Исковая давность по косвенным искам и дополнительным требованиям. Почему до сих пор возникают сложности?

| статьи | печать

В этом году школа для юристов-практиков «Лексториум» организовала большой курс, посвященный исковой давности. Среди выступающих были Андрей Егоров, Сергей Сарбаш, а также выпускники Российской школы частного права Георгий Адам, Сергей Солдатенко, Константин Савин. Казалось бы, тема исковой давности изучена и рассмотрена судами вдоль и поперек. На самом деле многие вопросы только недавно получили более или менее четкую судебную позицию. Но некоторые моменты и сейчас остаются неурегулированными. В частности, это касается исковой давности по косвенным искам и по дополнительным требованиям (о взыскании неустойки, процентов). Подробнее об этих и других сложных вопросах исковой давности — в материале «ЭЖ-Юриста».

Андрей Егоров и Георгий Адам рассказали, как на сегодняшний день складывается судебная практика в отношении исковой давности по косвенным искам и дополнительным требованиям. Также спикеры порассуждали о моментах, которые пока не нашли единого подхода в судах.

Исковая давность по косвенным искам

Георгий Адам начал с вопросов исковой давности в случае множественности лиц на стороне истца — главным образом по косвенным искам. Проблема заключается в том, что в других вопросах исковой давности уже сложились определенные подходы на практике, а в отношении косвенных исков нельзя сказать, что есть фундаментальные работы и прецедентные решения, где бы суд окончательно определился с позицией.

Модель косвенных исков закрепили в ГК РФ в 2014 г. (Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ). В частности, в ст. 67.2 ГК РФ были поименованы права, связанные с требованиями от имени компании, — исками к недобросовестным директорам о взыскании убытков и исками об оспаривании сделок, совершенных во вред корпорации. Сами участники корпорации были признаны представителями компании. Встал вопрос: как исчислять исковую давность в случае, когда правами истца обладают несколько лиц?

Спикер описал стандартную ситуацию: директор ведет себя недобросовестно. Из-за этого блокируется реальная воля юридического лица. Правопорядок считает, что такой директор не может быть волеизъявляющим органом компании для цели применения исковой давности. В этом случае может быть несколько подходов к моменту определения начала исковой давности. Во-первых, исковую давность можно считать с даты, когда о нарушении узнал новый добросовестный директор в случае смены органов управления. Во-вторых, исковую давность можно считать по недобросовестному директору. В-третьих, отсчет исковой давности возможен с момента, когда о нарушении прав корпорации узнал участник, который подает иск.

Пример из практики

МУП «Первомайский рынок» (далее — предприятие) арендовало земельный участок. Директор передал права на этот участок Фонду развития г. Коврова (далее — фонд) за символическую плату — 5 000 руб. В тот же день фонд передал земельный участок обратно предприятию, но уже в субаренду. Через четыре года предприятие подало иск об оспаривании уступки права аренды. Оно настаивало, что в результате заключения сделок по уступке директор причинил ущерб предприятию. Также его привлекли к уголовной ответственности по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). В рамках уголовного дела суд установил, что, преследуя собственную выгоду, директор предприятия передал большую часть арендуемой земли фонду, который рассчитывал получить права на участок для строительства торгового комплекса и затем собирать арендную плату с торговых мест. Но суды трех инстанций отказались признать сделку недействительной в том числе из-за истечения срока исковой давности.

Дело дошло до Президиума ВАС РФ. Он указал, что срок исковой давности по требованию о признании сделки недействительной при наличии злонамеренного соглашения представителей сторон независимо от даты заключения договора или назначения нового руководителя предприятия подлежал исчислению с момента, когда предприятие в лице вновь назначенного директора узнало либо получило реальную возможность узнать о том, что совершение сделки на невыгодных для предприятия условиях имело место вследствие такого злонамеренного сговора.

То есть в ситуации, когда воля компании заблокирована из-за недобросовестного директора, исковую давность нужно исчислять с момента, когда о нарушении узнал новый добросовестный директор. Дело было направлено на новое рассмотрение.

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 № 15036/12

В дальнейшем подход к исчиcлению срока исковой давности по новому добросовестному директору был закреплен в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 62). Сейчас это превалирующий подход для разрешения вопроса об исчислении исковой давности по косвенным искам.

Есть еще один кейс. В нем выражен несколько иной подход — о том, что давность исчисляется по добросовестному участнику юридического лица. Это дело Vilhelmina Holding Limited (Вильхельмина Холдинг Лимитед) против ООО «Загородный клуб „Раздолье”».

