1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 744

КС РФ пояснил, когда налоговые органы не вправе взыскивать судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему только с директора компании-банкрота

Налоговики часто инициируют банкротство компаний. Причем независимо от того, хватит имущества банкрота для погашения судебных расходов или нет. Практика сложилась таким образом, что налоговые органы потом взыскивают судебные расходы с директоров. КС РФ высказался против такого подхода в постановлении от 05.03.2019 № 14-П. При взыскании судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему в качестве убытков налогового органа, инициировавшего дело о банкротстве, суд должен установить все элементы состава гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также оценить разумность и осмотрительность действий лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве. То есть действий руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других.

КС РФ опубликовал постановление от 05.03.2019 № 14-П в связи с жалобой гражданина В.А. Нужина. В нем он пояснил, что не всегда налоговый орган, инициировавший банкротство компании, вправе требовать все судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему с директора, который не подал заявление о банкротстве.

Суть спора

Налоговый орган подал в арбитражный суд заявление о признании компании банкротом. Такое заявление должен был подать ее директор, но он этого не сделал. Суд признал компанию банкротом. После окончания конкурсного производства непогашенными остались почти 3,7 млн руб. задолженности. Вознаграждение арбитражному управляющему было выплачено лишь частично. У банкрота не оказалось имущества, за счет которого можно было бы возместить расходы по делу о банкротстве и вознаграждение арбитражному управляющему за три года в размере 656 000 руб. Поэтому арбитражный управляющий потребовал эту сумму с налогового органа как с заявителя по делу о банкротстве. Суд удовлетворил его заявление. После этого взысканную сумму налоговый орган потребовал с руководителя компании-банкрота. Первая инстанция и апелляция удовлетворили это требование. В передаче дела в кассационную инстанцию было отказано.

Рассмотрение дела в КС РФ

Бывший директор должника обратился в КС РФ. Он требовал проверить на соответствие Конституции РФ ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Представитель заявителя отмечал в КС РФ, что у директора компании-банкрота не было юридического образования, он имел только опыт в строительстве и был назначен на должность директора в период, когда в компании уже имелись проблемы, о чем он не знал. Также суды, взыскивая с директора судебные расходы, применили нормы не о субсидиарной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления о банкротстве, а о возмещении убытков по ст. 15 ГК РФ. Еще представитель настаивал на незаконности такого подхода, когда налоговики инициируют банкротство, зная, что имущества не хватит. Получается, что налоговые органы подают заявление на банкротство компании, несколько лет судятся, а потом возлагают судебные расходы на руководителя должника. При этом самого директора к рассмотрению дела не привлекают, он не может влиять на его рассмотрение и предвидеть судебные расходы.

Цитируем представителя

Как можно пять лет вести процедуру банкротства, каждый раз продлевая срок конкурсного производства? И налоговая служба при этих продлениях никак не возражает, не просит остановить это производство <…> и никак не оценивает работу самого арбитражного управляющего <…> А потом нашелся такой инноватор, который говорит: «А давайте мы эти расходы возложим на руководителя должника».

Запись выступления представителя заявителя на www.ksrf.ru.

Субсидиарная ответственность

За нарушение обязанности подать заявление о признании компании банкротом предусмотрена субсидиарная ответственность лиц, на которых возложена такая обязанность. При этом расходы, необходимые для проведения процедур банкротства, не учитываются при определении размера субсидиарной ответственности руководителя должника (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Таким образом, специально закрепленная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность, выступающая следствием неисполнения руководителем должника обязанности подать заявление должника в суд, предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим в указанный период.

В то же время ситуация, когда с заявлением о банкротстве должен был обратиться руководитель, но из-за того, что он этого не сделал, инициировать банкротство пришлось налоговому органу, может создавать формальные предпосылки для привлечения к гражданско-правовой ответственности руководителя должника. Хотя сам по себе факт замещения должности руководителя компании должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность его поведения. Возникновение у налогового органа расходов, связанных с делом о банкротстве, не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника. В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве может быть обусловлена конкретными обстоятельствами деятельности компании.

То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель. В частности, в 2017 г. в ст. 9 Закона о банкротстве появился п. 31 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем.

Исходя из этого, КС РФ указал, что нельзя все убытки в виде судебных расходов автоматически перекладывать только на директора.

Обязанность налогового органа подать на банкротство

При неисполнении должником обязанности по подаче заявления на банкротство налоговый орган принимает решение о направлении такого заявления в суд самостоятельно. Об этом сказано в постановлении Правительства РФ от 29.05.2004 № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве». Но это не значит, что налоговый орган обязан подавать заявление о банкротстве в любом случае, то есть даже когда очевидно, что имущества должника недостаточно для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Процедура банкротства не должна возбуждаться лишь для формальной реализации функции налогового органа.

Таким образом, налоговый орган вправе отказаться от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, если такое обращение не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы. При этом если налоговый орган заявил о наличии у компании имущества, достаточного для погашения расходов по делу, но это не подтвердилось, то суд должен учитывать факты несоответствия инициирования процедуры банкротства требованиям разумности и осмотрительности.

Также КС РФ отметил, что неисполнение руководителем должника обязанности подать заявление о признании должника банкротом в суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов налогового органа. Возникновение таких расходов связано как с инициативным поведением самого этого органа, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего. Поэтому оценку достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве — как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела (и прежде всего в процедуре наблюдения), должен проводить не только заявитель по делу, но и суд, а также арбитражный управляющий. Это можно расценивать как меру, призванную не допустить возникновения убытков, в том числе при обращении уполномоченного органа, у РФ, в связи с процедурой банкротства.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме на руководителя банкрота, если они возникли (увеличились) из-за ненадлежащих действий (бездействия) других лиц, не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности. Без исследования обстоятельств, подтверждающих или опровергающих разумность и осмотрительность действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других), невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у налогового органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом.

Принять к сведению

На следующий день после принятия КС РФ постановления от 05.03.2019 № 14-П Президиум ВС РФ утвердил документ под названием «Отдельные вопросы, связанные с применением Закона о банкротстве». В нем есть в том числе ответы на вопросы, связанные с взысканием судебных расходов с директора налоговым органом, который инициировал банкротство компании.

Если уполномоченный орган не приложил к заявлению о признании компании банкротом доказательства, подтверждающие наличие имущества для покрытия расходов по делу о банкротстве или вероятность обнаружения такого имущества, то суд должен оставить заявление без движения с последующим возвращением. Документами, подтверждающими отсутствие денег для возмещения расходов, могут быть:

  • акты пристава о невозможности взыскания по основаниям, предусмотренным подп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;

  • справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных в порядке межведомственного информационного взаимодействия из Росреестра и т.д.;

  • выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций в банках, справки о переводах электронных денежных средств, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;

  • сведения о непредставлении организацией бухгалтерской или налоговой отчетности.

Если в деле имеются такие документы, а уполномоченный орган не представил доказательства, обосновывающие обратное, суд вернет заявление о признании должника банкротом. В мотивировочной части определения он укажет в качестве основания для возвращения отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротства. Если отсутствие имущества обнаружится после принятия к производству заявления о признании должника банкротом, суд вынесет определение о прекращении производства по делу.

Принятие определения о возвращении заявления уполномоченного органа о признании компании банкротом или о прекращении производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа (из-за отсутствия денег), является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию. Суды должны учитывать, что такое списание задолженности само по себе не препятствует последующей подаче налоговым органом в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

Кроме того, если после возвращения такого заявления будут выявлены скрываемое имущество должника или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления (о прекращении производства по делу) может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.