1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 601

Отзыв лицензии у банка: крайним остается клиент

В настоящее время Центробанк продолжает активно, хотя и не такими быстрыми темпами как раньше, проводить расчистку банковского сектора от сомнительных и неустойчивых игроков. Лицензии на осуществление банковских операций отзываются из-за допущенных его собственниками и топ-менеджерами нарушений. В связи с этим у клиентов банков возникает риск утраты денежных средств. Сегодня мы рассмотрим вопросы, связанные с операциями, совершенными банками в предбанкротный период.

Схемы вывода активов

Основной причиной негативного сценария, связанного с отзывом лицензии, в большинстве случаев являются безответственные действия бенефициаров банка, выкачивающих из него финансовые ресурсы для инвестирования в собственные проекты, а также для банального вывода ликвидных активов с передачей на баланс банка проблемной и невозвратной ссудной задолженности технических компаний. Размах таких незаконных операций просто поражает. Вот только некоторых из наиболее ярких примеров вывода активов из банка на основе данных, представленных в пресс-релизах ЦБ РФ(https://www.cbr.ru/press/PR/):

— привлечение денежных средств населения с неочевидными перспективами их возврата с использованием схемы, имеющей признаки «финансовой пирамиды». Кредитная организация осуществляет прием денежных средств физических лиц под повышенную процентную ставку в пользу оператора «краудфандинговой» платформы, которые в конечном счете направляются на выдачу займов ряду компаний. При этом погашение обязательств перед физическими лицами по подобным взносам фактически производится за счет вновь привлеченных средств населения. Данная деятельность проводится на фоне агрессивной рекламной кампании;

— кэптивная модель банковского бизнеса, при которой за счет средств населения осуществляется финансирование различных проектов через кредитование компаний, принадлежащих конечным собственникам банка, их деловым партнерам и связанным с ними лицам. В конечном итоге это приводит к занижению кредитных рисков и банкротству банка в связи с наличием у него на балансе безнадежной ко взысканию ссудной задолженности;

— предоставление банковских гарантий с привлечением узкого круга посредников на нерыночных и не соответствующих обычаям делового оборота условиях с формальным подходом к оценке деятельности принципалов, что приводит к занижению принимаемых банком на себя кредитных рисков по предоставленным банковским гарантиям и дальнейшему банкротству;

— вовлечение банка в проведение сомнительных транзитных операций, в структуре которых существенную часть составляют операции, связанные с теневой продажей розничными торговыми предприятиями наличной выручки третьим лицам и выводом денежных средств за рубеж.

Риск утраты денежных средств

В условиях, когда банк является фактически неплатежеспособным, не исполняет обязательства перед своими клиентами, в том числе не исполняет платежные поручения плательщиков в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете, остатки на счетах в самом банке перестают быть реальными деньгами. Они становятся лишь простыми техническими записями на счетах, обозначающими размер обязательств банка, возникших из договора банковского вклада (счета) или по иному основанию.

Безналичные деньги на счете клиента представляют собой его права требования к обслуживающему банку. Поэтому реальная исполнимость таких имущественных прав напрямую зависит от наличия денежных средств у самого банка на его корсчетах и субсчетах филиалов, открытых в ЦБ РФ и в кредитных организациях.

Учитывая выстраивание между кредитными организациями и мегарегулятором корреспондентских отношений, фактическое осуществление расчетов производится путем отражения соответствующих операций на корсчетах и субсчетах согласно ст. 28 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон № 395-1) и главы 4 Положения о платежной системе Банка России, утвержденного ЦБ РФ 06.07.2017 № 595-П. В связи с этим реальная исполнимость распоряжений клиента о переводе денежных средств напрямую зависит от фактической платежеспособности самого банка, и, если он испытывает финансовые затруднения, для клиента возникает риск утраты своих денег.

В таком банке технически могут совершаться любые операции, однако они не влекут за собой ни экономических, ни правовых последствий, поскольку отсутствует финансовое обеспечение для их проведения (постановление АС Московского округа от 12.03.2019 № Ф05-2300/2018). В данной ситуации отдельные клиенты банка могут рассчитывать на получение страхового возмещения, а остальным приходится дожидаться своей очереди в рамках дела о банкротстве банка при условии, что у него найдутся средства для осуществления расчетов с конкурсными кредиторами.

