ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Задолженность перед бюджетом: имеет ли значение для списания ее правовая природа?

| статьи | печать | 2256

Организация имеет задолженность перед бюджетом. Имеет ли значение, как образовалась эта задолженность — в результате неуплаты в бюджет обязательных платежей или неисполнения условия договора? Какие правила регулируют вопросы списания задолженности? Ответы на эти вопросы рассмотрим в материале.

Российская Федерация получила целевой заем у международных финансовых структур и, действуя через агента, выдала целевые займы российским юридическим лицам. При этом условия договоров, заключенных с российскими организациями, и договора между РФ и международными финансовыми структурами могли различаться. В результате российские заемщики, выплатив кредит в соответствии с условиями, отраженными в кредитном договоре, получали требования от агента, действующего от имени Российской Федерации, об уплате задолженности по основному долгу, процентам за пользование суммой кредита, штрафам и так называемой марже Минфина России. С несогласными разобрались в суде, который стал на сторону государства. Сложилась судебная практика по взысканию задолженностей. Долги были оплачены добровольно или с помощью службы судебных приставов.

На этом вроде можно было бы остановиться — организациям забыть о долгах и работать дальше.

Однако по прошествии более пяти лет с момента взыскания денежных средств российские организации начинают узнавать различными способами, в том числе получая отказы в предоставлении государственных субсидий, о наличии задолженности по обязательствам, которые они давно считали исполненными.

Иными словами, сложилась ситуация, когда по прошествии длительного времени, далеко за пределами срока исковой давности, к компаниям предъявляют к оплате задолженность.

Возникает вопрос: что делать в такой ситуации?

В каких случаях применяется ст. 47.2 БК РФ? Позиция судов

Согласно статье 47.2 Бюджетного кодекса РФ основанием для списания задолженности является в числе прочего принятие судом акта, в соответствии с которым администратор доходов бюджета утрачивает возможность взыскания задолженности по платежам в бюджет в связи с истечением установленного срока ее взыскания (срока исковой давности), в том числе вынесения судом определения об отказе в восстановлении пропущенного срока подачи заявления в суд о взыскании задолженности по платежам в бюджет.

Казалось бы, все очевидно. Но как получить необходимый судебный акт, если Минфин России не спешит обращаться в суд, заведомо зная, что суд вынесет определение об отказе в восстановлении пропущенного срока подачи заявления в суд или решение об отказе в иске в связи с истечением срока исковой давности?

Выход есть. Согласно статье 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из юридических фактов, в том числе из решений суда. По общему правилу (ст. 199 ГК РФ) срок исковой давности подлежит применению лишь по заявлению стороны в споре. В соответствии с п. 1 ст. 219 АПК РФ юридическое лицо или индивидуальный предприниматель вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об установлении фактов, имеющих юридическое значение, только если у заявителя отсутствует возможность получить или восстановить надлежащие документы, удостоверяющие эти факты, и если федеральным законом или иным нормативным правовым актом не предусмотрен иной внесудебный порядок установления соответствующих фактов.

Таким образом, обращение в суд с заявлением о признании факта в порядке главы 27 АПК РФ является способом добиться получения судебного акта, в соответствии с которым администратор доходов бюджета утратил бы возможность взыскания задолженности по платежам в бюджет в связи с истечением установленного срока ее взыскания (срока исковой давности).

Между тем здесь возникает вопрос о том, как должна применяться ст. 47.2 БК РФ и так ли все просто на практике.

Пример из практики

В одном деле предприятие обратилось в суд с заявлением к Минфину России о признании его задолженности перед федеральным бюджетом по соглашению от 06.10.2003 безнадежной к взысканию, обязании министерства исключить предприятие из списка должников, размещенного на сайте Минфина России, и списать задолженность предприятия перед федеральным бюджетом.

Заявитель полагал, что существует возможность списания его задолженности перед федеральным бюджетом в порядке ст. 47.2 БК РФ в качестве альтернативного способа наравне с порядком списания и восстановления в учете задолженности по денежным обязательствам перед федеральным бюджетом (Российской Федерацией), утвержденным приказом Минфина России от 02.08.2007 № 68н (далее — Приказ № 68н). Поскольку понятие «платежи в бюджет» в законодательстве не закреплено, а в перечне исключений из предмета правового регулирования ст. 47.2 БК РФ отношения, основанные на неисполненных денежных обязательствах по договорам перед Российской Федерацией, не указаны, то, по мнению заявителя, существует возможность применения положений ст. 47.2 БК РФ к его обязательствам перед федеральным бюджетом.

