1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 51

ВС РФ не разрешил судиться в третейском суде с компанией, которая получала бюджетные деньги по специальной программе

Приведение в исполнение решения третейского суда, по которому были взысканы деньги за дополнительные работы с компании, получавшей бюджетные деньги на проведение таких работ, является нарушением публичного порядка РФ. К такому выводу пришла экономическая коллегия ВС РФ.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 18.09.2019 № 307-ЭС19-7534 по делу № А56-85131/2017

Заявитель

ООО «Комплексные энергетические решения»

Ответчик

ПАО «Ленэнерго»

Суть дела

В 2013 г. ПАО «Ленэнерго» (далее — заказчик) и ООО «Комплексные энергетические решения» (далее — подрядчик) заключили договор подряда для реконструкции объекта. Цена составила более 621 млн руб. Приемочная комиссия приняла объект без замечаний. В 2016 г. подрядчик, полагая, что заказчик не заплатил за дополнительные работы, обратился в суд с иском о взыскании с заказчика 136 млн руб. задолженности. Суд оставил его без рассмотрения в связи с наличием третейской оговорки, признанной действующей арбитражным судом.

В частности, в договоре было указано, что «все споры, разногласия и требования, возникающие из настоящего договора или в связи с ним, в том числе связанные с его заключением, изменением, исполнением, нарушением, расторжением, прекращением и действительностью, подлежат разрешению в третейском суде при некоммерческом партнерстве „Объединение организаций, осуществляющих строительство, реконструкцию и капитальный ремонт энергетических объектов, сетей и подстанций „ЭНЕРГОСТРОЙ“ в соответствии с его правилами, действующими на дату подачи искового заявления. Решения указанного третейского суда являются обязательными, окончательными и оспариванию не подлежат».

Впоследствии подрядчик обратился в третейский суд с тем же иском. Третейский суд удовлетворил требования подрядчика: он взыскал с заказчика 136 млн руб., 12 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 900 000 руб. расходов по уплате третейского сбора.

Заказчик не исполнил это решение третейского суда. Тогда подрядчик подал в государственный арбитражный суд заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Он установил, что реконструкция осуществлялась в рамках программы реновации кабельной сети на основании соглашения между Санкт-Петербургом, ОАО «Ленэнерго» и ОАО «Холдинг МРСК». А значит, договор на реконструкцию объекта был заключен в публичных интересах, хотя и не специальным публичным субъектом (государственным или муниципальным образованием). То есть спор по такому договору нельзя было рассматривать в третейском суде.

Кроме того, вывод третейского суда о наличии дополнительных работ был основан на экспертном заключении, сделанном на основе анализа представленных подрядчиком документов, без выезда на объект и надлежащей проверки документации. В материалы третейского дела не представлялись ни исполнительная, ни рабочая документация, на основе анализа которых был сделан вывод о дополнительных работах. Также экспертное заключение не соответствовало условиям, определенным в договоре.

Кассационный суд отменил определение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что неясно, из-за чего суд решил, что данный спор не может рассматриваться в третейском суде: из-за Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» или Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Первая инстанция снова отказала. Она отметила, что спор все-таки арбитрабелен, но приведение в исполнение решения третейского суда нарушит публичный порядок, поскольку для реконструкции заказчик в рамках специальной программы получал бюджетные деньги. После этого кассация отменила определение суда первой инстанции и удовлетворила заявление подрядчика. Помимо прочего, она указала, что финансирование дополнительных работ за счет средств бюджета не предполагалось.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление кассации и оставил в силе определение суда первой инстанции. В итоге в принудительном исполнении решения третейского суда подрядчику было отказано.

Заявители неоднократно указывали, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку РФ, так как РФ (в лице Минэнерго России и Федерального агентства по управлению государственным имуществом) заключила с ОАО «Холдинг МРСК» ряд договоров о предоставлении бюджетных инвестиций для реализации инвестиционной программы со стороны заказчика. На основании этих договоров Минэнерго России и ОАО «Холдинг МРСК» заключили соглашения о предоставлении бюджетных денег на реализацию инвестиционной программы.

При новом рассмотрении дела заказчик предоставлял перечень документов, которые подтверждают планирование расходования средств федерального бюджета, непосредственное перечисление в пользу заказчика денег в рамках целевой дополнительной эмиссии акций, а также количество денег, выделяемых на реконструкцию объекта. Все это подтверждало, что реконструкция объекта происходила за счет бюджетных денег.

Кроме того, участники инвестиционной программы предусмотрели, что в случае изменения объемов, стоимости и сроков реализации программы необходимо получение положительного заключения государственной экспертизы на проектную документацию (в том числе сметную) и заключение дополнительного соглашения. Также в дополнительном соглашении к договору подряда было установлено, что изменение объема бюджетных ассигнований по объектам возможно в случае получения заключений государственной экспертизы (в том числе по сметной части), внесения изменений в инвестиционную программу заказчика, утверждаемую Минэнерго России. Однако государственная экспертиза, которая могла бы подтвердить изменение объема и стоимости выполненных работ при исполнении сторонами договора обязательств, не проводилась.

Учитывая характер спорных правоотношений и соглашения между сторонами, наличие государственной экспертизы было обязательным условием для подтверждения права требования денежных средств.

Кроме того, ВС РФ обнаружил процессуальное нарушение. Материалы третейского дела содержали версию экспертного заключения, которая ранее не приобщалась к материалам третейского дела, имели следы изменений и не соответствовали критериям, установленным сторонами для экспертного заключения, а третейский суд по существу пришел к выводу о наличии дополнительных работ на основе отсутствующих в материалах третейского дела доказательств. Таким образом, решение третейского суда было вынесено без учета факта отсутствия в материалах дела необходимых для правильного разрешения спора доказательств.