Наиболее правильным поведением любого разумного вкладчика является хранение сбережений в банковских депозитах с соблюдением установленного законом лимита страхового покрытия, чтобы исключить риск утраты своих денежных средств. На сегодняшний день размер страхового покрытия составляет 1,4 млн руб. (п. 2 ст. 11 Федерального закона от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов в банках Российской Федерации»). Деньги можно разделить на несколько депозитов и держать их в разных банках, что во всяком случае гораздо проще и удобнее, чем в дальнейшем после отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций искать своей правды в судах.

К сведению

При отзыве у банка лицензии на осуществление банковских операций в сложном положении могут оказаться заемщики, которые заключили кредитный договор. Если кредитные средства были предоставлены заемщику до момента отзыва у банка лицензии, он воспользовался кредитом и обслуживал его, то обязан вернуть кредитные средства вместе с начисленными процентами. Иным образом обстоит дело в случае, если фактически кредит предоставлен заемщику не был, тогда ему следует направить в адрес конкурсного управляющего уведомление об отказе от кредитного договора.

Следует отметить, что у заемщика есть право потребовать возврата от банка комиссии за выдачу кредита, если она была уплачена при заключении кредитного договора. Такое требование подлежит включению в реестр требований кредиторов и удовлетворяется в третью очередь (постановление АС Московского округа от 18.12.2018 № Ф05-8936/2018).

Оспаривание предбанкротных сделок

Все совершенные банком сделки и транзакции могут быть оспорены по правилам главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ) с учетом особенностей, предусмотренных ст. 189.40 названного закона.

Общие правила

Правом на подачу заявления об оспаривании сделки банка обладают руководитель временной администрации банка, Управляющей компанией Фонда консолидации банковского сектора, если Советом директором ЦБ РФ был утвержден план участия мегарегулятора в осуществлении мер по предупреждению банкротства. Если Комитетом банковского надзора или Советом директором ЦБ РФ утвержден план участия Агентства по страхованию вкладов в осуществлении указанных мер, тогда правом на подачу заявления об оспаривании сделок банка обладает данная корпорация.

Периоды, в течение которых совершены оспариваемые сделки, исчисляются с даты назначения временной администрации либо утверждения плана участия ЦБ РФ или Агентства по страхованию вкладов в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка.

Критерии подозрительных сделок

При этом в качестве дополнительной гарантии для клиента кредитной организации закон предусматривает возложение на руководителя временной администрации бремени доказывания того, что оспариваемая сделка (списание со счета клиента денежных средств по распоряжению или без акцепта, перевод или выдача наличных денежных средств) вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности банка. Предполагается, что оспариваемая сделка кредитной организации вышла за пределы ее обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

— проведение платежа через корсчет или субсчет с нарушением очередности при наличии других распоряжений в той же валюте, которые не были исполнены по причине недостаточности денежных средств на таких счетах. Во внимание также принимается осведомленность клиента о наличии таких неисполненных распоряжений;

— клиент или получатель платежа является заинтересованным либо контролирующим лицом по отношению к кредитной организации;

— существенное отличие назначения либо размера платежа от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией при отсутствии разумного обоснования этого платежа. При этом размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превышают 1 млн руб. или аналогичную сумму в иностранной валюте по курсу ЦБ РФ на дату платежа. Данное условие касается исключительно сделок между банком и клиентами и не применяется к его отношениям с другими кредитными организациями.

Каждый из указанных критериев является самостоятельным основанием для оспаривания сделки, поэтому вполне достаточно наличия хотя бы одного из них. Кроме того, во избежание ошибок необходимо правильно устанавливать наличие всех признаков, относящихся к тому или иному основанию признания сделки, выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности банка.

