1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 127

Ответственность за дочерние компании, взыскание убытков c арендаторов-неплательщиков и другие позиции. Верховный суд РФ выпустил первый обзор судебной практики в 2019 г.

Убытки можно взыскать не только когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого, но и когда компания заключила заменяющий договор по цене меньшей, чем рассчитывала. Например, если ей пришлось расторгнуть договор аренды из-за постоянных долгов по арендной плате и сдать помещение в аренду по более низкой ставке. Этот и другие выводы ВС РФ включил в обзор судебной практики № 1 (2019).

Президиум Верховного суда 24.04.2019 утвердил первый в этом году обзор судебной практики № 1 (2019). В нем, как всегда, содержатся позиции из дел, рассмотренных всеми коллегиями ВС РФ. В частности, это споры по делам о банкротстве, обязательственные споры, в том числе о цессии, земельные споры и т.д. Мы выбрали несколько из них.

Контроль над дочерним обществом

Позиция: отсутствие формального признака контроля (50% и более участия в уставном капитале дочернего общества) не препятствует установлению наличия у основного общества иной фактической возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом.

В одном деле компания заключила с двумя продавцами (из одной группы компаний) предварительные договоры купли-продажи нежилых помещений. По условиям этих договоров продавцы обязались снять обременение в виде ипотеки к моменту заключения основных договоров. Если основные договоры не будут заключены, то продавцы должны были вернуть обеспечительный платеж и заплатить штраф. Продавцы так и не сняли обременение с помещений, от заключения основных договоров уклонились. Покупатель подал иск в суд о расторжении предварительных договоров, а также о взыскании штрафа и обеспечительного платежа. Суд удовлетворил его требования. Причем он взыскал деньги не только с продавцов, но и солидарно с их основного общества, которое владело 49,95% долей в группе компаний, в которую входили должники. Суд указал, что к этим отношениям применяется ст. 67.3 ГК РФ, введенная Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ. В ней предусмотрено, что солидарная ответственность основного общества наступает, когда дочернее общество совершает сделку не только по его указанию (как ранее было предусмотрено в ст. 105 ГК РФ), но и с его согласия. Доля участия в уставном капитале не имеет правового значения, так как лицо может быть признано материнской компанией и при наличии меньшего размера долей в уставном капитале дочернего общества при условии, что оно имеет возможность иным образом определять решения, принимаемые таким обществом.

Кассация отменила решение в части солидарного взыскания. Она указала, что доля участия основного общества была менее 50%. Это не позволяет признать ее преобладающее участие в уставном капитале основных должников и возможность определять их решения.

СКЭС ВС РФ не согласилась с таким выводом кассации. Для квалификации общества в качестве основного не обязательно преобладающее участие одного общества в уставном капитале другого. Еще одним критерием является иная возможность одного общества определять решения, принимаемые другим обществом. Фактическая возможность определять такие решения не связана напрямую с размером участия одного общества в уставном капитале другого или наличием договора между ними, а обусловлена, например, корпоративной структурой группы компаний, порядком заключения сделок, установленным внутри такой группы, степенью участия в управлении обществом со стороны иных участников общества и т.д. Поэтому отсутствие формального признака контроля (50% и более участия в уставном капитале дочернего общества) не препятствует установлению наличия иной фактической возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом.

Если истец приводит достаточно серьезные доводы и представляет существенные косвенные доказательства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными его аргументы о возникновении отношений фактического контроля и подчиненности, то ответчики должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих возражений по иску. Отсутствие формального контроля (49,95%) должно оцениваться судом с учетом наличия иных участников, размера их участия и степени вовлеченности в процесс управления группой компаний. Дело направлено на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 по делу № А40-113011/2017).

Убытки при расторжении договора аренды

Позиция: при расторжении нарушенного арендатором договора аренды и заключении замещающего договора с более низкой арендной платой арендодатель имеет право на возмещение убытков в виде разницы между размером платы, установленным в прекращенном договоре и предусмотренным замещающим договором.

В одном деле арендатор периодически задерживал арендную плату. Арендодатель расторг договор аренды досрочно в одностороннем порядке. Затем он заключил с новым арендатором договор аренды, но уже на условиях с более низкой арендной платой. Арендодатель подал иск о взыскании с бывшего арендатора причиненных убытков из-за расторжения договора. В частности, он потребовал разницу между ранее получаемой арендной платой и платой по новому договору аренды. Суды трех инстанций отказали в иске. Они пришли к выводу, что уменьшение размера арендной платы по вновь заключенным договорам взамен первоначального не является следствием противоправных действий бывшего арендатора, арендодатель добровольно включил в договор наименее выгодные для него условия относительно размера арендной платы.

СКЭС ВС РФ не согласилась с судебными актами и отправила дело на пересмотр. Коллегия отметила, что закон предоставил кредитору право на взыскание убытков в случае, предусмотренном ст. 393.1 ГК РФ, исчисляемых в виде разницы между ценой, установленной в расторгнутом договоре, и ценой замещающей сделки, а также любых других понесенных им убытков. Также коллегия не согласилась с выводами судов о возможности требования возмещения убытков только лишь при отрицательной разнице между ценами, то есть когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого. Также не имеют значения различные сроки действия первоначального и замещающих договоров, а также передача по замещающим сделкам в аренду помещений в ином техническом состоянии, чем по первоначальному договору. Это не опровергает тот факт, что сделки являлись замещающими, поскольку закон не содержит необходимого критерия об идентичности всех их условий. Суды должны были учесть эти обстоятельства только в целях исследования соразмерности цены в этих договорах и определения размера убытков, подлежащих взысканию (Определение ВС РФ от 04.10.2018 № 309-ЭС18-8924 по делу № А50-14983/2017).

Ответственность госорганов за действия своих служащих

Позиция: публично-правовое образование обязано возместить лицу убытки, причиненные действиями работников по подделке доказательств и незаконному изъятию собственности, в частности убытки в виде неполученной арендной платы.

Компания выкупила у г. Москвы здание, а затем сдала в аренду помещения в этом здании. Позже Департамент имущества г. Москвы «отсудил» здание, приставы выселили компанию и ее арендатора. При пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам суд признал право собственности за компанией. Дело в том, что следственные органы установили подделку ордера, представленного в качестве доказательства возникновения права собственности г. Москвы на спорное здание, из-за этого суд сначала признал право собственности за Департаментом имущества г. Москвы. Компания заявила иск о взыскании убытков. Она потребовала 10 млн руб. дохода, которые она недополучила от сдачи в аренду здания в связи с признанием за г. Москвой права собственности на здание.

Суд первой инстанции удовлетворил иск. Апелляционный суд отменил это решение. Он отказал в иске, сославшись на недоказанность противоправного поведения Департамента имущества г. Москвы. Кассация оставила это постановление в силе. СКЭС ВС РФ встала на сторону первой инстанции. Представление суду документа с признаками подделки, которое являлось основным доказательством по делу, в отсутствие иных правовых оснований послужило основанием для удовлетворения иска о признании права собственности за публичным образованием. В связи с утратой владения общество в течение определенного времени не имело возможности извлекать из своего имущества доходы, что повлекло причинение ему вреда. А поскольку причинившие вред компании служащие Департамента имущества г. Москвы действовали в его интересах, убытки и нужно взыскать с этого публично-правового образования (Определение ВС РФ от 20.12.2018 № 305-ЭС18-14652 по делу № А40-135360/2017).