1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 84

Коллективная материальная ответственность

Если договор о полной коллективной материальной ответственности не соответствует типовой форме, взыскать с работника ущерб нельзя (Определение Верховного суда РФ от 25.03.2019 № 69-КГ18-23).

Работница была переведена с должности бухгалтера на должность заведующей АЗС. С ней, а также другими работниками АЗС работодатель заключил договор о полной коллективной материальной ответственности. По результатам проведенной инвентаризации на АЗС была выявлена недостача топлива. Сумму недостачи работодатель удержал из зарплаты работников АЗС. Работница, посчитав, что инвентаризация была произведена с нарушениями, обратилась в суд с иском, в котором просила признать действия работодателя незаконными.

Суды первой и апелляционной инстанций удержание из зарплаты работницы суммы недостачи сочли правомерным. Они исходили из того, что на момент выявления недостачи работница являлась материально ответственным лицом, ее должность входит в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности, утвержденный постановлением Правительства РФ от 14.11.2002 № 823. Каких-либо доказательств отсутствия своей вины в причинении работодателю материального ущерба работница не представила.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с этим не согласилась. Она указала, что договор о полной коллективной материальной ответственности, заключенный с работниками АЗС, не соответствует типовой форме, приведенной в постановлении Минтруда России от 31.12.2002 № 85. В частности, договор не содержит номера АЗС и перечня всех членов коллектива, которые приняли условие о полной материальной ответственности и к которым может быть применена такая ответственность. Из содержания договора невозможно установить, каким образом осуществлялся прием, хранение и передача горюче-смазочных материалов и имущества. В договоре также не установлены порядок выявления степени вины каждого члена коллектива и способы распределения ответственности между ними, а также не определены способы погашения обязательства по недостаче или порче имущества. Судебная коллегия также отметила, что судами не было принято во внимание отсутствие в материалах дела документов, подтверждающих передачу под отчет работнице ГСМ, сама инвентаризация была произведена с нарушениями требований законодательства. В результате Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отметим, что несоответствие договора о полной коллективной материальной ответственности типовой форме послужило поводом для отказа во взыскании с работников ущерба и в деле, рассмотренном судебной коллегией Верховного суда РФ в Определении от 20.08.2018 № 5-КГ18-161.