1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Ситуация в науке оценивается средне. С небольшим позитивом в перспективе

| статьи | печать | 98

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ представил аналитический доклад «Деловой климат в российской науке — Doing Science». Он содержит подробные результаты пионерного проекта, выполненного по заказу Минобрнауки России, с целью изучения обобщенного мнения руководителей научных организаций и вузов по поводу текущего состояния и перспектив развития науки, а также их оценок эффективности мер государственной политики в этой сфере. Самый общий вывод исследования — в заголовке.

Более чем 200-страничный доклад ИСИЭЗ НИУ ВШЭ по-научному добротного, плотного содержания детально на газетной полосе не отразишь. И даже обобщения его авторов приходится давать в урезанном виде, что немного восполняет таблица.

Опрошенные руководители научных организаций дают в целом нейтральную оценку текущей ситуации в науке: композитный индекс делового климата в науке в 2017 г. составил 3,17 балла из пяти возможных. Ожидания изменений на горизонте пяти лет сдержанно-позитивные — 3,46 балла.

Вузы в целом более оптимистично смотрят на условия своего функционирования по всем группам факторов. Композитный индекс делового климата, по оценке вузов, составляет 3,48; по оценке коммерческих научных организаций — 3,25; научных учреждений — 3,17.

В числе показателей, определяющих текущее состояние кадрового потенциала, наивысшие баллы получили параметры, характеризующие компетенции исследователей, связанные с использованием современных научных методов (4,15) и информационно-коммуникационных технологий (4,13). Такое положение, как полагают респонденты, сохранится и в будущем. При этом уровень владения иностранными языками, который ныне оценивается лишь немного выше среднего (3,46), должен заметно повыситься (до 3,94).

Несмотря на сохраняющуюся тенденцию старения научных кадров, респондентов в целом не тревожит ни дефицит молодых исследователей (3,58), ни отток ведущих ученых — руководителей коллективов (3,66). По предположению авторов доклада, это связано с тем, что приток молодежи в науку заметно усилился, хотя проблема закрепления молодых кадров в этой сфере до сих пор не решена. Позиции ведущих ученых в организациях, как правило, довольно устойчивы, но обновление этой когорты происходит медленно либо не происходит вообще. Другими словами, заключают ученые ИСИЭЗ, формальное улучшение возрастной структуры кадрового потенциала на самом деле не означает ощутимого повышения его качества.

Им также не удивительно, что руководителей беспокоит положение дел с инженерно-техническими работниками (3,31). Эта категория занятых не попала под действие президентского указа в части повышения оплаты труда. В 2017 г. оставалось менее 60 000 работников этой категории (8,4% занятых в науке). Сохранение технического персонала — актуальная задача научной политики, решение которой пока не найдено. Авторы исследования отмечают, что в проблемной зоне оказался и показатель, связанный с привлечением в отечественную науку ведущих иностранных коллег (2,12).

С учетом того, что программа мегагрантов (создания и поддержки лабораторий под руководством крупных российских и зарубежных ученых) оценивается довольно высоко — 68,1% участников опроса — она, считают исследователи, требует масштабирования. При этом в силу целого ряда причин (например, финансовых ограничений) респонденты совсем не уверены, что его возможно добиться на практике (2,99).

Качество подготовки научных кадров (речь о выпускниках магистратуры и аспирантуры, которые приходят работать в организации науки) оценивается респондентами в целом удовлетворительно (3,50), но на серьезные изменения они не рассчитывают (3,61). Пока руководители не видят хороших перспектив в области повышения заработной платы исследователей, поддержки их участия в международных научных мероприятиях (2,90 и 2,97 в текущей ситуации; 3,36 и 3,32 в будущем).

Нерешенной проблемой, препятствующей росту продуктивности ученых, остается и высокий объем административной (ненаучной) нагрузки, связанной с подготовкой конкурсных заявок, отчетности, выполнением различных функций организационного характера (2,71). По мнению респондентов, ситуация здесь вряд ли заметно улучшится (2,99).

Состояние материально-технической базы науки оценивается в целом почти нейтрально (3,26) с умеренно-позитивными ожиданиями (3,44).

Наименьшее беспокойство у респондентов вызывает состояние зданий (3,73), которое, по их мнению, следует активнее поддерживать, чтобы в будущем ситуация не ухудшилась (3,57). Организации, согласно оценкам респондентов, неплохо оснащены современными информационно-аналитическими инструментами, программным обеспечением (3,47) и научным оборудованием (3,37). Несколько хуже обстоят дела с расходными материалами — компонентами, реактивами и др. (3,29). Руководители организаций не ожидают существенных улучшений в этой сфере.

