1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 43

Предъявление эмитенту векселя к погашению: реализации нет

Вексель является товаром, а его передача — реализацией лишь в том случае, когда право собственности на вексель переходит от одного лица к другому по договору купли-продажи, в котором сам вексель выступает как объект купли-продажи. Похоже, что эта правовая позиция, сформированная высшими судами еще 20 лет назад, абсолютно не знакома новому поколению налоговиков. Они, как и их коллеги в конце 90-х, считают, что предъявление векселя векселедержателем эмитенту формирует у первого налогооблагаемый доход.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение Верховного суда РФ от 27.08.2018 № 310-КГ18-8152 по делу № А23-4208/2017

Истец

Общество с ограниченной ответственностью «Каскад-Энергосеть»

Ответчик

Инспекция Федеральной налоговой службы по Московскому округу города Калуги

Пик налоговых споров, в которых фигурировали векселя и вексельные схемы, пришелся на конец 90-х — начало 2000-х. Многие из таких споров дошли до высших судебных инстанций.

Именно тогда суды четко высказались в отношении того, в каких транзакциях вексель выступает в качестве товара, а в каких — в качестве ценной бумаги (см. постановление Президиума ВАС РФ от 16.12.97 № 4863/97, п. 36 совместного постановления пленумов ВС РФ № 33 и ВАС РФ от 04.12.2000 № 14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

О реализации можно говорить, только если право собственности на вексель переходит от одного лица к другому по договору купли-продажи, в котором сам вексель как товар является объектом купли-продажи. С этим подходом были согласны и ФНС России (письмо от 07.10.2005 № ГИ-6-04/834@ «О порядке налогообложения доходов от операций с векселями»), и Минфин России (см. письмо от 15.02.2013 № 03-03-10/4006).

Так, в упомянутом письме налоговой службы говорится, что предъявление векселедержателем векселя в срок к платежу не является операцией купли-продажи ценной бумаги. А из письма финансового ведомства следует, что предъявление векселя к оплате нельзя приравнивать к передаче ценной бумаги третьему лицу, так как в этом случае происходит прекращение долгового обязательства, а не его дальнейшая передача.

Тем более удивительно, что подобные споры возникают до сих пор из-за того, что налоговики пытаются признать налогооблагаемым доходом суммы, полученные в погашение векселя, предъявленного векселедержателем эмитенту. Единственная мысль, которая возникает после изучения судебных актов по таким делам: а может, налоговики всего лишь прощупывают, придерживаются ли суды прежней позиции?

Один из таких споров дошел до ВС РФ, и суд подтвердил, что его правовая позиция по этому вопросу осталась неизменной.

Суть дела

ИФНС в ходе выездной налоговой проверки ООО «Каскад-Энергосеть» установила, что один из учредителей общества в счет увеличения чистых активов безвозмездно передал ему векселя ООО «Каскад-Энерго» (далее — эмитент). Общество предъявило эти векселя к оплате эмитенту и получило от него 395480109,58 руб.

По мнению ИФНС, эту сумму налогоплательщик должен был включить в налоговую базу по налогу на прибыль организаций как выручку от выбытия финансовых вложений и уплатить в бюджет налог. Аргумент: предъявление векселя к оплате — это реализация (иное выбытие), и к данной операции неприменим подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ.

По этому эпизоду обществу был доначислен налог на прибыль в сумме 79 096 022 руб. и начислены пени — 18 702 708 руб. Кроме того, налогоплательщик был оштрафован по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату данного налога.

Общество не согласилось с этим решением ИФНС и обжаловало его в вышестоящий налоговый орган. Но жалоба осталась без удовлетворения. После этого общество обратилось в суд с заявлением о признании частично недействительным решения ИФНС о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование налогоплательщика в полном объеме. В своем вердикте, опираясь на приведенную выше правовую позицию ВАС РФ и ВС РФ, суд указал, в чем именно ошибались налоговики.

Чтобы исследовать правовую природу векселя, суд обратился к гражданскому законодательству.

Так, согласно ст. 815 ГК РФ в случае, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются законом о переводном и простом векселе.

Согласно ст. 142, 143 ГК РФ ценной бумагой, к числу которых отнесен вексель, является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. В соответствии с п. 2 ст. 146 ГК РФ права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии).

Проанализировав данные положения, суд указал, что предъявление векселя к оплате не является актом продажи имущества, поскольку согласно ст. 815 ГК РФ вексель удостоверяет обязательство займа. Поэтому, являясь долговым обязательством, он не может отождествляться с предметами, используемыми в товарном обращении. Замена стороны (векселедержателя) по вексельному обязательству не изменяет содержания первоначального обязательства векселедателя.

Таким образом, к отношениям, связанным с предъявлением векселедержателем векселя к оплате, применяются нормы гражданского законодательства, регулирующие договор займа, моментом исполнения обязательства по оплате является момент зачисления соответствующих денежных средств на расчетный счет векселедержателя.

В рассматриваемой ситуации при предъявлении налогоплательщиком-векселедержателем векселей к оплате их эмитенту не произошла смена собственника векселей, поскольку выданные векселя, согласно гражданскому законодательству, удостоверяют обязательство займа. То есть реализации или иного приравненного к ней выбытия векселей не произошло. Следовательно, положения ст. 280 НК РФ, устанавливающие особенности определения налоговой базы по операциям с ценными бумагами при их реализации, в данном случае неприменимы.

Векселедержатель не учитывает денежные средства, полученные в результате предъявления к оплате векселей их эмитенту, в качестве дохода при определении налоговой базы по налогу на прибыль на основании подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ. А эмитент не учитывает денежные средства, выплаченные в результате предъявления к оплате векселей, в качестве расхода при определении налоговой базы по налогу на прибыль на основании п. 12 ст. 270 НК РФ.

Апелляционный суд подтвердил правомерность вердикта, вынесенного судом первой инстанции.

Суд округа также поддержал выводы нижестоящих судов по этому эпизоду, подчеркнув, что они не противоречат сложившейся судебной практике и не нарушают единообразие в толковании и применении судами норм права. Единственным камнем преткновения стал размер оспариваемых санкций (по этому вопросу возникла путаница), и в этой части дело было возвращено в суд первой инстанции.

Верховный суд остался верен себе

ИФНС обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ. Но судья, изучив доводы жалобы, принятые по делу судебные акты и само дело, не нашла оснований для передачи жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

По мнению судьи ВС РФ, доводы, изложенные в кассационной жалобе, повторяют позицию ИФНС, которая была предметом рассмотрения нижестоящих судов и получила надлежащую правовую оценку.

Как подчеркивается в комментируемом Определении ВС РФ, приведенные доводы не опровергают выводы судов, не свидетельствуют о существенном нарушении норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. По сути, доводы налоговиков основаны на ином толковании положений налогового законодательства применительно к установленным судами фактическим обстоятельствам дела, что не может служить основанием для отмены судебных актов в кассационном порядке.