1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 131

Экономика регионов улучшается, устойчивого роста нет, увеличение доходов населения в мае-июне прекратилось

Деликатную статью о динамике экономического развития российских регионов подготовила главный научный сотрудник лаборатории исследований демографии, миграции и рынка труда ИНСАП РАНХиГС Наталья Зубаревич для очередного выпуска «Мониторинга экономической ситуации в России» (подготовлен коллективом экспертов Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара (Института Гайдара), Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГ С), Минэкономразвития России). Автор смогла избежать алармических заклинаний, при этом четко препарировала региональную экономику и просто объяснила, что, где и как происходит. В прогнозы ученая вдаваться не стала.

Региональная глава начинается, как положено, с хорошей новости. Н. Зубаревич пишет, что в первые 5 месяцев 2018 г. социально-экономическая динамика в российских регионах улучшилась. Сразу оговаривается, что устойчивого роста в большинстве регионов не наблюдалось. Еще из позитива: состояние бюджетов российских территорий также улучшилось. Объясняется это в одной строке: в период президентских выборов трансферты регионам значительно выросли, как и социальные расходы их бюджетов.

Динамические отличия

Региональная динамика выхода из кризиса сильно различается, отмечает исследователь. В промышленном производстве эта динамика лучше, но нестабильна. Если в 2017 г. промышленное производство выросло в 74 регионах, то в январе — мае 2018 г. — только в 62. Среди индустриальных территорий быстрее всего росло промышленное производство в Ростовской, Астраханской, Архангельской, Тамбовской областях, Москве (20—28%), а также в Республике Мордовия и Ямало-Ненецком АО (12—15%). Источники роста — газовая и пищевая промышленность, автопром, электроника, фармацевтика, целлюлозно-бумажная промышленность, что повлияло на динамику в регионах со специализацией на этих отраслях. Сильный спад промышленности — в Ненецком АО (11%) из-за цикличности освоения месторождений нефти, а также в Тульской области и Республике Удмуртия (7%) из-за сокращения гособоронзаказа. Риски спада для регионов, специализирующихся на ВПК, возрастают, констатирует ученая.

Н. Зубаревич предупреждает об ограничениях в данных. Например, статистики инвестиций за 1-е полугодие пока нет, можно оценить только динамику жилищного строительства. Вот что там видно. Кризис в этой отрасли продолжался до конца 2017 г., ввод жилья за 2015—2017 гг. сократился на 8%. В 1-м полугодии 2018 г. жилищное строительство выросло на 3,8%.

Далее — по регионам. В январе — мае повышение отмечалось в 2/3 регионов. Среди регионов с большим объемом жилищного строительства высокими темпами роста выделялись внешние зоны крупнейших агломераций страны — Московская (+44%) и Ленинградская (+28%) области, а также Республика Татарстан (+19%). В Москве и Санкт-Петербурге ввод жилья начал увеличиваться в 2017 г. благодаря росту ипотечного кредитования, однако в январе — мае 2018 г. наметился спад. В этом месте автор ставит точку.

Объем розничной торговли медленно повышается с 2017 г. благодаря потребительскому кредитованию, поддержавшему спрос при продолжавшемся снижении доходов населения. В 1-м полугодии 2018 г. рост ускорился (2,6%) вследствие значительного повышения реальной заработной платы бюджетников перед президентскими выборами. В январе — мае только шесть регионов имели отрицательную динамику розничной торговли, в том числе три республики Северного Кавказа — Чечня, Дагестан и Ингушетия, где достоверность статистики низка из-за преобладания торговли на рынках.

Уровень безработицы в России остается минимальным — 4,7% в июне 2018 г., показатели регионов изменились несущественно. Региональная дифференциация также устойчива и обусловлена сочетанием демографических и экономических факторов. Максимальный уровень безработицы сохраняется в наименее развитых республиках Северного Кавказа и Сибири: Ингушетии (27% в среднем за март — май 2018 г.), Тыве (15%) и Чечне (14%), относительно высокий (9—12%) — в других экономически слаборазвитых республиках, а также в депрессивных регионах Сибири, Урала, Северо-Запада (Республика Бурятия, Забайкальский край, Курганская область, Республика Карелия). Уровень безработицы в федеральных городах минимален (менее 2%).

Для многих россиян кризис далеко не закончился

Длительное снижение доходов населения прекратилось только в 2018 г., в январе — апреле доходы населения выросли на 3% по сравнению с тем же периодом предыдущего года с учетом единовременной выплаты пенсионерам в 2017 г., пишет автор. Но сразу замечает, что в 50 регионах снижение доходов продолжалось, для значительной части населения страны кризисный спад доходов еще не закончился.

Понятно, за счет чего достигнут общероссийский рост — за счет Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана и Тюменской области.

Еще росту доходов населения способствовал рост реальной заработной платы в I квартале 2018 г. на 10,2% по сравнению с тем же периодом 2017 г., что связано с дополнительными выплатами бюджетникам накануне президентских выборов для выполнения майских указов, а также с индексацией пенсий в начале 2018 г. В апреле, мае и июне 2018 г. быстрый рост реальной заработной платы несколько замедлился (7%), а рост доходов населения в мае — июне прекратился.

