1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 141

Ликвидация кредитора по оспариваемой сделке, уступившего свои права требования, не препятствует рассмотрению спора с привлечением цессионария в качестве ответчика

Конкурсный управляющий обществом-банкротом оспорил заключенный этим обществом договор возмездного оказания услуг. Суд прекратил рассмотрение дела по причине того, что исполнитель услуг был ликвидирован после того, как уступил свое право требования к должнику другой компании. ВС РФ не поддержал данный вывод. Он подчеркнул, что ликвидация цедента — стороны по оспариваемой сделке с должником не должна противопоставляться независимым кредиторам, арбитражному управляющему и препятствовать их праву на защиту от необоснованных притязаний. Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения в реестр необоснованного требования.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 28.05.2019 № 302-ЭС18-8995 (2) по делу № А33-20114/2016

Заявитель

Конкурсный управляющий Ш.

Должник

ЗАО «Спецэнергосистемы»

Суть дела

В июле 2015 г. ЗАО «Спецэнергосистемы» (далее — заказчик, должник) и ООО «КрасТрансСтрой» (далее — исполнитель, позднее сменило наименование на ООО «Вихрь») заключили договор возмездного оказания услуг.

В июле 2016 г. ООО «Вихрь» (цедент) уступило по договору цессии свое право требования оплаты за оказанные по договору услуги в размере 24,8 млн руб. ООО «СибДорСтрой» (цессионарий). А чуть позже решением арбитражного суда задолженность ЗАО «Спецэнергосистемы» за оказанные услуги, переданная по договору цессии, взыскана в пользу ООО «СибДорСтрой» в размере 24,8 млн руб.

В июле 2017 г. должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Определением суда требование ООО «СибДорСтрой» наряду с иными включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий должником Ш. обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора оказания услуг, заключенного между должником и ООО «Вихрь». Управляющий исходил из того, что договор является мнимой сделкой, совершенной со злоупотреблением правом.

В процессе рассмотрения данного обособленного спора в суде первой инстанции ООО «Вихрь» прекратило свою деятельность и было исключено из Единого государственного реестра юридических лиц.

Позиция судов

Суд первой инстанции прекратил производство по делу о признании недействительным договора оказания услуг, руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, поскольку организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.

Отказывая конкурсному управляющему в ходатайстве о привлечении ООО «СибДорСтрой» к участию в деле в качестве ответчика, суд указал, что данное общество не являлось стороной договора оказания услуг, привлечено к участию в споре в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Суды апелляционной инстанции и округа поддержали выводы суда первой инстанции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Приоритетной задачей института банкротства является справедливое и пропорциональное погашение требований кредиторов. При этом нахождение должника в конкурсном производстве может свидетельствовать о том, что денежных средств для погашения долга перед всеми кредиторами недостаточно.

В случае признания каждого нового требования обоснованным доля удовлетворения требований других кредиторов уменьшается, в связи с чем они объективно заинтересованы в том, чтобы в реестр включалась только реально существующая задолженность. Указанный интерес может быть реализован конкурсными кредиторами и арбитражным управляющим как посредством заявления возражений против каждого нового предъявленного требования или обжалования судебного акта, которым оно подтверждено, так и посредством оспаривания соответствующих сделок, на которых требование основано.

Действительно, по общему правилу, при ликвидации одной из сторон сделки спор о признании этой сделки недействительной не может быть рассмотрен судом и дело подлежит прекращению. Данное правило основано на объективной невозможности рассмотрения иска в ситуации, когда надлежащий ответчик утратил правоспособность и по этой причине не может защищаться против предъявленного требования. Однако в рассматриваемом случае ООО «Вихрь» до своей ликвидации уступило по договору цессии право требования взыскания задолженности по договору ООО «СибДорСтрой», которое через арбитражный суд взыскало долг с заказчика и включилось с требованием к нему в реестр.

Ликвидация цедента — стороны по оспариваемой сделке с должником не должна противопоставляться независимым кредиторам, арбитражному управляющему и препятствовать их праву на защиту от необоснованных притязаний. Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения необоснованного требования правопреемника (цессионария) ввиду устранения одного из механизмов его проверки, что недопустимо.

ООО «СибДорСтрой», претендующее по получение исполнения по оспариваемой сделке и являющееся конечным приобретателем требования к должнику, правоспособность не утратило. В такой ситуации именно оно должно быть надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование к должнику.

Таким образом, резюмировал ВС РФ, вопреки ошибочным выводам судов, объективных препятствий для отказа в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего должником о привлечении ООО «СибДорСтрой» к участию в деле в качестве ответчика и рассмотрения обособленного спора по существу не имелось. Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов заявителя.