Доказательства нетипичности сделки

Переводы денежных средств по поручениям клиентов относятся к числу операций, регулярно выполняемых кредитными организациями. Они, как правило, совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности кредитной организации (ст. 1 и 5 Закона № 395-1). Неплатежеспособность банка не возникает одномоментно, этому предшествуют финансовые трудности, введение ЦБ РФ ограничительных мер против него, формирование по корсчетам и субсчетам картотеки неисполненных требований, публикацией информации в СМИ. Поэтому учитывать в случае спора необходимо все заслуживающие внимания обстоятельства.

В пункте 35.3 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» указано, что доказательствами выхода сделки кредитной организации за пределы ее обычной хозяйственной деятельности могут быть следующие факторы:

— введение запрета на осуществление соответствующих операций;

— наличие картотеки неоплаченных платежных документов;

— совершение платежа в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации;

— осведомленность клиента о вероятном отзыве лицензии ЦБ РФ в связи с его аффилированностью с сотрудниками кредитной организации;

— клиент перевел средства из вклада досрочно с потерей значительной суммы процентов при отсутствии разумных экономических причин;

— исполнение платежом договора поручительства, заключенного незадолго до даты его осуществления в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед банком.

Судебная практика

Приведем несколько примеров судебных решений, связанных с признанием сделок выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности банка.

В Определении от 08.10.2018 № 305-ЭС16-21459 Верховный суд РФ сделал следующий вывод. Само по себе возникновение картотеки на одном корреспондентском счете не позволяет применить указанную презумпцию к клиенту, выполнившему операцию через иной корреспондентский субсчет. Данное обстоятельство может быть принято во внимание при наличии иных (дополнительных) свидетельств нетипичности банковской операции для конкретной кредитной организации и (или) ее клиента, которые бы в совокупности указывали на то, что платеж (перевод) совершен за пределами обычной хозяйственной деятельности.

Аналогичным образом наличие нескольких распоряжений клиентов, номинированных в разной валюте (например, рубли, доллары США и евро) не позволяет сделать вывод о наличии у банка аналогичных неисполненных поручений (постановление АС Московского округа от 14.03.2019 № Ф05-12536/2018).

Можно привести и другой пример с применением еще одного критерия. Существенное отличие назначения либо размера платежа от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией может быть признано условием для оценки спорной сделки как выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, если только клиент не представит разумного обоснования причин.

Например, клиент в банке проводит время от времени определенные транзакции, которые позволяют сформировать определенное представление о его типичных операциях. Затем в короткий промежуток времени этот клиент совершает значительное количество разных транзакций в преддверии банкротства банка, что сразу вызывает сомнения по поводу его добросовестности и наличия осведомленности относительного затруднительного финансового состояния банка.

Между тем у клиента могут быть достаточно веские экономические причины для такого поведения, как это произошло в одном деле, где клиент принимал участие в аукционе, что само по себе уже предполагало совершение определенных операций по счету. О наличии у клиента банка разумных экономических оснований для осуществления спорных платежей в рассматриваемом деле свидетельствовали следующие обстоятельства.

Клиент являлся победителем электронного аукциона на оказание услуг по предоставлению лицензии на использование программного обеспечения (обновления программного обеспечения, имеющегося у заказчика), а заключенным по результатам аукциона государственным контрактом была предусмотрена обязанность по внесению денежной суммы в обеспечение исполнения контракта. В целях исполнения контракта клиенту было необходимо осуществить незамедлительное перечисление денежных средств поставщику оборудования, при этом денежные операции по счетам клиента, заказчика и поставщика носили более оперативный характер, необходимость чего была обусловлена короткими сроками исполнения государственного контракта. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что совершенные клиентом по счету транзакции не вышли за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации (постановление АС Западно-Сибирского округа от 07.02.2019 № Ф04-5768/2017).

Действительно, появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности. При этом на стороне ответчика, являющегося контрагентом банка, всегда будут возникать объективные сложности в представлении доказательств, подтверждающих соответствующий критический момент приостановки операций из-за недостатка ликвидности (Определение Верховного суда РФ от 02.04.2018 № 305-ЭС17-22716).

