1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 95

Электронные доказательства в процессе: как правильно оформить, чтобы суд приобщил их к делу

Электронно-цифровая эпоха, счастье жить в которой досталось нам с вами, требует переосмысления многих устоявшихся понятий и процедур. Под напором новых технологий вынуждена меняться и консервативная судебная система. Современные этапы развития информационных технологий не могли не оказать существенного влияния на ее деятельность. Так, с января 2017 г. вступили в силу масштабные изменения в Гражданском процессуальном кодексе РФ, которые коснулись вопросов применения электронных документов в деятельности судов. Затем, вполне ожидаемо, последовало и признание необходимости легализации новых средств доказывания в судопроизводстве. О нетрадиционных методах доказывания, в частности об электронных доказательствах, в ходе авторского семинара, прошедшего в рамках программы Школы права «Статут», рассказал адвокат, судебно-экономический эксперт Николай Павленко.

До недавнего времени в российском гражданском законодательстве царило императивное право, нормы Гражданского кодекса имели безусловный приоритет над нормами договора, если стороны не воспользовались так называемой диспозитивной оговоркой. Но в последнее время позиции судов, в частности позиция Экономической коллегии Верховного суда РФ, постепенно, шаг за шагом стали меняться. Все чаще представители фемиды начинают говорить о том, что если стороны о чем-то договорились в соглашении между собой, то суд при рассмотрении возникшего спора будет руководствоваться в первую очередь условиями договора и добросовестностью его исполнения. Как констатирует Н. Павленко, свобода договора пробила большую брешь в положениях Гражданского кодекса, а с ним внесла коррективы и в некоторые значимые процессуальные моменты.

Новая эпоха — новые риски

Несмотря на то что электронные доказательства все охотнее принимаются судами, входят в правовой оборот, в законодательстве отсутствуют четкие требования относительно формы и формата предоставления любых фактических данных в электронной форме. Не прописаны порядок исследования форм предоставления электронных документов и порядок приобщения их к судебному делу. Также в правовом поле не существует точных критериев определения достоверности данных, которые содержатся в электронном документе. Все эти вопросы в каждом конкретном случае остаются на усмотрение суда, и именно суд решает, насколько электронные доказательства свидетельствуют в пользу той или иной стороны спора. Поэтому крайне важно понимать, какой потенциал (позитивный или негативный) несут в себе новые способы доказывания.

На сегодняшний день невозможно рассматривать ни одно действие, ни одну сделку без анализа не только ее правовых последствий, но и ее технико-технологического сопровождения. Сегодня юрист, сопровождающий сделку не понимая, каким образом стороны будут взаимодействовать, как будет обеспечен документооборот, как собрать по электронным следам доказательственную базу, становится неконкурентоспособным на рынке труда. В делах, связанных с цифровым документооборотом, с предоставлением электронных доказательств на текущий момент нет однозначных решений — все решения содержат риск, условности и т.д. И очень многое, если не все, зависит от того, сумел ли юрист обезопасить свою организацию еще на этапе подготовки договора. Дополнительные риски электронного договора в части согласования текстов электронных документов, электронной переписки, обмена электронными сообщениями, которые потом приходится доказывать в суде, закладываются именно на этой стадии. Попробуем разобраться, какие же электронные документы могут послужить в качестве электронных доказательств.

Цифровая подпись гарантии не дает

ГПК РФ устанавливает определенные характеристики электронных документов: информация, выполненная в цифровой форме и передаваемая (предоставляемая) посредством электронного и иного вида связи. В АПК РФ дано немного другое толкование: «Документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“, а также документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Оба процессуальных кодекса относят цифровой документ к письменным доказательствам.

Еще одно определение электронного документа мы находим в ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — Закон об информации): документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Существует два вида электронных документов: простые (электронные копии документов, электронная переписка и т.д.) и заверенные электронной подписью. К последним могут быть отнесены документы, передаваемые по системе «Клиент-Банк», разного рода отчетность, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т.д.