Несмотря на активную государственную политику по созданию и развитию объектов научной и инновационной инфраструктуры, включая центры коллективного пользования научным оборудованием (ЦКП) и уникальные научные установки (УНУ), респонденты оценивают уровень инфраструктурной обеспеченности чуть ниже среднего (2,96), надеясь на стабилизацию положения через пять лет (3,39).

Неудовлетворительна обеспеченность социальной инфраструктурой — жильем, общежитиями, медицинскими учреждениями, детскими садами и др. (2,76). Ощутимых изменений здесь не предвидится (3,14).

Научные организации и вузы оценивают уровень информационной инфраструктуры стабильно положительно (3,87).

Развитие кооперационной активности организаций, выполняющих исследования и разработки, находится в фокусе государственной политики в течение всех последних лет. Тем не менее, замечают авторы доклада, оно оценивается весьма умеренно (3,20), поскольку на практике взаимодействие происходит зачастую фрагментарно, формально, не носит стратегического и системного характера.

Наиболее оптимистичная картина наблюдается в отношении партнерства внутри самой сферы науки — в основном между научными организациями и вузами (3,96). Менее интенсивны взаимодействия науки с российским бизнесом (3,47), хотя взгляды на будущее вполне оптимистичны (3,71).

Кооперация с зарубежными университетами, научными центрами и компаниями развита намного слабее (3,03 и 2,63). Руководителей тревожит также недостаточная практика сетевых форм контактов (2,90). Вместе с тем респонденты ожидают в дальнейшем существенного прогресса вследствие общих трендов развития науки и реализации соответствующих мер государственной политики.

Проблема недостаточного объема расходов на науку в России (в сравнении с советским периодом и многими ведущими странами, как в абсолютном выражении, так и по отношению к масштабам экономики) давно стоит на повестке дня. Парадоксально, удивляются ученые ИСИЭЗ, но, по мнению руководителей организаций, она, хотя и существует, но не кажется самой острой. В итоге ситуация с конкурсным бюджетным финансированием (субсидии, госзаказы на НИОКР) и грантами научных фондов получила умеренные оценки (3,13 и 3,03 соответственно).

Подтверждение общероссийским трендам наблюдается в отношении заказов на научно-технические работы (услуги) со стороны предприятий, особенно частных (2,74). Ситуация хотя и меняется, но довольно медленно, что нашло отражение в мнении респондентов (3,35).

Участники опроса фиксируют наличие ощутимых барьеров для доступа к иностранным источникам финансирования — грантового (2,19), корпоративного (2,1) — но ожидают в этой сфере некоторого улучшения (3,06 и 3,00).

Самой сложной задачей для российской науки по-прежнему остается коммерциализация РИД — как внутри страны (2,51), так и за рубежом (1,84). В будущем здесь ожидается заметный прогресс (3,30 и 2,97 соответственно), хотя перспективы остаются весьма скромными.

Самым уязвимым звеном для российской науки остаются институциональные (организационные) условия, многие параметры которых оцениваются респондентами довольно скептически. Недостаточно эффективными считаются, например, регламенты организации конкурсов, экспертизы результатов НИОКР (3,06 и 3,10), качество предоставления государственных услуг в сфере интеллектуальной собственности (3,12). Сильно затрудняют функционирование организаций объемы и сложность научной отчетности (2,78), ограничения бюджетного регулирования (2,67), правила администрирования налоговых льгот (2,67), порядок таможенного оформления ввоза научного оборудования и материалов (2,62).

Тем не менее респонденты ожидают некоторого, пусть и незначительного, улучшения институциональных условий по всем указанным направлениям, заключают авторы исследования.

Общие текущие и прогнозные оценки делового климата в российской науке

Показатели

Текущая ситуация

Ожидания на пять лет

Композитный индекс

3,17

3,46

Кадровый потенциал

3,24

3,49

Материально-техническая база

3,26

3,44

Информационная инфраструктура

3,87

3,86

Научная кооперация

3,20

3,58

Финансирование

2,68

3,24

Научные результаты и их коммерциализация

3,11

3,50

Взаимодействие с обществом

4,03

3,94

Институциональные условия

2,89

3,25

Источник: ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

День
Неделя
Месяц