1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 452

Реформа страхового права: нерешенные вопросы и новые вызовы торопят законодателя

Разговоры о том, что страховое право нуждается в реформировании, и в реформировании серьезном, начались далеко не сегодня. Один тот факт, что в Закон РФ от 27.11.92 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон о страховании) изменения вносятся ежегодно, в то время как глава 48 ГК РФ, посвященная договору страхования, не менялась более двадцати лет, свидетельствует о необходимости перемен ярче всего. Возможным направлениям реформы страхования была посвящена научно-практическая конференция Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ. В мероприятии приняли участие представители Министерства финансов РФ, Банка России, Всероссийского союза страховщиков, эксперты ИЦЧП, представители научного сообщества, юристы и представители бизнеса.

В том, что конференцию «Страховое право России: текущие проблемы и направление реформы» организовал именно ИЦЧП, нет ничего удивительного. Рабочая группа Центра усердно трудилась над Концепцией совершенствования главы 48 ГК РФ, рассмотрев в рамках этой деятельности более 60 вопросов, порожденных сложностями применения норм данной главы. Так, заместитель министра финансов Алексей Моисеев, открывший своим выступлением конференцию, отметил, что из тех областей, которые находятся в ведении Минфина, ни в одной другой нет такого количества судебных споров, как в страховании. По его мнению, это свидетельствует о наличии ряда нерешенных вопросов, которые требуют скорейшего урегулирования.

Страхование договорной ответственности: запретить нельзя разрешить

Слова чиновника о том, что нормы ГК РФ «не бьются» с положениями Закона о страховании, на примере ст. 932 ГК РФ проиллюстрировала доцент МГИМО (У) МИД России, консультант ИЦЧП Анна Архипова. В настоящее время п. 1 и 2 данной статьи фактически содержат запрет на страхование ответственности за неисполнение договора. Вернее, разрешают только в тех случаях, когда это предусмотрено законом.

Цитируем документ

1. Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом.

2. По договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен.

3. Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, — выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен.

Статья 932 «Страхование ответственности по договору» ГК РФ

Законов, предусматривающих страхование договорной ответственности, немного, в отличие от видов деятельности, для которых подобных нормативных актов нет. На практике запрет, установленный в ГК РФ, обходят всеми возможными способами. В частности, договоры страхования маскируются под другие виды договоров.

По мнению докладчика, в ходе реформы нужно исключить положения ст. 932 ГК РФ и предусмотреть, что договор страхования ответственности должен заключаться по выбору страхователя как в пользу выгодоприобретателя, так и в пользу самого страхователя. При этом необходимо предусмотреть право страхователя, если он сам удовлетворяет требования контрагента, обратиться к страховщику с требованием о выплате возмещения.

У такой позиции немало критиков, и А. Архипова вступила с ними в заочную полемику, действуя методом, который в математике называется «от противного» — привела ряд контраргументов против доводов оппонентов.

Специалисты, отрицающие необходимость изменения запрещающей нормы, как правило, оперируют тремя тезисами:

  • Зачем что-то менять в ст. 932 ГК РФ, когда судебная практика ее уже практически убила?

  • Не приведет ли страхование договорной ответственности к повсеместному падению договорной дисциплины? Страхователь, зная, что его ответственность застрахована, может вообще не исполнять договор, потому что побудительные мотивы к добросовестному поведению в этом случае у него пропадают.

  • Стоит ли наделять страховщиков функциями, которые им не свойственны? Ведь если страховщик страхует ответственность по договору, то фактически он становится поручителем по обязательству должника.

Что касается судебной практики, А. Архипова обратила внимание на следующее. Безусловно, даже высшая судебная инстанция уже высказалась вполне четко, по сути, одобряя страхование договорной ответственности: «Отличие условий договора страхования ответственности перевозчика от содержания п. 1 ст. 932 ГК РФ само по себе не может служить основанием освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения» (Определение ВС РФ от 20.07.2015 № 307-ЭС15-1642).

