1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 56

ВС РФ нашел противоречия в аргументах конкурсного управляющего, которые он приводил при рассмотрении разных споров, и отказал в иске

Конкурсный управляющий банком обратился в суд с заявлением о признании недействительными банковских операций по выдаче обществу наличных денежных средств со счета, открытого в банке. Суды нижестоящих инстанций удовлетворили требования заявителя. Между тем ВС РФ их не поддержал. Он обратил внимание на то, что в другом деле управляющий, напротив, утверждал, что данные операции носили технический характер и фактически выдача средств обществу не производилась.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 11.07.2019 № 305-ЭС18-18294 по делу № А40-71362/2017

Заявитель

ГК «Агентство по страхованию вкладов»

Должник

АО «Коммерческий банк „РОСЭНЕРГОБАНК“»

Суть дела

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) АО «Коммерческий банк „РОСЭНЕРГОБАНК“» (далее — банк, должник) его конкурсный управляющий — ГК «Агентство по страхованию вкладов» (далее — агентство) — обратился в суд с заявлением о признании недействительными трех банковских операций по выдаче ООО «МИНК» (далее — общество) наличных денежных средств со счета, открытого в банке.

Суды установили, что 28.03.2017 и 30.03.2017 банком оформлены документы о выдаче обществу через кассу банка денежных средств, находившихся на счете общества, в сумме 808 500 руб., 810 000 руб. и 5,6 млн руб.

Приказами Банка России от 10.04.2017 с этой же даты у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией. Впоследствии решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2017 банк признан несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства, функции конкурсного управляющего возложены на агентство.

Заявляя свое требование, агентство исходило из того, что вследствие совершения данных банковских операций общество получило предпочтительное удовлетворение своего требования, вытекающего из договора банковского счета, по отношению к требованиям иных клиентов должника.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали требования агентства подлежащими удовлетворению. Они исходили из того, что оспариваемые операции совершены менее чем за месяц до назначения временной администрации по управлению банком, то есть в пределах периода, установленного п. 2 ст. 61.3, п. 3 ст. 189.40 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), распоряжения общества о выдаче денежных средств исполнены в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов.

В отсутствие спорных банковских операций, прекративших обязательство банка по возврату в общей сложности 7,2 млн руб., требование общества на эту сумму могло быть удовлетворено в рамках процедуры банкротства только с соблюдением правил очередности и пропорциональности (п. 4 ст. 134, п. 3 ст. 142 Закона о банкротстве).

Суды пришли к выводам о том, что агентством доказан факт предпочтительного удовлетворения требования общества по отношению к требованиям иных кредиторов банка, а операции от 28.03.2017 и от 30.03.2017 не могут быть отнесены к числу совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности банка.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и определил отказать в удовлетворении заявленных требований истца. При этом ВС РФ исходил из следующего.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 185 АПК РФ в определении должны быть указаны мотивы, по которым арбитражный суд принял или отклонил доводы лиц, участвующих в деле, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты. В силу приведенной нормы арбитражным судам надлежало оценить возражения общества относительно противоречивой позиции агентства по вопросу о реальности получения 5,6 млн руб. через кассу банка.

В рамках рассматриваемого дела агентство в обоснование своего требования указало на то, что денежные средства в указанной сумме были реально получены обществом, при этом имело место предпочтительное удовлетворение требования данного клиента о возврате остатка на счете. Однако в суде общей юрисдикции при рассмотрении дел № 2-4468/17 и № 2-242/18 по искам четырех граждан, предъявленным ими к агентству, отказавшему в выплате упомянутым гражданам страхового возмещения, агентство занимало иную позицию. Оно доказывало, что кассовая операция на сумму 5,6 млн руб. носила технический характер, фактически выдача средств обществу не производилась, одновременно с данной операцией были оформлены другие технические операции — о внесении в кассу банка тех же 5,6 млн руб. четырьмя физическими лицами, связанными с обществом, во вклады (по 1,4 млн руб. (предельная сумма страхового возмещения) каждым). Истиной целью совершения совокупности названных технических операций являлось искусственное создание остатка на счетах физических лиц вместо остатка на счете юридического лица для последующего получения страховой выплаты. Басманный районный суд г. Москвы признал доводы агентства обоснованными и подтвержденными документально, в связи с чем отказал в удовлетворении исков граждан. Решения были приняты Басманным районным судом г. Москвы 18.12.2017 и 29.01.2018, то есть до вынесения Арбитражным судом г. Москвы определения от 04.06.2018 о признании банковской операции недействительной. Они вступили в законную силу 18.06.2018 и 04.06.2018 — до рассмотрения Девятым арбитражным апелляционным судом апелляционной жалобы на определение суда первой инстанции от 04.06.2018.

Суд первой инстанции реальность операции по получению обществом 5,6 млн руб. не проверил, несмотря на то что это входило в предмет доказывания по спору о признании банковской операции недействительной и применении последствий ее недействительности. Суды апелляционной инстанции и округа не привели мотивы, по которым они не согласились с выводами, изложенными во вступивших к тому времени в законную силу решениях Басманного районного суда г. Москвы, имеющих преюдициальное значение для участвующих в обособленном споре лиц.

В настоящее время агентство в отзыве на кассационную жалобу признает притворный характер операции по выдаче обществу 5,6 млн руб. из кассы банка. Соответствующие обстоятельства были установлены судом общей юрисдикции и не опровергнуты арбитражными судами. При таких обстоятельствах данная банковская операция является ничтожной в силу ст. 170 ГК РФ, как притворная. Фактически техническими операциями по получению 5,6 млн руб. из кассы банка и по внесению их через ту же кассу на счета физических лиц оформлена уступка обществом требования о возврате банком, находящимся в ситуации объективного банкротства, остатка средств на расчетном счете организации четырем физическим лицам (ст. 382 ГК РФ). Поскольку обществом не были получены какие-либо денежные средства, а требование к банку оно уступило физическим лицам, у судов не имелось оснований ни для взыскания с общества 5,6 млн руб., ни для восстановления обязательств банка перед обществом на эту сумму. Ввиду неправомерности основного требования о возврате 5,6 млн руб. не подлежало удовлетворению и дополнительное требование о выплате обществом процентов, начисляемых на указанную сумму.