Подписание документа ЭЦП является самым простым и надежным способом доказывания его допустимости в качестве доказательства в процессе. Но при всей очевидной подлинности документа, подписанного ЭЦП, здесь имеются свои подводные камни. Так, согласно ст. 5 Закона об информации юридическая сила электронного документа сохраняется только при соблюдении режима ее использования. Что это означает? Электронная подпись, что простая, что квалифицированная, выдается не на юридическое лицо, не на организацию, а на конкретное физическое лицо. Недаром ЭЦП приравнивается к собственноручной подписи владельца сертификата ключа подписи (Федеральный закон от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи», ГОСТ Р 51141-98). Должностное лицо не имеет права передавать ЭЦП (например, флешку с записанным кодом) иным лицам. И вот представьте, что важный электронный документ будет подписан человеком, не имеющим на то полномочий. А такое вполне возможно, если владелец ЭЦП в силу каких-то причин передал «свисток» своему сотруднику и тот «расписался» в документе. Подобный факт (кстати, довольно легко доказуемый) может повлечь определенные последствия в виде признания документа не должным образом подписанным, то есть недействительным. То же самое относится к ситуациям, когда должностное лицо распорядилось ЭЦП за рамками времени исполнения своих должностных обязанностей (например, находилось в отпуске или на больничном).

Для того чтобы избежать негативных последствий, режим использования ЭЦП должен быть тщательнейшим образом прописан в договоре, причем для каждой из сторон.

Еще одна мера безопасности: в случае если владелец ключа увольняется из организации, необходимо отозвать у него ЭЦП через удостоверяющий центр, выдавший соответствующий сертификат (по аналогии с отзывом доверенности), а также приказом закрыть электронную почту увольняющегося.

Е-mail как письменное доказательство

Помимо ЭЦП есть и иные способы установления истинности электронных документов.

В практике судов РФ не существует конкретных критериев достоверности информации, полученной с электронных носителей. Главный и пока единственный критерий — электронный документ должен быть читаемым, обладать необходимыми реквизитами и быть сохраненным в первоначальном виде (принцип целостности и полноты электронного доказательства). Согласно ч. 2 ст. 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Исходя из данного перечня (заметим, неисчерпывающего), в качестве письменного доказательства можно рассматривать электронную переписку. Здесь нам в помощь выступает ч. 3 ст. 75 АПК РФ. С изменениями, вступившими в силу с 1 января 2017 г., данная норма гласит: «Документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“, а также документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором».

Позиция судов по отношению к переписке посредством e-mail пока еще остается противоречивой. С одной стороны, если в договоре сторонами прописан такой способ общения между ними, суды признают его допустимым письменным доказательством (см., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.08.2014 № Ф03-3226/2014 по делу № А73-12821/2013). С другой, считают такой способ взаимодействия между сторонами договора приемлемым и относимым к доказательственной базе только при наличии определенных условий, которые позволяют абсолютно точно установить, что электронная переписка признана контрагентами способом обеспечения исполнения договора.

Поэтому в качестве рекомендации Н. Павленко советует в текстах договоров делать специальную оговорку, в которой указывать, что стороны согласовали, что «электронная переписка, осуществляемая сторонами в целях выполнения обязательств по договору, а также передаваемые в ходе такой переписки электронные документы или электронные копии документов признаются контрагентами юридически значимыми в случае передачи их по адресам электронной почты, указанным сторонами в реквизитах договора, и являются письменными доказательствами в соответствии с нормами процессуального права».

Если же договор был заключен без указанного пункта, а впоследствии возникла необходимость использования электронной переписки, целесообразно заключить дополнительное соглашение, в котором придать переписке необходимую юридическую силу. В случае если договор был заключен без вышеозначенного пункта, а допсоглашение не было своевременно подписано, в качестве доказательства надлежащего уведомления можно указывать электронные адреса, приведенные на официальных сайтах, визитках сотрудников, в рекламных материалах, каталогах выставок и даже на бланках организаций.

На практике стороны договора нередко сталкиваются с необходимостью подтверждения того, что электронное письмо не было получено. Доказывать отрицательный факт — дело неблагодарное, тем более что, вопреки распространенному заблуждению, экспертизу, способную установить, что письмо на сервер не поступало, провести практически невозможно. Во избежание подобного рода казусов Н. Павленко советует прописать регламент обмена электронными письмами. В таком документе должны быть указаны лица, отвечающие за прием-отправку сообщений, технические требования к почтовым ящикам, формат электронных писем, а также прописан порядок уведомления об отправке письма и подтверждения его получения.

