1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 75

ВС РФ разъяснил позицию в отношении аренды участка из земель сельхозназначения одним из его сособственников.Стоит ли брать ее на вооружение?

Земельный участок, относящийся к землям сельскохозяйственного назначения, находится в общей долевой собственности нескольких лиц. Один из участников долевой собственности на этот участок обладает необходимыми ресурсами — работниками, техникой и финансовыми средствами, — чтобы возделывать участок целиком, в то время как другие собственники такой возможности не имеют. В связи с этим участник долевой собственности, планирующий обработку всего участка, ведет переговоры с остальными участниками долевой собственности о том, чтобы арендовать принадлежащую им часть земельного участка. О том, какие риски связаны с заключением подобного договора аренды между участниками долевой собственности в отношении общего земельного участка, каковы тенденции судебной практики и как лучше оформить отношения в такой ситуации, читайте в материале.

Значительная часть земель сельскохозяйственного назначения в нашей стране находится в общей долевой собственности граждан. Причина тому — исторически сложившаяся система землепользования, когда многие граждане являлись членами колхозов. Правовой режим земель давно поменялся, колхозов больше нет, а участки перешли в общую долевую собственность бывших членов колхозов. В связи с этим крупные игроки рынка сельхозпроизводства, планирующие расширить свой земельный банк, нередко сталкиваются с проблемами, в том числе правовыми, которые порождает режим общей долевой собственности граждан на интересующие их земельные участки. Одной из таких проблем является аренда участка, часть долей которого арендатор впоследствии выкупает.

Позиция Росреестра: арендатор и арендодатель не должны совпадать в одном лице

Многие сособственники земельных участков не готовы продавать свои доли, потому что для них это надежный и долговременный источник дохода. Поэтому компании-сельхозпроизводители организуют встречу с сособственниками, договариваются об условиях сделки и заключают договор аренды со множественностью лиц на стороне арендатора. Спустя время кто-то из сособственников решает продать свою долю, и первым претендентом на ее приобретение становится арендатор-сельхозпроизводитель. На первый взгляд, ситуация представляется арендатору крайне выгодной, однако в ней есть определенные подводные камни. В чем они заключаются?

Дело в том, что согласно ст. 413 Гражданского кодекса обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. И до недавнего времени среди органов Росреестра была крайне распространена практика, когда регистрирующие органы отказывали регистрировать подобные договоры аренды, руководствуясь указанной нормой, по причине совпадения в одном лице арендатора и арендодателя.

Пример из практики

В одном деле в мае 2006 г. компания заключила с гражданами — сособственниками земельного участка сельхозназначения договор аренды этого участка с множественностью лиц на стороне арендодателя. В соответствии с договором участок предоставлялся арендатору сроком на 15 лет для производства сельскохозяйственной продукции. Договор аренды зарегистрирован в ЕГРП.

В январе 2009 г. компания приобрела часть долей в праве общей долевой собственности на арендуемый ею же участок. Права компании на доли также зарегистрированы в ЕГРП.

Через некоторое время, в апреле 2010 г., из указанного земельного участка путем выдела были образованы три земельных участка, права собственности на каждый из которых также зарегистрированы в ЕГРП. При этом запись об обременении выделенных участков правом аренды компании в ЕГРП не вносилась.

В июле 2015 г. компания обратилась в управление Росреестра с заявлением о внесении в ЕГРП записей о наличии обременения в виде аренды в отношении выделенных земельных участков, но получила отказ. Тогда, ссылаясь на то, что отсутствие в ЕГРП записей об обременении выделенных земельных участков правом аренды противоречит нормам Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее — Закон о землях сельхозназначения) и нарушает права компании как арендатора, компания обратилась в арбитражный суд с требованиями признать незаконным бездействие Росреестра по невнесению записи в ЕГРП об обременении выделенных земельных участков и возложить на управление Росреестра обязанность по внесению в ЕГРП соответствующих записей.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования компании. Они указали, что участники общей долевой собственности выразили свою волю на передачу земельного участка в аренду, и пришли к выводу об отсутствии оснований для прекращения этого договора на основании п. 5 ст. 14 Закона о землях сельхозназначения, поскольку доказательств того, что собственник земельных долей, выделивший свою долю в праве общей собственности на земельный участок, возражал против передачи данного участка в аренду компании, судам представлено не было. Переход права собственности и других вещных прав на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения (расторжения) договора аренды (п. 1 ст. 617 ГК РФ). И регистрационные действия по внесению в ЕГРП записи об обременении правом аренды образованных земельных участков управление Росреестра должно было, по мнению судов, произвести одновременно с государственной регистрацией права собственности на выделенные (из арендуемого компанией) земельные участки. Однако управление Росреестра этого не сделало.