Но мы не можем игнорировать и ту судебную практику, которая, как минимум, порождает сомнения в том, что ст. 932 ГК РФ свое отжила и более не применяется. Тот же ВС РФ в Определении от 03.08.2017 № 306-ЭС16-5941 утверждает: страхование ответственности арендатора перед арендодателем за нарушение договорных обязательств противоречит ст. 932 ГК РФ. А, к примеру, Девятый ААС в постановлении от 18.07.2017 по делу № А40-237636/16 (оставлено в силе АС Московского округа и ВС РФ) указал, что страхование риска ответственности за нарушение договора подрядчиком не входит в предмет договора, поскольку иначе договор следовало бы признать ничтожным по основаниям ст. 932 ГК РФ.

Причем если проанализировать те судебные акты, в которых утверждается приоритет ст. 932 ГК РФ, то можно обнаружить тенденцию, на которую обратила внимание спикер. Есть те виды деятельности, по которым суды уже достаточно единообразно определили, что однозначно можно страховать договорную ответственность. Это, прежде всего, перевозки и экспедиция. Но если речь идет о договоре аренды, договоре подряда, то подход становится все менее единообразным. Более того, суды часто в своих решениях делят обязательства из договоров на две категории: те, которые можно страховать (например, физический ущерб), и те, которые страхованию не подлежат (нарушения срока поставки).

Что получается? Получается, что до сих пор, заключая договор страхования ответственности по договору, мы не можем быть абсолютно уверенными, что мы не столкнемся со статьей ГК РФ, которая это запрещает. Также мы не можем прогнозировать решение суда по такого рода страхованию, если возникнет спор. Вряд ли мы ошибемся, утверждая, что и для самих судов эта ситуация не совсем приятна.

Теперь разберем второй аргумент противников исключения спорной статьи из ГК РФ.

Казалось бы, опасения, что отмена запрета договорной ответственности порушит договорную дисциплину, действительно, как говорится, имеют место быть. Эта проблема актуальна и для западной практики. Там даже в обиходе появился сложно переводимый на русский язык термин moral hazard, означающий, что поведение страхователя становится более беспечным, безрассудным именно вследствие наличия страхования договорной ответственности. Впрочем, опасность moral hazard присутствует во всех видах страхования. Тем не менее А. Архипова уверена: и зарубежный опыт, и российская страховая практика уже давно выработали целый набор механизмов по контролю и снижению этого риска. Это и учет предшествующей статистики страхователя при определении страховой премии, и применение франшизы, и исключения из страхового покрытия, и учет вины страхователя в неисполнении обязательства по договору.

Вопрос же о подмене поручительства страхованием ответственности по договору — третий постулат, выдвигаемый против идеи отмены ст. 932 ГК РФ, — на деле представляется несколько надуманным. Разницы между ними не так много. Из принципиальных: в поручительстве есть суброгация, которая по страхованию ответственности применяться не должна. Но в этом плане страхование как раз лучше работает в интересах самого страхователя, нежели поручительство.

Соотношение Кодекса и Закона: право требует четких разграничений

Концептуально о причинах и задачах реформы всей главы 48 ГК РФ в своем выступлении рассказал Сергей Дедиков, старший партнер Общества страховых юристов, партнер Redstone Chambers, преподаватель РАНХиГС при Президенте РФ. Он отметил, что за прошедшие два десятилетия опыт применения норм данной главы выявил ряд серьезных проблем в законодательном регулировании договора страхования.

Впрочем, для начала С. Дедиков отдал должное главе 48 ГК РФ. Ее нормы сыграли важную роль в становлении современного страхования в России. Они являются достаточно прогрессивной юридической базой для защиты прав и интересов потребителей страховых услуг. Отдельные подходы законодателя опережали развитие страхового права даже в ведущих в страховом отношении государствах мира. Так, впервые именно в российском законодательстве закреплена недопустимость освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения по договорам имущественного страхования, если страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. В иностранных юрисдикциях подобная защита интересов юридических лиц и граждан начала фрагментарно вводиться лишь в последние 10—15 лет.

Но то, что было прогрессивным вчера, неизбежно становится устаревшим сегодня. Развитие общественных отношений в стране привело к появлению новых вызовов, на которые необходимо ответить. Совокупный объем правовых проблем и иных назревших вопросов в законодательном регулировании договора страхования на сегодня достиг критической массы. Как отметил С. Дедиков, практически по всем статьям главы 48 ГК РФ есть серьезные замечания.