Аудиозапись как иной способ доказывания

Аудиозапись является весьма специфическим средством доказывания. И уж никак не письменным. Верховный суд РФ в Определении от 06.12.2016 по делу № 35-КГ16-18 напомнил, что аудиозаписи являются самостоятельным средством доказывания. В российских условиях, когда ряд договоренностей достигаются путем джентельменских соглашений и не фиксируются на бумаге, аудиозапись порой остается единственным способом доказать, что права одной из сторон нарушены. При этом осуществление диктофонной записи без ведома оппонента вовсе не делает подобное доказательство недопустимым (на это указал Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 02.10.2006 по делу № 09АП-10902/2006-ГК).

Однако аудиозапись осуществляет конкретный человек с помощью определенного, не всегда профессионального, устройства. Наличие или отсутствие соответствующих навыков у записывающего, порой низкое качество звукозаписывающего оборудования, с помощью которого производилась конкретная запись, неизбежно сказываются на качестве, а значит, и достоверности предоставляемой суду информации. Качество записи, помимо этого, сильно зависит от акустики или других особенностей места, где происходил фиксируемый разговор. Необходимо также учитывать, что в процессе аудиозаписи не исключено случайное или умышленное искажение отображаемых событий вплоть до их полной фальсификации. Все вышеперечисленное учитывают и судьи, а потому главная задача юриста в процессе — убедить суд принять аудиозапись в качестве доказательства.

Чтобы избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозаписи) к материалам дела, Н. Павленко предлагает следовать следующим правилам.

Ходатайство о приобщении записи следует подавать в письменном виде.

В ходатайстве следует указать обстоятельства совершения данной записи, когда, кем и в каких условиях она осуществлялась.

Необходимо указать также, что аудиозапись производилась в целях самозащиты согласно ст. 12 Гражданского кодекса РФ.

В ходатайстве следует отметить, какие обстоятельства, существенные для дела, могут быть подтверждены данной записью.

К диктофонной записи нужно приложить ее текстовую расшифровку.

В ряде случаев следует одновременно ходатайствовать о назначении экспертизы записи на предмет отсутствия следов монтажа и для идентификации голосов.

Запись может считаться допустимым доказательством по делу, если на ней слышен голос записывающего беседу. Она должна быть представлена на цифровом носителе (диске, флешке, на самом диктофоне), который также будет приобщен к материалам дела.

***

К сожалению, размеры газетного репортажа не позволяют нам подробно остановиться на таких способах доказательства, как подтверждение переговоров с использованием современных способов связи — СМС-сообщений, мессенджеров, телефонных разговоров, скайпа и т.д. Отметим только, что каждый факт такого рода переговоров должен фиксироваться в служебной записке сотрудником, который непосредственно вел беседу. В служебке необходимо подробно описать обстоятельства разговора, предмет обсуждения и договоренности, к которым переговаривающиеся стороны в итоге пришли. Вкупе с иными доказательствами (идентификационный номер (ID) устройства, его IP-адрес, распечатки сотового оператора) служебка вполне может быть приобщена к материалам дела и перевесить чашу весов в вашу пользу.

Судебная практика против возможности применения аудиозаписи

Позиция суда

Реквизиты судебного акта

Факт отсутствия лица в определенном месте не может быть подтвержден диктофонной аудиозаписью

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 07.09.2007 по делу № А17-1084/6-2007

Не доказан факт произведения диктофонной записи в целях самозащиты согласно ст. 12 ГК РФ

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.11.2010 по делу № А33-10388/2010

При наличии достаточных письменных доказательств аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2010 № 05-АП-178/2010 по делу № А51-7419/2009

Суд не может в качестве допустимого доказательства принять диктофонную запись по другому делу

Решение АС Республики Карелия от 21.07.2010 по делу № А26-3691/2010

Стороной по делу не объяснено происхождение аудиозаписи, в связи с чем она не может быть принята в качестве доказательства по делу