«Региональная динамика по разным социально-экономическим индикаторам сильно различается, а по доходам населения к тому же не очень достоверна», — пишет Н. Зубаревич. Но все же более устойчиво развивающимися можно считать Москву и Ямало-Ненецкий АО, Санкт-Петербург, Татарстан, Тюменскую, Воронежскую, Белгородскую, Московскую и Ростовскую области. Среди них преобладают развитые территории с более качественным управлением.

Тему качества управления автор не развивает.

Политический пиар ведет к росту доходов консолидированных бюджетов регионов

Состояние бюджетов регионов начало улучшаться еще с 2017 г., доходы снизились лишь в 9 из них. В январе — мае 2018 г. доходы консолидированных бюджетов регионов выросли на 10% к тому же периоду 2017 г.

Это самые высокие темпы после 2011 г. Поступления НДФЛ увеличились на 13% благодаря большим дополнительным выплатам заработной платы для выполнения майских указов. Такой динамики не наблюдалось с 2008 г. Трансферты выросли на 12%, это самый значительный рост после 2011 г. Только в одном регионе — богатой Сахалинской области — доходы бюджета сократились из-за перераспределения в пользу федерального бюджета значительной части налога на прибыль.

Быстрее всего росли доходы бюджета г. Севастополь (44%) благодаря увеличению трансфертов в 2,2 раза; в Ханты-Мансийском АО (38%), Республике Якутия (30%) и Тюменской области (29%) это эффект низкой базы предыдущего года; в республиках Кабардино-Балкария и Карелия (28—33%) — следствие роста трансфертов на 42—43%; а также доходы в Республике Башкортостан и Волгоградской области (28%).

Выборы ведут к росту расходов бюджетов

Расходы бюджетов в январе — мае выросли на 9%. Это самый быстрый рост с 2012 г. Без учета Москвы расходы бюджетов остальных регионов росли еще быстрее (11%). Сократили расходы только три региона: Калужская область, республики Татарстан и Марий Эл. В период выборов регионы всегда наращивают социальные расходы, это произошло и в 2018 г.

Быстрее всего в январе — мае увеличились расходы на культуру (19%) и здравоохранение (14%), а вместе с расходами территориальных фондов обязательного медицинского страхования (ТФОМС) — на 18%. Расходы на образование и социальную политику повысились на 9%, в том числе социальные выплаты населению — на 8%, в основном за счет Москвы. Такой динамики не было с начала бюджетного кризиса, в период выборов бюджетные расходы превращаются в мощный политический инструмент. Также значительно выросли расходы на физкультуру и спорт (17%) из-за подготовки к чемпионату мира по футболу.

На Москву приходится 20% доходов и более 18% расходов бюджетов всех регионов, поэтому столичная динамика сильно влияет на общую. Рост доходов бюджета Москвы в январе — мае 2018 г. оказался более медленным, как и рост расходов. Изменения приоритетов были связаны с президентскими выборами и продолжавшимся благоустройством города к чемпионату мира по футболу: расходы на национальную экономику сократились на 2%, быстро росли расходы на ЖКХ из-за роста финансирования благоустройства (21%), сократились расходы на культуру (–7%), не повысились расходы на образование, медленнее увеличивалось финансирование здравоохранения (6%, вместе с ТФОМС — 13%), зато на 16% выросли расходы на социальную защиту, в том числе социальные выплаты населению — на 31%.

Увеличение социальных расходов в регионах было обеспечено не только возросшими доходами бюджетов, в том числе за счет трансфертов, но и бюджетным маневром: медленнее росли расходы на национальную экономику (8%) за счет Москвы и на жилищно-коммунальное хозяйство (3%). Без учета Москвы расходы регионов на ЖКХ в январе — мае сократились на 6%. В результате бюджеты регионов в первые месяцы 2018 г. «работали» на выборы, некоторые из них — еще и на чемпионат мира по футболу, а задачи экономического развития, за исключением подготовки транспортной инфраструктуры к чемпионату, отошли на второй план.

Долги снизились

Суммарный долг регионов и муниципалитетов с 1 января до 1 июня 2018 г. уменьшился на 7%, но к концу года он всегда возрастает. Самая высокая долговая нагрузка у бюджета Республики Мордовия — в 2,1 раза выше собственных доходов без учета трансфертов, в январе — мае 2018 г. долг продолжал расти. В Костромской области и Республике Хакасия долг примерно равен собственным доходам, еще в 13 регионах превышает 75% от собственных доходов.

Таким образом, в первые 5 месяцев 2018 г. социально-экономическая динамика улучшилась, но устойчивого роста в большинстве регионов не было. Сохранялась и даже росла дифференциация регионов по динамике промышленности, жилищного строительства, оборота розничной торговли, состояния рынка труда, доходов населения.