Главное из них заключается в том, что на протяжении всего времени действия части второй ГК РФ по-разному решался вопрос о разграничении норм ГК РФ и Закона о страховании. В разных редакциях Закона содержалось разное количество частно-правовых норм, конкретизирующих те или иные понятия в области страхового договорного права. Общим, однако, является то, что такие нормы в этом Законе имелись всегда — в большем или меньшем количестве. Регулярно предпринимаемые попытки расширения Закона путем включения туда положений, расшифровывающих новые понятия, используемые в страховании, показывают, что страховой рынок испытывает потребность в более подробном и ясном регулировании таких понятий. В то же время основным направлением решения этой проблемы, как представляется авторам Концепции совершенствования главы 48 ГК РФ, должно быть включение частно-правовых норм о страховании в Гражданский кодекс. Закон должен быть посвящен преимущественно административным вопросам регулирования страхования. Общие же положения, соответствующие по своему масштабу уровню кодифицированного акта, целесообразно перенести в главу 48 ГК РФ.

При формировании главы 48 ГК РФ федеральный законодатель отступил от реализованного в Кодексе принципа разных правовых режимов для сферы предпринимательской деятельности и остальной части гражданского оборота — применительно к договору страхования реализован единый подход ко всем страхователям. В ряде случаев это нарушает принцип равных прав участников предпринимательской деятельности. Как считает С. Дедиков, назрела необходимость введения дифференцированного правового режима по договорам страхования, в которых страхователем является гражданин, и по договорам страхования, заключенным со страхователем — коммерческой организацией.

Между регуляторным и разъяснительным подходом

Приглашенные на конференцию эксперты обсуждали и конкретные вопросы, ответы на которые должна дать реформа: определение понятий умысла, грубой неосторожности и легкой небрежности в страховом праве, основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, практика страхования ответственности директоров компаний, соотношение страховой суммы и страховой стоимости, реформа положений о суброгации и др.

Так, первый заместитель председателя Совета ИЦЧП Андрей Егоров обратился к проблемам соотношения ответственности страховщика и причинителя вреда. Анализируя нормы ст. 1072 и 931 ГК РФ, посвященных возмещению вреда лицом, застраховавшим свою ответственность, он сделал вывод о том, что необходимо изменить регуляторный подход в применении этих норм на разъясняющий.

Так, регуляторный подход обнаруживается в судебной практике, например, в п. 35 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Цитируем документ

Причинитель вреда, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного вреда (ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ).

По словам А. Егорова, основная проблема регуляторного подхода — в кардинальном нарушении принципа относительности обязательства. Он напомнил, что в п. 3 ст. 308 ГК РФ закреплен принцип недопустимости установления участниками договора обязанностей для третьего лица, не являющегося его участником. Не может иметь место ситуация, когда должник по обязательству о причинении вреда, договорившись с третьим лицом, ограничивает и усложняет правовое положение кредитора. Необходимо, считает А. Егоров, придерживаться разъяснительного подхода и предоставить кредитору право по своему усмотрению выбирать, с кого взыскивать возмещение, не освобождая от выплаты страхователя (подробнее читайте в материале «Соотношение деликтного и страхового требований», «ЭЖ-Юрист», № 44, 2018).

***

Реформа главы 48 Кодекса призвана решить проблемы правового регулирования договора страхования, снять необоснованные ограничения принципа свободы этого договора, более взвешенно урегулировать ряд вопросов, которые сегодня регламентированы поверхностно и подчас вопреки принципу справедливости, восполнить имеющиеся юридические пробелы в определении правового статуса отдельных участников страховых правоотношений.Впереди законодателю предстоит большая работа по взаимодействию науки и бизнеса, практиков и теоретиков, чтобы выработать устраивающее всех регулирование страхового дела.

Актуальные сферы развития законодательства о страховании

Частно-правовые вопросы

  • реформирование главы 48 ГК РФ и Закона РФ от 27.11.92 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»;

  • определение места и роли «вмененного» страхования;

  • запрет на регулирование страховых правоотношений в непрофильных правовых актах

Развитие саморегулирования

четкое распределение «зон влияния» при осуществлении регулятивных и контрольных функций Банка России и СРО

Идентификация и защита персональных данных

законодательное закрепление процессов, возникающих при страховании

Цифровизация

  • понимание происходящих процессов и их инкорпорирование в ­страховые правоотношения;

  • учет особенностей в правовом регулировании