Между тем кассация с таким решением не согласилась. Суд округа отметил, что управление Росреестра, возражая против заявленных требований, указывало судам на то, что компания с 2009 г. сама является собственником доли в арендованном ею ранее земельном участке. Государственная регистрация доли осуществлена на основании договора купли-продажи долей в праве общей долевой собственности на земельный участок. Регистрирующий орган полагал, что в данном случае имеет место совпадение сторон в обязательственных (арендных) правоотношениях. И с момента регистрации права компании на долю в праве собственности на ранее арендованный земельный участок договор аренды прекратил свое действие. Отношения заявителя с иными сособственниками земельного участка (владельцами земельных долей) не могут регулироваться нормами Гражданского кодекса об аренде.

В связи с этим судебным инстанциям было предложено проверить приведенные управлением Росреестра возражения и учесть, что земельный участок на дату регистрации права собственности на спорные выделенные участки уже находился в долевой собственности, одним из участников которой являлась сама компания. В связи с приобретением доли в праве собственности на земельный участок заявитель не может быть признан его арендатором, поскольку лишен возможности владеть и пользоваться всем участком в соответствующем качестве (ст. 407, 413 ГК РФ). Отношения сособственников (компании и иных собственников участка), касающиеся порядка пользования общим имуществом, регулируются нормами Гражданского кодекса (ст. 246, 247) и положениями Закона о землях сельхозназначения (в случае если число участников долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения превышает пять). При этом компания не является и арендатором не приобретенной ею части земельного массива в связи с тем, что участники долевой собственности, сохранившие права на принадлежащие им доли, не выделяли в спорный период участки в счет земельных долей и не передавали образованные участки во владение (пользование) компании в рамках арендных правоотношений.

Постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.11.2016 № Ф08-7121/16 по делу № А32-29113/2015

Иными словами, на практике и Росреестр, и суды придерживались позиции, что с момента приобретения доли в земельном участке его арендатор таковым больше не является — договор аренды либо считался прекращенным, либо квалифицировался как соглашение участников долевой собственности о порядке использования имущества, находящегося в долевой собственности, предполагающее передачу всего объекта долевой собственности во владение и пользование за плату арендатору как одному из дольщиков (см., например, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2016 № 15АП-6751/2016 по делу № А53-29594/2012, Определение ВАС РФ от 04.02.2013 № ВАС-143/13 по делу № А53-11699/2012, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11.03.2013 по делу № А53-19886/2012).

Подобная квалификация договора аренды несла с собой достаточно серьезные риски для арендатора — участника долевой собственности. Помимо вероятных отказов Росреестра в регистрации обременения в виде аренды в отношении земельных участков, выделенных из арендуемого участка в натуре, возникали также риски оспаривания договора аренды в целом.

Представим ситуацию, что арендуемым земельным участком заинтересовался конкурент сельхозпроизводителя. Он может предложить собственникам земли более привлекательные условия сотрудничества. С учетом сформировавшейся судебной практики любой из собственников мог обратиться в суд и с большой вероятностью успешно оспорить договор аренды, с тем чтобы заключить его с новым арендатором на более выгодных условиях.

Верховный суд изменил практику

С течением времени проблема становилась все острее, поскольку сельхозпроизводители-арендаторы оказались в ощутимо слабой позиции из-за выработанного в практике подхода и активно отстаивали свои интересы в судах. В итоге этот вопрос попал на рассмотрение Верховного суда РФ, который выразил диаметрально противоположную ранее сложившейся точку зрения, включив ее в Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 5 (2017), утв. Президиумом ВС РФ 27.12.2017.

Цитируем документ

ВОПРОС 4. Подлежит ли применению правило ст. 413 ГК РФ о прекращении обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице в случае приобретения арендатором земельного участка сельскохозяйственного назначения права собственности на долю в праве общей собственности на этот участок?

ОТВЕТ. При передаче в аренду земельного участка сельскохозяйственного назначения, принадлежащего на праве общей долевой собственности нескольким лицам, соответствующий договор заключается на основании решения общего собрания участников долевой собственности со множественностью лиц на стороне арендодателя (ст. 14 Закона о землях сельхозназначения, п. 1 ст. 308 ГК РФ).

В соответствии со ст. 413 ГК РФ обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

В случае приобретения арендатором доли в праве собственности на предоставленный ему земельный участок сельскохозяйственного назначения не происходит полного совпадения объема прав и обязанностей должника и кредитора в одном лице, совпадение происходит лишь на определенную долю в праве.

Кроме того, обязательства арендатора по отношению к соарендодателям, не являющимся продавцами долей, не могут прекратиться на основании договора купли-продажи, в котором эти соарендодатели не участвуют в качестве сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

В связи с изложенным правило ст. 413 ГК РФ о прекращении обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице в данном случае применению не подлежит. До согласования иного порядка пользования общим имуществом обязательства, возникшие на основании договора аренды, подлежат исполнению с учетом того обстоятельства, что арендатору принадлежит доля в праве на земельный участок (в частности, возможно соразмерное уменьшение арендной платы).