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2010 № 09АП-2057/2010-ГК по делу № А40-98741/09-62-693

Неверно указаны сведения о времени проведения диктофонной записи, что повлекло отказ в ее приобщении к делу

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 22.06.2007 по делу № А82-16545/2006-9

Суд апелляционной инстанции не принял CD-диск с аудиозаписью в качестве доказательства в связи с тем, что, имея такую возможность, сторона не представила указанный диск в суд первой инстанции

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2009 по делу № А23-1338/09А-12-48

Для справки

Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах

(извлечение)

Принята РФ в соответствии с постановлением Правительства РФ от 24.10.2013 № 940.

Статья 8. Признание юридической силы электронных сообщений

1. Сообщение или договор не могут быть лишены действительности или исковой силы на том лишь основании, что они составлены в форме электронного сообщения.

2. Ничто в настоящей Конвенции не требует от какой-либо стороны использовать или принимать электронные сообщения, однако ее согласие на это может быть выведено из поведения этой стороны.

Статья 9. Требования в отношении формы

1. Ничто в настоящей Конвенции не требует, чтобы сообщение или договор составлялись или подтверждались в какой-либо конкретной форме.

2. В случаях, когда законодательство требует, чтобы сообщение или договор были представлены в письменной форме, или предусматривает наступление определенных последствий в случае отсутствия письменной формы, это требование считается выполненным путем представления электронного сообщения, если содержащаяся в нем информация является доступной для ее последующего использования.

3. В случаях, когда законодательство требует, чтобы сообщение или договор были подписаны стороной, или предусматривает наступление определенных последствий в случае отсутствия подписи, это требование считается выполненным в отношении электронного сообщения, если:

а) использован какой-либо способ для идентификации этой стороны и указания намерения этой стороны в отношении информации, содержащейся в электронном сообщении; и

b) этот способ:

i) либо является настолько надежным, насколько это соответствует цели, для которой электронное сообщение было подготовлено или передано, с учетом всех обстоятельств, включая любые соответствующие договоренности;

ii) либо, как это фактически продемонстрировано на основании самого способа или с помощью дополнительных доказательств, позволил выполнить функции, описанные в подпункте а) выше.

4. В случаях, когда законодательство требует, чтобы сообщение или договор предоставлялись или сохранялись в их подлинной форме, или предусматривает наступление определенных последствий в случае отсутствия подлинной формы, это требование считается выполненным в отношении электронного сообщения, если:

а) имеются надежные доказательства целостности содержащейся в нем информации с момента, когда оно было впервые подготовлено в его окончательной форме в виде электронного сообщения или в каком-либо ином виде; и

b) при необходимости предоставления содержащейся в нем информации эта информация может быть продемонстрирована лицу, которому она должна быть предоставлена.

5. Для целей пункта 4а:

а) критерием оценки целостности является сохранение информации в полном и неизмененном виде, без учета добавления любых индоссаментов и любых изменений, происходящих в обычном процессе передачи, хранения и демонстрации; и

b) требуемая степень надежности оценивается с учетом цели, для которой информация была подготовлена, и всех соответствующих обстоятельств.

Статья 10. Время и место отправления и получения электронных сообщений

1. Временем отправления электронного сообщения является момент, когда оно покидает информационную систему, находящуюся под контролем составителя или стороны, которая отправила его от имени составителя, или, если электронное сообщение не покинуло информационную систему, находящуюся под контролем составителя или стороны, которая отправила его от имени составителя, — момент получения электронного сообщения.

2. Временем получения электронного сообщения является момент, когда создается возможность для его извлечения адресатом по электронному адресу, указанному адресатом. Временем получения электронного сообщения по другому электронному адресу адресата является момент, когда создается возможность для его извлечения адресатом по этому адресу и адресату становится известно о том, что электронное сообщение было отправлено по этому адресу. Считается, что возможность извлечения электронного сообщения адресатом создается в тот момент, когда оно поступает на электронный адрес адресата.

3. Электронное сообщение считается отправленным в месте нахождения коммерческого предприятия составителя и считается полученным в месте нахождения коммерческого предприятия адресата, как они определяются в соответствии со статьей 6.