Пример из практики

Компания Вильхельмина и Кораев А.Р. были участниками ООО «Загородный клуб „Раздолье”» (далее — общество). Общество передало Кораеву А.Р. в безвозмездное пользование земельные участки для строительства гольф-клуба. Позже компания решила оспорить эту сделку, поскольку это была сделка с заинтересованностью, заключенная без одобрения. При рассмотрении спора в суде возник вопрос о начале исчисления срока исковой давности. Сделка была заключена в мае 2011 г., а в суд компания (участник общества) обратилась в феврале 2015 г. Она настаивала, что срок давности не истек, поскольку о сделке узнала только 31.10.2014, при рассмотрении заявления компании о взыскании с общества денежной компенсации за неисполнение решения по заявлению о признании незаконным бездействия генерального директора и обязании общества предоставить документы.

Первая инстанция решила, что срок исковой давности не истек, и признала сделку недействительной. Апелляция пришла к выводу об истечении исковой давности. Причем она указала, что, поскольку компания Вильхельмина (участник) заявила иск от имени общества, начало течения срока исковой давности начинается с момента исполнения сделки обществом. Кассация поддержала эту позицию. Однако ВС РФ с ними не согласился. Коллегия ВС РФ признала, что срок давности не пропущен и что его нужно считать по тому моменту, когда о нарушении узнал участник, подавший иск. Заключение сделки с заинтересованностью без должного одобрения нарушает в том числе и права участника (компании), в защиту которых предъявляется соответствующее исковое требование.

Определение ВС РФ от 26.08.2018 № 305-ЭС16-3884 по делу № А41-8876/2015

Таким образом, ВС РФ признал, что участник корпорации имеет собственный интерес при оспаривании сделок и интересы юридического лица производны от интересов его участника. Если сделка нарушает интересы участника, то он может заявить иск об оспаривании этой сделки, но только в той ситуации, когда этот участник является единственным неаффилированным лицом, которое способно эту сделку оспорить. То есть в некоторых случаях возможен подсчет исковой давности от того момента, когда добросовестный миноритарный участник узнал о том, что право общества было нарушено.

Андрей Егоров отметил, что, когда сталкиваются интересы участников и кредиторов, в приоритете должны быть интересы кредиторов. Но могут быть исключения: например, когда существует сговор кредитора с миноритарием, когда кредитор аффилирован с директором. Георгий Адам согласился, что концептуально нужно различать споры внутри корпорации (когда можно исчислять давность по директору или по участнику) и споры, когда участник оспаривает сделку юридического лица (нужно ограничивать в тех случаях, когда очевиден сговор обеих сторон сделки). В частности, суд может отказать в применении исковой давности со ссылкой на злоупотребление правом.

Пример из практики

ООО «Приокское» продало принадлежащие ему здание и земельный участок. Затем недвижимость еще несколько раз перепродавалась по цепочке. Участники ООО «Приокское» оспорили в суде сделки с двумя покупателями. Основанием стало то, что директор ООО «Приокское» (он же участник) одновременно являлся участником и директором компаний, которым недвижимость была перепродана. А это свидетельствовало о его заинтересованности в продаже по заниженной цене. ООО «Приокское» подало иск о признании недействительной регистрации права собственности конечного покупателя. Суды заняли разные позиции. При новом рассмотрении первая инстанция не признала срок исковой давности пропущенным, поскольку участник не мог обратиться в суд из-за того, что его вывели из состава участников и ему пришлось восстанавливать свои права через суд. Апелляция, напротив, отказалась удовлетворить иск, применив исковую давность. Она решила, что ее нужно считать с даты заключения сделки по отчуждению недвижимости. Кассация встала на сторону первой инстанции.

Дело дошло до Президиума ВАС РФ. Он согласился с первой инстанцией и кассацией в той части, что утрата корпоративного контроля участниками ООО «Приокское» вследствие незаконного исключения из его состава одного участника с долей 50% в уставном капитале другим участником, являющимся генеральным директором, не позволила им произвести своевременно смену генерального директора и обратиться в суд за защитой своих нарушенных имущественных прав. Это стало возможным только после последовательного оспаривания всех совершенных в результате злоупотребления генеральным директором сделок, принудительного прекращения его полномочий. Президиум ВАС РФ посчитал обоснованным отказ судов в применении исковой давности, который по своему смыслу соответствует п. 2 ст. 10 ГК РФ и выступает как санкция за злоупотребление правом.

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011 № 17912/09 по делу № А54-5153/2008/С16

Похожую позицию Президиум ВАС РФ сформулировал в постановлениях от 24.05.2012 № 17802/11 по делу № А40-99191/10-113-875 (дело ЗАО «Торговый дом „Отрада“»), от 10.12.2013 № 8194/13 по делу № А50-9892/2012 (дело ООО «НордОйлСервис»).

Андрей Егоров задался вопросом, что делать, если нет контролирующего лица, например: в компании два участника с долей в уставном капитале по 50%. Один из них знает о сделке, другой — нет. Директора они переизбрали через 2,5 года. По мнению Георгия Адама, в этом случае, скорее всего, нельзя будет считать исковую давность по участнику. Нужно будет исчислять ее с момента, когда о нарушении права компании узнал новый директор.

Исковая давность по дополнительным требованиям

Андрей Егоров рассказал о том, как изменилась судебная практика по исковой давности по дополнительным требованиям.

