1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 55

Обратить взыскание на заложенное имущество можно лишь при условии предъявления требования до признания должника банкротом и освобождения его от долгов

Если кредитор предъявил требование к поручителю или залогодателю — третьему лицу до того, как основной должник освобожден от долгов (гражданин) или ликвидирован (юридическое лицо), то обеспечительное обязательство не прекращается и кредитор вправе реализовать свои права, вытекающие из обеспечения. И напротив, если кредитор не предъявил свои требования до названного момента, то поручительство или залог прекращаются в связи с прекращением обеспеченного ими обязательства.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение от 13.06.2019 № 304-ЭС18-26241 по делу № А27-17108/2017

Истец

ПАО «Банк Уралсиб»

Ответчик

Индивидуальный предприниматель Х.

Суть дела

Между ПАО «Банк Уралсиб» (далее — банк) и ИП Г. (заемщиком) был заключен договор о предоставлении возобновляемой кредитной линии от 06.06.2013. В целях обеспечения исполнения кредитных обязательств заемщика ООО «Компания ОЛГА» (далее — компания) выдала поручительство, а также предоставила в залог автомобиль и нежилое помещение.

Решением суда от 15.03.2016 по делу № А27-26454/2015 ИП Г. была признана банкротом, в отношении ее имущества введена процедура реализации, а определением суда от 19.07.2016 в третью очередь реестра требований кредиторов должника включены требования банка по названным кредитным обязательствам.

Одновременно решением суда от 11.04.2016 по делу № А27-26459/2015 компания-поручитель признана банкротом, в отношении нее введена процедура конкурсного производства. Определением от 19.01.2017 требования банка включены в реестр требований кредиторов компании как поручителя за ИП Г., а также признаны обеспеченными залогом нежилого помещения.

Требования банка не были признаны обеспеченными залогом автомобиля, поскольку данный предмет залога был отчужден компанией в пользу гражданки К. по договору купли-продажи от 15.07.2015. Впоследствии К. продала автомобиль ИП Х. по договору купли-продажи от 13.07.2016.

Определением суда от 23.01.2017 по делу № А27-26454/2015 процедура реализации имущества в отношении основного заемщика ИП Г. завершена, она освобождена от исполнения обязательств.

Тогда банк предъявил к ИП Х. иск об обращении взыскания на заложенное имущество (автомобиль) и его продажи посредством проведения публичных торгов с начальной продажной ценой в размере 2,6 млн руб. При этом он ссылался на то, что обязательства ИП Г. по договору кредитной линии не исполнены, а заложенное имущество было реализовано компанией без согласия залогодержателя.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали требования банка подлежащими удовлетворению. Возражения ответчика о прекращении залога ввиду предъявления иска после освобождения заемщика от исполнения обязательств в рамках дела о банкротстве последнего были ими отклонены по следующим мотивам. Суды отметили, что компания одновременно являлась как поручителем, так и залогодателем в отношении обязательства ИП Г. по возврату кредита. Поскольку денежное требование предъявлено банком к компании своевременно (до освобождения заемщика от долга), суды пришли к выводу, что банк не утратил права требовать обращения взыскания на предмет залога. При этом суды также указали, что ИП Х. был осведомлен об обременении приобретаемого имущества. Поэтому он, как правопреемник первоначального залогодателя, несет соответствующий риск обращения взыскания на автомобиль.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отказал в удовлетворении требований. При этом он исходил из следующего.

Факт осведомленности ИП Х. об обременении спорного автомобиля установлен судами исходя из того, что в реестре уведомлений о залоге (п. 4 ст. 339.1 ГК РФ) на момент заключения договора купли-продажи от 13.07.2016 имелась соответствующая запись. Наличие подобной записи презюмирует информированность приобретателя о притязаниях постороннего лица (залогодержателя) в отношении имущества. В таком случае в силу принципа следования при переходе прав на такое имущество от одного лица к другому залог сохраняется (п. 1 ст. 353 ГК РФ).

Свойство следования одновременно указывает и на то, что залоговое обязательство по своей природе является самостоятельным, его реализация не зависит от осуществления прав из иных обеспечительных сделок. В этой связи факт предъявления к компании денежного требования из поручительства до освобождения заемщика от долга сам по себе не может свидетельствовать о соблюдении аналогичного срока в отношении параллельного залогового обязательства. Момент реализации банком своих прав в отношении компании как поручителя не имеет решающего значения, так как залог обеспечивал кредитные обязательства ИП Г., а не поручительские обязательства компании. Суды должны были дать самостоятельную правовую оценку своевременности предъявления иска по настоящему делу.

В январе 2017 г. завершена процедура реализации имущества ИП Г. (должника по основному обязательству), она освобождена от исполнения обязательств. Освобождение гражданина от долгов по итогам банкротства (ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») является экстраординарным способом прекращения обязательств. Закрепленный названной нормой правовой институт по своей природе обладает схожестью с ликвидацией юридических лиц, так как данная процедура предполагает достаточное количество времени для предъявления кредиторами своих требований к должнику, предусматривает меры по удовлетворению таких требований, а по ее окончании происходит списание задолженности.

Из этого следует, что как завершение ликвидации основного должника — юридического лица, так и освобождение от обязательств должника-гражданина должны опосредовать схожие правовые последствия в отношении сохранения обеспечительных требований. Когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила о поручительстве. Согласно п. 1 ст. 367 ГК РФ прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство. Такие же разъяснения должны быть даны и в отношении залога. Если залог предоставлен в обеспечение обязательства не залогодателя, а иного лица (должника по основному обязательству), завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из единого государственного рее-стра юридических лиц не влекут прекращения залога в том случае, когда к этому моменту предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество.

На основе вышесказанного ВС РФ заключил, что если кредитор предъявил требование к поручителю или залогодателю — третьему лицу до того, как основной должник освобожден от долгов (гражданин) или ликвидирован (юридическое лицо), то обеспечительное обязательство не прекращается и кредитор вправе реализовать свои права, вытекающие из обеспечения. И напротив, если кредитор не предъявил свои требования до названного момента, то поручительство или залог прекращаются в связи с прекращением обеспеченного ими обязательства.

Банк обратился в суд с иском 22.07.2017, в то время как ИП Г. была освобождена от долгов за полгода до этого — 23.01.2017. Следовательно, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось — залоговое обязательство прекратилось в связи с прекращением основного.