Однако суды с такой позицией не согласились, отметив, что нормы бюджетного законодательства не предусматривают различного порядка регулирования одних и тех же правоотношений. Вопросы списания задолженности уже урегулированы Приказом № 68н, в п. 2 которого установлен конкретный перечень обязательств, на которые распространяется его действие и к которым относятся в том числе обязательства из договоров и иных сделок.

Поскольку обязательства предприятия возникли из соглашения о предоставлении денежных средств на возвратной и платной основе, то они имеют иную правовую природу урегулирования, чем предусмотренные ст. 47.2 БК РФ. В связи с этим доводы заявителя об альтернативных способах списания задолженности суды опровергли.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2018 № 09АП-30358/2018 по делу № А40-255585/17

Таким образом, суды пришли к выводу, что положения ст. 47.2 БК РФ применимы к списанию не любой задолженности.

Вероятнее всего, изложенная в судебных актах по данному делу позиция судов относительно применения ст. 47.2 БК РФ будет применяться и далее, независимо от особенностей конкретного спора.

Между тем эту позицию нельзя назвать обоснованной. Статья 47.2 БК РФ подлежит непосредственному применению во всех случаях списания задолженности перед бюджетом, когда имеются соответствующие основания, по следующим причинам.

Место положений БК РФ в иерархии норм

В соответствии со ст. 2 БК РФ иерархическая структура бюджетного законодательства Российской Федерации состоит из (по мере убывания юридической силы):

  • Бюджетного кодекса;

  • законов о федеральном бюджете и бюджетах других уровней и иных нормативно-правовых актов.

При этом абзац 2 ст. 2 БК РФ указывает на то, что федеральные законы, законы субъектов РФ, муниципальные правовые акты представительных органов муниципальных образований не могут противоречить БК РФ.

Таким образом, среди законодательных нормативных актов высшую юридическую силу имеет именно Бюджетный кодекс РФ в силу прямого указания закона.

При этом ст. 3 БК РФ устанавливает, что:

  • президент вправе издавать указы, которые не должны противоречить Бюджетному кодексу;

  • правительство вправе принимать нормативные акты, которые не должны противоречить Бюджетному кодексу, федеральным законам и указам президента;

  • федеральные органы исполнительной власти (к которым относится Минфин России) принимают акты, регулирующие бюджетные отношения, которые не должны противоречить Бюджетному кодексу, указам президента, нормативным актам Правительства РФ.

Исходя из буквального толкования приведенных норм ст. 2, 3 БК РФ, нормативными актами в сфере регулирования бюджетных отношений, имеющими наименьшую юридическую силу по отношению к другим актам, регулирующим бюджетные отношения, являются нормативные акты федеральных органов исполнительной власти и Министерства финансов в частности.

Установив иерархию нормативных актов в сфере бюджетных отношений, проанализируем действующие нормативно-правовые акты, регулирующие бюджетные отношения в сфере признания задолженности перед федеральным бюджетом безнадежной и ее списания.

На сегодняшний день порядок и основания для признания задолженности перед федеральным бюджетом безнадежной и ее списания регулируют следующие нормативно-правовые акты.

Во-первых, Бюджетный кодекс РФ, в котором ст. 47.2 БК РФ устанавливает:

  • основания для признания задолженности безнадежной (п. 1 и 2 названной статьи);

  • участника бюджетных отношений, уполномоченного на принятие решения о признании задолженности безнадежной при наличии оснований, предусмотренных п. 1, 2 ст. 47.2 БК РФ (п. 3, 5 рассматриваемой статьи);

  • исчерпывающий перечень случаев, когда списание задолженности по платежам в бюджет невозможно (п. 6 ст. 47.2 БК РФ).