Статья 207 ГК РФ говорит, что с истечением давности по основному требованию истекает исковая давность по дополнительным требованиям. Долгое время в судах встречалась разная практика.

Спикер отметил, что ст. 207 ГК РФ нужна только для таких дополнительных требований, как взыскание неустойки и процентов. Как правило, они начисляются за каждый день просрочки. Приведем пример: требование кредитора наступило почти три года назад. Должник попал в просрочку 4 июня 2015 г. Допустим, сегодня 1 июня 2018 г. То есть до истечения срока давности осталось четыре дня. Она наступит, если должник не заплатит долг или не признает его. Рассмотрим неустойку, которая набежала в ночь с 30 на 31 мая, с 31 мая на 1 июня. Возникает вопрос: какая давность по неустойке за 31 мая? По идее исковая давность в данном случае тоже должна быть три года, то есть она истечет 31 мая 2021 г. Это общее правило, если не включится ст. 207 ГК РФ. А она включится только 4 июня. Если срок платежа был 4 июня 2015 г., то срок исковой давности наступит в ночь с 4-го на 5-е. Если включится ст. 207 ГК РФ и если кредитор иск не подаст, наступит 5 июня, давность будет пропущена, то несправедливо исковую давность по неустойке за 31 мая считать до 2021 г. Ведь странно, что основной долг взыскать нельзя, а неустойку — можно. Что-то здесь не то. Именно поэтому давность по требованию, возникшему 31 мая, составит только четыре дня (1, 2, 3, 4 июня). Такая позиция предусмотрена в постановлении Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 № 11778/08 по делу № А53-17917/2006-С3-39.

Правда, иногда пытаются придумать то, что не написано в ст. 207 ГК РФ. К примеру, кредитор предъявит иск о взыскании основного долга, или должник признает долг, подписав акт сверки. Некоторые говорят, что давность по неустойке за 31 мая истекла бы 5 июня, поэтому если кредитор не заявит о взыскании неустойки за 31 мая до 5 июня, то он пропустит исковую давность. На самом деле это не так. По каждой неустойке срок исковой давности — три года. Если кредитор заявит иск в апреле 2021 г., то можно будет получить за три года, если не сработает ст. 207 ГК РФ. А она не сработает, если по основному требованию не пропущена исковая давность: либо она прервана и течет заново, либо погашено основное требование, и неустойка продолжает жить дальше, то есть давность будет считаться по классическим канонам.

Принять к сведению

В рамках курса лекторы обсудили вопрос, как нужно толковать формулировку из п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В нем сказано, что течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком. При этом формулировку «лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами» можно понимать по-разному. В узком смысле это директор (или несколько директоров, действующих совместно). Тогда получается, что если в обществе два директора и один из них узнал о нарушении, то именно с момента, когда он узнал, начнет течь исковая давность. Еще можно считать, что в список таких лиц попадают и участники (акционеры), которые могут подавать иски от имени юридического лица.

Георгий Адам пояснил, что, поскольку речь идет о юридическом лице вообще (а не об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и т.д.), формулировка «лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами» — это директор и аналогичные директору лица (для товариществ, некорпоративных юридических лиц). Поэтому, скорее всего, закладывался узкий подход. Предполагается, что юридическое лицо может реализовать свою правосубъектность только через органы управления. Таким органом является директор. Поэтому считается, что о фактах, которые известны директору, сразу узнает само юридическое лицо.

Если участникам предоставили право подавать иски, это не значит, что они являются полноценными органами управления, полноценными выразителями воли юридического лица. Скорее, стоит толковать ограничительно. По общему правилу исковую давность нужно отсчитывать от директора, а если он недобросовестный, то от первого добросовестного директора. Учитывая специфический статус участника, только в ограниченных случаях можно допускать давность по нему. Например, когда оспариваются сделки, совершенные недобросовестным директором или по указанию недобросовестных контролирующих лиц, которые продолжают оставаться в органах управления. Для этих случаев, наверное, можно исковую давность отсчитывать по участнику.

Что еще почитать по теме

  • Егоров А.В. Давность взыскания пеней и процентов как дополнительных требований: проблемы применения статьи 207 ГК РФ в судебной практике // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 2. — С. 30—67.

  • Егоров А.В. Особенности исковой давности по дополнительным требованиям. Как работает ст. 207 ГК РФ? // ЭЖ-Юрист. — 2018. — № 17—18 (1018—1019). — С. 1, 3.

  • Кузнецов А.А. Исковая давность по косвенному иску участника. Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.08.2016 № 305-ЭС16-3884 // Вестник экономического правосудия РФ. — 2016. — № 11.

  • Малышева В.Г. Ответчик злоупотребил правом. Когда можно отказать ему в применении исковой давности // Арбитражная практика для юристов. — Июнь 2017. — № 6. — С. 62—68.

День
Неделя
Месяц