Критерии, приведенные в вышеназванном постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, носят общий характер, их необходимо применять с учетом анализа и оценки всех заслуживающих внимания обстоятельств. Так, к примеру, досрочное истребование клиентом вклада с потерей значительной части процентов по нему само по себе не свидетельствует о том, что такая операция является нетипичной и подозрительной, учитывая, что у клиента могут быть веские причины для такого решения. В частности, деньги клиенту могут срочно понадобиться для приобретения недвижимости или иных вещей, для возврата долга, что вынуждает его на совершение невыгодных сделок под давлением обстоятельств.

В одном деле суд отказал в признании недействительной банковской операции по выдаче клиенту суммы вклада в связи с досрочным расторжением договора банковского вклада. Клиент ранее до совершения оспариваемой транзакции неоднократно заключал и досрочно расторгал договоры банковского вклада, деньги ему потребовались для передачи другому лицу, а остаток суммы он вновь разместил во вклад. Операция по внесению части денежной суммы на текущий счет в том же банке для последующего размещения в депозит также свидетельствовала об отсутствии у клиента осведомленности и затруднениях банка и о том, что клиент действовал добросовестно.

В спорном периоде банк совершал аналогичные операции с другими клиентами, что позволяло говорить о том, что такого рода операции для него были типичными и не выходили за пределы обычной хозяйственной деятельности. Клиенту ничего не было известно о финансовых затруднениях банка, поскольку такой информации не содержалось в открытых источниках. Клиент являлся обычным гражданином, а не профессиональным участником банковского рынка, поэтому на него не могла быть в принципе отнесена обязанность по проверке финансового состояния банка в равной степени с предпринимателями и контролирующими органами (постановление АС суда Северо-Кавказского округа от 18.02.2019 по делу № А25-2194/2016).

Претензии к вкладчику о досрочном изъятии денежных средств из банковского вклада в принципе выглядят довольно странно в ситуации, если он не является по отношению к банку заинтересованным лицом и не знал о его неплатежеспособности. Его требования по договору банковского вклада отнесены к первой очереди в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 189.92 Закона № 127-ФЗ, поэтому он изначально обладает определенным преимуществом (постановление АС Волго-Вятского округа от 19.09.2018 № Ф01-4007/2018).

В другом же деле суд, наоборот, признал недействительной банковскую операцию по списанию со счета заемщика денежных средств в пользу банка с целью погашения его задолженности по кредитному договору. На корсчете банка денежные средства в объеме, достаточном для выполнения такого распоряжения и платежных требований иных клиентов отсутствовали, поэтому спорная операция носила чисто технический характер, в процессе ее совершения корсчет вообще не был задействован. При этом ранее заемщик кредит обслуживал неаккуратно, за ним числились просрочки, суммы по кредиту, процентам и неустойкам списывались банком по мере поступления денежных средств на счет, так как нарушения заемщиком обязательств по кредитному договору носили системный характер. Преимущество, полученное заемщиком в результате совершения оспариваемой сделки, заключалось в том, что в связи с проведением внутрибанковских проводок вне рамок дела о банкротстве банка были прекращены его кредитные обязательства (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2019 № Ф02-6606/2018).

Аналогичным образом и еще в одном деле суд квалифицировал в качестве недействительной сделку по перечислению компанией на счет гражданина в том же банке денежных средств с указанием в назначении платежа на возврат долга по договору займа. Этот гражданин одновременно являлся единственным участником и директором компании, а спорная операция была направлена на создание видимости реального расчета по коммерческой сделке с целью распространения на денежный остаток на счете гражданина страховой защиты.

Таким образом, совершая оспариваемую сделку, указанные аффилированные лица намеревались повысить очередность удовлетворения требования к банку и получения гарантированного законом страхового возмещения, пытаясь искусственно трансформировать право требования, относящееся к третьей очереди, в требование по договору банковского счета. Между тем такие недобросовестные действия нарушали закон и ущемляли интересы добросовестных кредиторов банка, поэтому суд признал спорную банковскую операцию недействительной (постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.03.2019 № Ф04-293/2019).