Принятые в соответствии с п. 4 ст. 47.2 БК РФ и утвержденные постановлением Правительства РФ от 06.05.16 № 393 «Общие требования к порядку принятия решений о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации» устанавливают общие требования к порядку принятия решений о признании задолженности безнадежной и ее списания, а также к документам, подтверждающим данный факт.

Во исполнение указанных нормативно-правовых актов, имеющих большую юридическую силу, чем любые нормативно-правовые акты Министерства финансов как федерального органа исполнительной власти, Минфин России приказом от 06.07.2016 № 107н утвердил Порядок принятия Министерством финансов РФ и подведомственными Министерству финансов РФ Федеральными казенными учреждениями, являющимися администраторами доходов федерального бюджета, решения о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в федеральный бюджет. Данный приказ установил порядок признания задолженности перед бюджетом безнадежной и основания для принятия соответствующих решений в полном соответствии с нормативно-правовыми актами, имеющими большую юридическую силу.

Таким образом, в системе действующего правового регулирования предусмотрен порядок списания задолженности перед федеральным бюджетом обязательный для всех лиц в силу требований БК РФ, ч. 2 ст. 8, ч. 2 ст. 15, ч. 1, 2 ст. 19, ч. 3 ст. 35 Конституции РФ.

В то же время суды придерживаются иного подхода к разрешению вопроса об основаниях и порядке списания задолженности перед бюджетом.

Оснований для выделения различных видов задолженности перед бюджетом действующее законодательство не предусматривает

Анализируя обстоятельства приведенного выше дела № А40-255585/17 в части оценки судом порядка списания задолженности перед федеральным бюджетом, можно прийти к следующим выводам.

Обосновывая невозможность применения к рассматриваемым отношениям ст. 47.2 БК РФ, суд первой инстанции указал, что специфика порядка урегулирования задолженности юридических лиц перед федеральным бюджетом по обязательствам, вытекающим из договоров (соглашений), подтверждается в том числе положениями п. 1 ст. 16 Федерального закона от 05.12.2017 № 362-ФЗ «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» (далее — Закон № 362-ФЗ), предусматривающими возможность списания (прощения) штрафных санкций за несвоевременное исполнение денежных обязательств перед Российской Федерацией и (или) пользование чужими денежными средствами в случае полного исполнения других обязательств должника по уплате денежных средств, определенных соответствующим договором (сделкой), возврату неосновательного обогащения, возмещению убытков.

Между тем положения приведенной нормы не опровергают изложенных выше доводов в пользу возможности применения ст. 47.2 БК РФ.

Цитируем документ

Задолженность субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и юридических лиц по уплате пеней, штрафов и процентов, начисленных на основании договора (сделки) и (или) положений гражданского или бюджетного законодательства Российской Федерации за несвоевременное исполнение денежных обязательств перед Российской Федерацией и (или) пользование чужими денежными средствами, подлежит списанию (прощению) в случае полного исполнения других обязательств должника по уплате денежных средств, определенных соответствующим договором (сделкой), возврату неосновательного обогащения, возмещению убытков.

Пункт 1 ст. 16 Закона № 362-ФЗ

Более того, данная норма направлена на стимулирование должников к добровольному исполнению обязательств перед бюджетом путем списания задолженности по уплате пеней, штрафов и процентов, начисленных на основании договора (сделки) и (или) положений гражданского или бюджетного законодательства Российской Федерации за несвоевременное исполнение денежных обязательств перед Российской Федерацией и (или) пользование чужими денежными средствами при условии исполнения основного обязательства.

Из данной нормы следует, что:

  • она направлена на регулирование текущих обязательств перед РФ, в отношении которых нет оснований для применения положений ст. 47.2 БК РФ;

  • данная норма не противоречит нормам ст. 47.2 БК РФ и имеет меньшую юридическую силу по сравнению со ст. 47.2 БК РФ.

Таким образом, ссылка на Закон № 362-ФЗ никак не влияет на возможность применения ст. 47.2 БК РФ.

Также не имеет значения для разрешения вопроса о возможности и основаниях списания задолженности перед бюджетом Приказ № 68н. Этот документ к спорным отношениям не должен применяться по следующим обстоятельствам.

