-надзорного органа должны возмещаться, однако механизм возмещения не прописан.

Впрочем, в правительстве уверены, что будущий закон позволит существенно оптимизировать перечень контрольных и надзорных мероприятий. А главное, введет в законодательство новое для нашей страны понятие — «контрольно-надзорное производство». Иными словами, будет установлена единая процедура проведения проверок.

В приложениях к законопроекту, которые являются его неотъемлемой частью, предлагается привести в действие так называемую регуляторную гильотину: признать утратившими силу 77 норм, разбросанных по федеральным законам и изменить 83 нормативно-правовых акта.

Второй законопроект, внесенный в нижнюю палату парламента, «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» (№ 851072-7), также предусматривает поэтапную отмену действующих нормативных актов, содержащих обязательные требования. В частности, акты Правительства РФ подлежат отмене до 1 января 2021 г., региональные акты — до 1 января 2022 г., муниципальные акты — до 1 января 2023 г.

Законопроектом в числе прочего определяются условия установления обязательных требований, вводится их оценка, определяется порядок разработки и вступления в силу нормативных правовых актов, содержащих обязательные требования.

Действие законопроекта распространяется на обязательные требования, которые содержатся в нормативных правовых актах президента, правительства, федеральных органов исполнительной власти, иных органов и организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями. Кроме того, правила, устанавливаемые законопроектом, также распространяются на документы, не являющиеся нормативными правовыми актами, в случае если возможность принятия таких документов по отдельным видам общественных отношений установлена федеральными законами, а обязательность требований, содержащихся в соответствующих документах, установлена Указом Президента РФ или постановлением правительства.

Предусматривается, что оценка регулирующего воздействия проводится в отношении проекта нормативного правового акта, которым устанавливаются обязательные требования при его разработке, а оценка фактического воздействия — не позднее пяти лет с момента его принятия либо проведения предыдущей оценки фактического воздействия.

Акты, устанавливающие обязательные требования, будут вступать в силу по общему правилу либо с 1 марта, либо с 1 сентября соответствующего года, но не ранее чем через три месяца после дня их официального опубликования.

Законопроектом также предусматривается возможность установления экспериментальных правовых режимов, состоящих в полном или частичном отказе от применения обязательных требований.

День
Неделя
Месяц