1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1118

Андрей Егоров: «Особенности исковой давности по дополнительным требованиям. Как работает ст. 207 ГК РФ?»

Андрей Егоров, к.ю.н., профессор и директор Российской школы частного права, первый заместитель руководителя Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ

Когда-то давно я уже писал по теме применения ст. 207 ГК РФ про давность по дополнительным требованиям. Согласно этой норме с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию. Тогда, в 2008 г., складывалась колоссально несправедливая и ошибочная практика применения данной нормы. Не буду сейчас напоминать, в чем именно заключались ошибки, чтобы не сглазить. История имеет свойство повторяться, как известно. Кто захочет, почитает1. Президиум ВАС РФ поправил положение своим постановлением от 10.02.2009 № 11778/08 по делу № А53-17917/2006-С3-39. Комментарий к нему также доступен для читателей2.

Но, к сожалению, вопросы по данной статье сохраняются. Недавно на вебинаре я получил минимум четыре вопроса, имеющих отношение к данной теме. По одному из вопросов уже написан блог3. Еще несколько я намерен разобрать ниже.

Вопрос

Несколько лет назад была практика ВАС РФ, в соответствии с которой по договорным процентам (например из займа), неустойке-пене происходит ежедневное начисление (в первом случае — за пользование деньгами, во втором — за правонарушение), следовательно, каждый день наступает новый срок давности. Если совсем просто, то, даже если по основному обязательству срок давности истек, ст. 207 ГК РФ не применяется и начисления по неустойке (договорным процентам) можно взыскать за последние три года. Однако суды все-таки применяют ст. 207 ГК РФ. В чем нюанс?

Что можно тут сказать? Автор вопроса переворачивает ст. 207 ГК РФ с ног на голову. Задумка данной статьи, наоборот, состоит именно в том, чтобы даже в том случае, когда по дополнительному требованию своя собственная давность еще не наступила (и, быть может, она составляет всего несколько дней), в случае наступления давности по основному требованию давность по дополнительному требованию считалась бы наступившей. Это типичная гражданско-правовая фикция, основанная на политико-правовых соображениях. О некоторых из них см. комментарий С.В. Сарбаша4.

Приведу простой пример. Договор займа, по нему начисляются проценты, в день они составляют 5 руб. Срок возврата займа наступил 1 мая 2015 г., но заемщик его не возвратил, попав в просрочку. Проценты, как мы понимаем, продолжают начисляться. Каков будет срок давности по процентам за 28 апреля 2018 г.? Эти 5 руб. задавнятся 28 апреля 2021 г. Это их обычная давность. Она сработает, например, если фикция из ст. 207 ГК РФ не произведет своего уничтожающего воздействия на данные проценты.

Когда такого воздействия можно избежать? Например, если основной долг будет погашен 29 апреля 2018 г. Или долг по основному требованию будет признан 30 апреля. Все эти случаи не приведут к наступлению давности по основному требованию, значит, спусковой крючок, посылающий смертоносную стрелу в виде давности по всем дополнительным требованиям, не будет спущен.

Но если основное требование все же задавнится 1 мая 2018 г., то погибнет (будет поражено давностью) и требование о взыскании 5 руб. от 28 апреля 2018 г. Итого срок его давности составит три дня. Вот такая жесткая получается норма. Ее надо уметь правильно применять.

Вопрос

Расписка написана в 2008 г. сроком на один год с дальнейшей пролонгацией. В этой же расписке указано: «Расписка составлена в присутствии N, которая отвечает перед взыскателем по финансовым вопросам в случае отсутствия должника». Каков срок давности привлечения N к ответственности?

Этот вопрос посложнее. При ответе на него придется сделать несколько допусков. Во-первых, будем считать, что N фактически является поручителем по обязательствам должника. Правда, для этого необходимо, чтобы на расписке стояли подписи N и кредитора, а не только подпись должника. В противном случае не будет соблюдена письменная форма договора поручительства, и он окажется ничтожным. Во-вторых, будем надеяться, что суд не смутят слова про ответственность поручителя «в случае отсутствия должника» и он не истолкует договор поручительства таким образом, что при наличии, но неплатежеспособности должника ответственности поручителя не возникает. В-третьих, не очень понятно, что такое «пролонгация» в упомянутой расписке. Чтобы не гадать и не расписывать все варианты, предположим, что кредитор потребует от должника через год возврата долга и заем не будет пролонгирован.