Как следует из преамбулы названного приказа, он принят во исполнение ст. 71 Федерального закона от 19.12.2006 № 238-ФЗ «О федеральном бюджете на 2007 год» (далее — Закон № 238-ФЗ) и на основании ст. 165 БК РФ. Согласно ст. 139 Закона № 238-ФЗ он вступает в силу 01.01.2007, а действует в силу прямого указания ст. 5 БК РФ до 31.12.2007.

Таким образом, установленную законом обязанность по определению порядка списания и восстановления в учете задолженности перед федеральным бюджетом в 2007 г. Минфин выполнил, воспользовавшись полномочиями, предоставленными ему ст. 165 БК РФ, согласно которой Минфин устанавливает основания, порядок и условия списания и восстановления в учете задолженности по денежным обязательствам перед Российской Федерацией субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями, юридическими лицами. Однако ст. 47.2 в Бюджетном кодексе появилась позднее (введена Федеральным законом от 29.12.2015 № 406-ФЗ) и с момента ее введения порядок признания безнадежной и списания задолженности устанавливается именно ст. 47.2 БК РФ, которая имеет большую юридическую силу перед иными нормативно-правовыми актами в сфере регулирования бюджетных отношений в силу ст. 2, 3 БК РФ.

С момента введения данной нормы в БК РФ принятые ранее акты, имеющие меньшую юридическую силу, не могут ей противоречить.

Таким образом, можно прийти к выводу, что законодатель ввел в БК РФ новое правовое регулирование порядка и оснований для признания задолженности безнадежной и ее списания, а старое правовое регулирование, имеющее меньшую юридическую силу, в том числе Приказ № 68н, не подлежит применению.

Более того, во исполнение воли законодателя и новых правил, установленных ст. 47.2 БК РФ, Минфин России, пользуясь полномочиями, предоставленными ст. 47.2, 165 БК РФ, установил новый порядок признания задолженности безнадежной, издав приказ от 06.07.2016 № 107н, которым утвердил Порядок принятия Министерством финансов РФ и подведомственными Министерству финансов РФ федеральными казенными учреждениями, являющимися администраторами доходов федерального бюджета, решения о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в федеральный бюджет.

Следовательно, можно заключить, что полномочия Минфина по установлению оснований, порядка и условий списания и восстановления в учете задолженности по денежным обязательствам перед Российской Федерацией, предусмотренные ст. 165 БК РФ, реализованы, но с учетом новых норм ст. 47.2 БК РФ.

Из изложенного следует, что никакого «особого» порядка признания задолженности безнадежной и никакого «особого вида задолженности» БК РФ не предусматривает, а нормативные акты, на которые ссылается суд, не подлежат применению в связи с введением нового порядка урегулирования безнадежной задолженности.

Данный вывод подтверждается и системным толкованием норм БК РФ.

Так, согласно ст. 98.1 БК РФ долговое обязательство Российской Федерации, не предъявленное к погашению (кредитор не совершил определенные условиями обязательства и (или) нормативными правовыми актами действия) в течение трех лет с даты, следующей за датой погашения, предусмотренной условиями долгового обязательства либо соответствующими федеральными законами, считается полностью прекращенным и списывается с государственного внутреннего долга Российской Федерации. Российская Федерация является равноправным участником гражданских правоотношений и вправе списывать собственную задолженность в случаях, когда кредитор утратил право на ее взыскание в силу истечения исковой давности.

Представляется логичным, что данному праву должна корреспондировать обязанность по списанию задолженности перед самой Российской Федерацией при наличии тех же условий, которые установлены ст. 98.1 БК РФ. Нормой, устанавливающей обязанность по списанию долгов перед Российской Федерацией, является ст. 47.2 БК РФ.

Таким образом, с введением ст. 47.2 БК РФ реализован принцип равенства участников гражданского оборота, закрепленный в п. 1 ст. 1 ГК РФ, ст. 19 Конституции РФ. Иное толкование норм действующего законодательства, регулирующих порядок списания задолженности перед бюджетом, привело бы к нарушению принципа равенства, закрепленного ст. 19 Конституции РФ, и созданию приоритета долговых обязательств перед Российской Федерацией над долговыми обязательствами перед иными участниками гражданского оборота и над долговыми обязательствами самой Российской Федерации, что недопустимо.

День
Неделя
Месяц