1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 43

ВС РФ: бездействие конкурсного управляющего — основание для его отстранения

Конкурсный управляющий, как профессиональный участник антикризисных отношений, планирует и реализует все возможные меры, направленные на пополнение конкурсной массы. В том числе инициирует использование механизма субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Если конкурсный управляющий бездействует, что создает реальную угрозу непополнения конкурсной массы и причинения убытков должнику и его кредиторам, арбитражный суд должен отстранить его от выполнения обязанностей.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 29.04.2019 № 310-ЭС17-15048 (2) по делу № А62-7310/2015

Заявитель

Конкурсный кредитор Т.

Должник

ООО «Специализированная компания „РАЗВИТИЕ“»

Суть дела

Решением арбитражного суда ООО «Специализированная компания „РАЗВИТИЕ“» признано банкротом по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, конкурсным управляющим утвержден Б. В ходе процедуры конкурсного производства требования кредиторов не были удовлетворены из-за недостаточности имущества.

Кредитор Т. обратился в суд с жалобой на действия (бездействие) Б., конкурсного управляющего компанией, в которой кредитор просил отстранить Б. от исполнения возложенных на него обязанностей. В обоснование своей жалобы Т. ссылался на то, что деятельность компании, ранее зарегистрированной в г. Москве, ее ликвидация и события, предшествующие ликвидации, свидетельствовали о наличии признаков недобросовестности, намерении причинить вред кредиторам. Должник (прежнее наименование — ООО «Первая топливная компания»), проведя в 2012 г. широкомасштабную акцию по распространению среди населения топливных карт, не обеспечил предоставление потребителям соответствующих товаров и услуг и не вернул по их требованиям денежные средства, полученные при выдаче названных карт. Гражданин Л., приобретший наряду с другими гражданами топливные карты должника, не получив удовлетворения, 11.06.2014 обратился в суд с заявлением о признании топливной компании банкротом (дело № А40-89111/2014). Определением суда от 04.12.2014 производство по упомянутому делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства. После прекращения производства по первому делу о банкротстве должник изменил наименование и дважды перерегистрировался в других субъектах Российской Федерации — сначала в Ивановской области (январь 2015 г.), затем в Смоленской области (март 2015 г.), где вскоре принял решение о добровольной ликвидации (август 2015 г.). В названный период времени также изменился состав участников должника, его единоличный исполнительный орган, был назначен ликвидатор.

По мнению Т., не имелось разумного экономического обоснования для смены места нахождения должника, проведения процедуры ликвидации в ином регионе под неизвестным кредиторам фирменным наименованием, совершения действий по передаче прав на доли в уставном капитале компании и по передаче полномочий ее руководителя. В 2014 г. значительно снизился размер активов должника.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали бездействие управляющего Б. незаконным. Они исходили из того, что обстоятельства дела, в том числе экономически необоснованное поведение органов управления должника в преддверии банкротства, указывают на наличие объективных сомнений по поводу их истинного намерения. Не исключено, что действительная воля контролирующих лиц была направлена на неправомерное уклонение от исполнения обязательств перед кредиторами. Таким образом, у конкурсного управляющего имелись основания для подготовки заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и обращения с таким заявлением в арбитражный суд. Однако суды не отстранили Б. от исполнения возложенных на управляющего обязанностей. Они посчитали его деяние малозначительным.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих инстанций в части отказа в отстранении Б. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего компанией, исходя из следующего. Удовлетворение арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей является основанием для отстранения управляющего, если неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязанностей нарушило права или законные интересы подателя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой возникновение убытков на стороне должника или его кредиторов (абз. 3 п. 1 ст. 145 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)).

В силу п. 3 ст. 20.3 Закона о банкротстве на управляющего возложена самостоятельная обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно. Это означает, что меры, направленные на пополнение конкурсной массы (в частности, с использованием механизма привлечения к субсидиарной ответственности), планирует и реализует прежде всего арбитражный управляющий, как профессиональный участник антикризисных отношений, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства, а не кредиторы должника. Отстранение управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей должно применяться тогда, когда допущенные им нарушения законодательства порождают обоснованные сомнения в способности данного управляющего к надлежащему ведению процедур банкротства (абз. 4 п. 56 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Суды установили, что управляющий Б. не совершил действия, необходимые для правильного разрешения вопроса о возможности привлечения к ответственности контролирующих лиц. Более того, конкурсный управляющий Б. противодействовал кредитору Т., который пытался своими силами устранить негативные последствия бездействия управляющего. Управляющий возражал против заявления данного кредитора, отказался предоставить документы по бухгалтерской отчетности компании, выписку о движении средств по ее счету за период с 31.05.2013 по 01.04.2016 и отчет о финансовом анализе, выполненный управляющим. В документах, исходящих от управляющего, не содержатся суждения относительно мотивов принятия органами должника решений по изменению корпоративных отношений и места нахождения компании, не дается детальная оценка движению средств по счету компании. Не проверив судьбу выручки от реализации имущества компании и ее имущественных прав, управляющий подал ходатайство о завершении процедуры конкурсного производства. Такое поведение управляющего давало основания полагать, что он не желает надлежащим образом вести процедуру банкротства компании. Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 8 информационного письма от 22.05.2012 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих», отсутствие доказательств, подтверждающих точный размер убытков, а равно и фактическое отсутствие убытков не являются препятствием для отстранения конкурсного управляющего, если установлена возможность причинения таких убытков в результате допущенных им нарушений. Бездействие Б., признанное судами незаконным, создало реальную угрозу причинения убытков должнику и кредиторам ввиду невыполнения всего комплекса мероприятий по формированию конкурсной массы, определенного Законом о банкротстве, что создало риск ее непополнения. Вывод судов о несущественности допущенных Б. нарушений вступил в противоречие с содержанием той части судебных актов, в которых эти нарушения признаны незаконными.