При описанных условиях ответственность поручителя может наступить. Однако надо учитывать, что в законе установлен самостоятельный срок привлечения поручителя к ответственности. Если иное не установлено договором поручительства, он равен одному году с момента наступления срока платежа (п. 6 ст. 367 ГК РФ). Этот срок является пресекательным (срок существования права), правила об исковой давности к нему неприменимы.

Поэтому скорее всего дело до применения ст. 207 ГК РФ в рассматриваемом случае не дойдет. Но если бы, например, в расписке было указано, что поручительство дано на срок пять лет, и срок возврата займа наступил через год, то реально требование к поручителю можно было бы предъявить только в течение четырех лет со дня составления расписки. Как только прошло бы четыре года, наступила бы исковая давность по основному требованию. Одновременно в силу ст. 207 ГК РФ наступила бы давность и по поручительству. К сожалению, эту тонкость соотношения ст. 367 и 207 ГК РФ не понимает А. Кузнецов, заявляющий о полном неприменении любых правил об исковой давности к поручительству5.

Кстати, поручительство, равно как залог и прочие способы обеспечения, напрасно упомянуты в ст. 207 ГК РФ. Им там не место, поскольку для защиты поручителя достаточно того, что это акцессорные способы обеспечения. В силу принципа акцессорности поручитель получает право заявлять против кредитора все возражения, которые мог бы заявить должник (ст. 364 ГК РФ). Заявление о пропуске кредитором срока давности — классическое возражение должника. Поэтому ст. 207 ГК РФ в этой части не нужна. Недаром, например, в германском праве под дополнительными требованиями в аналогичной статье никто не понимает обеспечительные требования к поручителям6.

В заключение я хотел бы отметить, что исковая давность получает все больше внимания ученых. Прежде всего речь идет про С.В. Сарбаша и А.А. Павлова, написавших добротный комментарий к главе о давности в #Глоссе. Но особо радует подключение к этой теме молодежи. Три выпускника РШЧП — Г. Адам, К. Савин и С. Солдатенко защитили в последние два-три года прекрасные диссертации на тему давности. Две последние опубликованы в соответствующем сборнике работ7, а Г. Адам принял участие в написании двух замечательных статей в соавторстве с С.В. Сарбашом, в которых они комментировали постановление Пленума ВС РФ № 438. Это значит, научная жизнь теплится, и практики будут получать должную подпитку в решении наболевших проблем.

Надеюсь также на то, что и новые магистранты, перед которыми откроются двери РШЧП в этом году, не обделят своим вниманием эту проблематику, тем более что С.В. Сарбаш охотно принимает под свое научное руководство всех, кто испытывает интерес к его любимой теме.

1 Егоров А.В. Давность взыскания пеней и процентов как дополнительных требований: проблемы применения статьи 207 ГК РФ в судебной практике // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 2. — С. 30—67.

2 Егоров А.В. Дело «Общество „Производственное объединение „ВОДОКАНАЛ“» города Ростов-на-дону против ЛПУ «Санаторий „РОСТОВСКИЙ“» о взыскании процентов» (комментарий к постановлению от 10.02.2009 № 11778/08) // Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избранные постановления за 2009 год с комментариями. Под ред. Председателя ВАС РФ А.А. Иванова. — М.: Статут, 2012. С. 175—191.

3 Доступен по ссылке: https://zakon.ru/blog/2018/4/30/iskovaya_davnost_vzaimnoe_vliyanie_razlichnyh_trebovanij_neozhidannaya_gipoteza_o_st207_gk.

4 Сарбаш С. В. в кн. Сделки, представительство, исковая давность: постатейный комментарий к ста­тьям 153—208 Гражданского кодекса Российской Федерации. Отв. ред. А.Г. Карапетов. — М.: М-Логос, 2018. С. 1250—1251.

5 Кузнецов А. Договор поручительства: распилить и прекратить! // ЭЖ-Юрист. 2014. № 7. С. 9.

6 Ellenberger in: Palandt Kommentar zum buergerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl., Muenchen, § 217. S. 243.

7 Савин К.Г. Влияние судебного разбирательства на течение срока и исковой давности // Сделки, представительство, исковая давность: Сборник работ выпускников Российской школы частного права при Исследовательском центре частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ. Сост. и отв. ред. А.В. Егоров. — М.: ­ИЦЧП, 2017. С. 621—668; Солдатенко С.В. Применение исковой давности к искам о признании: проблемы теории и практики. Там же. С. 560—620.

8 Адам Г. Г., Сарбаш С.В. Начало течения срока исковой давности. Как Пленум ВС РФ толкует новеллы ГК // Арбит­ражная практика для юристов. 2015. № 11. С. 26—37; № 12. С. 58—67.