После выхода указанного Обзора судебной практики ситуация стала меняться — суды стали признавать отказы Росреестра в регистрации договоров аренды с участием одного из дольщиков земельного участка незаконными (см., например, Определение Верховного суда РФ от 17.05.2018 № 310-КГ18-5406 по делу № А64-242/2017, постановление АС Северо-Кавказского округа от 12.03.2019 № Ф08-733/2019 по делу № А63-9613/2018).

После выхода Обзора ВС РФ свою позицию изменил АС Северо-Кавказского округа, рассматривавший приведенное выше дело № А32-29113/2015.

Пример из практики

После того как АС Северо-Кавказского округа постановлением от 16.11.2016 отправил дело на новое рассмотрение в суд субъекта, первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении требований компании о внесении в ЕГРП записей об обременениях в виде аренды в отношении выделенных участков. В итоге дело снова попало на рассмотрение в кассацию.

В связи с подачей компанией очередной жалобы на состоявшиеся судебные акты АС Северо-Кавказского округа направил в Верховный суд запрос о разъяснении правил применения ст. 413 ГК РФ при приобретении арендатором земельного участка сельскохозяйственного назначения права собственности на долю в праве общей собственности на такой участок. В письме от 28.12.2017 ВС РФ сообщил о том, что данный вопрос обсужден на заседании Президиума ВС РФ 27.12.2017, а выработанные правовые позиции включены в Обзор судебной практики ВС РФ № 5 (2017).

В результате суд округа, руководствуясь разъяснениями Верховного суда, изменил свою позицию по рассматриваемому вопросу и удовлетворил требования заявителя-арендатора, признав отказ Росреестра в регистрации обременений незаконным.

Постановление АС Северо-Кавказского округа от 24.01.2018 № Ф08-6877/2017 по делу № А32-29113/2015

В приведенном деле стоит также отметить интересный факт: к моменту рассмотрения спора в суде округа по второму кругу заявитель-арендатор приобрел в собственность те самые спорные земельные участки, которые выделил в натуре один из дольщиков и в отношении которых шел спор о возможности обременения их правом аренды. Хотя экономический интерес у заявителя-арендатора в разрешении спора пропал, у него сохранился интерес юридический. Вероятнее всего, заявитель не хотел создавать прецедент не в свою пользу, полагая, что судебная практика изменчива и всегда остается вероятность, что его правовое поведение может впоследствии сыграть против него.

Риски снизились, но не исчезли

На сегодняшний день судебная практика развернулась лицом к арендаторам-дольщикам. Тем не менее этот вопрос не стоит оставлять без внимания. Росреестр по-прежнему отказывает в регистрации договоров аренды либо обременений. И до тех пор, пока соответствующие изменения не приобретут статус закона, все может радикальным образом измениться. А поскольку земля, в том числе принадлежащая сельхозпроизводителям на праве аренды, — это, как правило, ключевой актив, риски слишком высоки, чтобы полагаться на последовательность позиции Верховного суда.

Каким образом можно попытаться нивелировать риски компании-дольщику, арендующей или планирующей арендовать землю у сособственников?

Заключить соглашение о порядке использования земельного участка между всеми участниками долевой собственности

У этого варианта есть свои минусы. Договор аренды имеет много преимуществ перед соглашением сособственников — он лучше урегулирован законодательно, предоставляет арендатору преимущественное право на заключение договора на новый срок, подлежит регистрации. Тем не менее если договор аренды теоретически может быть оспорен, то даже такая конструкция защитит арендатора-дольщика от ключевого риска.

Заключить договор аренды от имени компании, созданной для этих целей и контролируемой дольщиком, заинтересованным в аренде оставшейся части участка

При таком варианте заинтересованная в аренде участка компания-дольщик останется только арендодателем совместно с другими владельцами земельных долей.

Передать принадлежащие арендатору-дольщику земельные доли контролируемой компании

В этом способе нюанс заключается в том, что согласно ч. 1 ст. 12 Закона о землях сельхозназначения участник долевой собственности вправе распорядиться земельной долей по общему правилу только после выделения земельного участка в счет земельной доли (если он не собирается передать свою долю другому сособственнику или внести долю в качестве вклада в уставный капитал сельскохозяйственной организации). Тем не менее для некоторых случаев этот способ может стать решением.

Выделить земельный участок в счет принадлежащих компании земельных долей

При этом способе компании придется поставить выделенный участок на кадастровый учет, произвести его регистрацию, а затем заключить договор аренды в отношении земли, оставшейся после выдела у сособственников.

Выбирать какой-то из предложенных вариантов или же остаться арендатором самому — решать компании. Возможно, с учетом конкретных обстоятельств одно из предложенных решений не будет слишком обременительным, зато позволит арендатору спокойно вести свою деятельность.