1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 41

Главный фактор торможения экономики — нехватка спроса на продукцию и услуги

Центр конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» представил материал об основных факторах, ограничивавших деятельность предприятий и организаций базовых отраслей экономики в 2017 г. Отмечены позитивные тенденции в снятии привычных лимитирующих факторов, но растущий дефицит платежеспособного спроса успешно портит общую картину.

Представленный материал основан на результатах обследований деловой активности более 22 тыс. российских предприятий и организаций, в том числе:

  • 3,2 тыс. крупных и средних предприятий добывающих и обрабатывающих производств (ежемесячный опрос);

  • 6 тыс. строительных фирм (ежеквартальный опрос);

  • 4 тыс. организаций розничной торговли (ежеквартальный опрос);

  • 3,7 тыс. организаций оптовой торговли (ежеквартальный опрос);

  • 5,5 тыс. организаций сферы услуг (ежеквартальный опрос).

Безусловный лидер

В работе отмечается, что практически во всех секторальных рейтингах лимитирующих факторов в 2017 г. лидировал недостаточный спрос на производимую продукцию (оказываемые услуги).

Эту проблему считали наиболее существенной преградой на пути развития бизнеса большинство предпринимателей, представляющих сегменты обрабатывающей промышленности, строительства, розничной и оптовой торговли, а также услуг. То есть те, кто работает на внутренний рынок.

Руководители предприятий добывающей промышленности чаще всего отмечали неопределенность макроэкономической ситуации как главный ограничитель производства.

Это те, кто преимущественно работает на внешний рынок.

Исследователи отмечают также, что деятельность организаций всех базовых отраслей лимитировали финансовые проблемы, в частности высокий уровень налогов и дефицит финансовых средств. В то же время недостаток трудовых и материально-технических ресурсов в условиях сохранения слабого потребительского и инвестиционного спроса оказывал заметно менее существенное давление на бизнес.

Ученые делают такой вывод: «Анализ обобщенных мнений предпринимателей за последние три года показал, что в течение 2017 г. интенсивность действия большинства лимитирующих факторов во всех обследованных секторах экономики заметно снизилась. Такая позитивная коррекция компенсировала резкий рост давления недостаточного платежеспособного спроса и макроэкономической неопределенности, наблюдавшийся в 2016 г.».

Кому не хватает спроса

В IV квартале 2017 г. слабый спрос на производимую продукцию (оказываемые услуги) считали главным фактором уязвимости своих организаций руководители:

  • 65% оптовых фирм;

  • 56% строительных компаний;

  • 52% организаций розничной торговли;

  • 50% предприятий обрабатывающей промышленности;

  • 47% организаций, оказывающих услуги;

  • 33% предприятий добывающей промышленности.

Данная проблема лидировала в рейтингах лимитирующих факторов, сформированных на основании обобщенных мнений респондентов, представляющих все наблюдаемые базовые отрасли экономики России, за исключением добывающей промышленности, где доминировал фактор «неопределенность экономической ситуации».

Вместе с тем интенсивность негативного воздействия на бизнес слабого спроса заметно уменьшилась в течение последнего года. В частности, в оптовой торговле доля предпринимателей, отметивших наличие данной проблемы, снизилась на 5 п.п., в обрабатывающей промышленности, строительстве и сфере услуг — на 3—4 п.п., в розничной торговле и добывающих производствах — на 1—2 п.п.

В последние семь лет почти не меняется ситуация со спросом у обрабатывающих производств.

Не все конкуренты устранены

При проведении обследований руководители промышленных предприятий оценивали степень негативного воздействия на производство фактора «конкурирующий импорт».

Обобщенные мнения предпринимателей по данному вопросу косвенно характеризуют конкурентоспособность российской промышленной продукции и в определенной степени успешность процесса импортозамещения.

Для предприятий добывающей промышленности импортная продукция не являлась серьезным конкурентом. В обрабатывающем сегменте давление импорта было заметно более сильным, однако постепенно снижалось на протяжении последних четырех лет. Если в 2010—2013 гг. негативное воздействие данного фактора констатировали 25—27% участников обследований, то в 2017 г. — лишь 17—19%.

Наиболее благоприятная ситуация сложилась в производстве пищевых продуктов, где после введения продовольственных контрсанкций и запуска механизма импортозамещения в 2014 г. доля мнений о негативном влиянии импорта постоянно снижалась. Схожая динамика наблюдалась в сегменте производства транспортных средств. В то же время некоторым отраслям — прежде всего производству текстиля, машин и оборудования, электрооборудования — по-прежнему трудно конкурировать с импортными аналогами.

Предприниматели более детально оценивали ряд аспектов конкурентоспособности производства в процессе проведения в 2017 г. пилотного обследования промышленных предприятий. Полученные результаты нельзя назвать оптимистичными, констатируют исследователи. Так, только 36% обследованных предприятий производили продукцию, обладающую высокими потребительскими качествами, имеющую эксклюзивные свойства или не имеющую аналогов в отрасли. Соответственно, 64% респондентов констатировали, что продукция их предприятий обладает слабой конкурентоспособностью. Тот факт, что этим предприятиям все же удается реализовать свою продукцию на внутреннем рынке, свидетельствует о низком уровне конкуренции в целом по экономике. И две трети предпринимателей считали, что конкурентная позиция предприятия в краткосрочной перспективе не изменится. Основными конкурентами организаций являлись российские производства; лишь 13% респондентов отнесли к ним производства, расположенные в странах СНГ, и 20% — в странах дальнего зарубежья.

Неопределенность экономической ситуации становится привычной

В течение 2017 г. интенсивность негативного воздействия экономической неопределенности на промышленное производство снизилась, однако пока остается достаточно высокой — в декабре прошлого года его отметили более трети респондентов в добывающей промышленности и почти половина — в обрабатывающей. Таким образом, результаты обследования приводят к неутешительному выводу о том, что значительное число руководителей крупных и средних промышленных предприятий пока не могут адекватно оценить сложившуюся в стране макроэкономическую ситуацию и ближайшие перспективы ее развития.

Это те, кто должен бы решаться на долгосрочные инвестиции, на развитие предприятий длительного цикла.

И на всех действует уровень налогообложения, а вот его считают высоким и негативно воздействующим на бизнес полагают руководители:

  • 54% оптовых фирм;

  • 45% розничных компаний;

  • 40% предприятий обрабатывающей промышленности;

  • 37% организаций, оказывающих услуги;

  • 34% строительных фирм;

  • 31% предприятий добывающей промышленности.

Авторы работы напоминают, что высокое фискальное давление доминировало в рейтинге лимитирующих факторов в 2011—2012 гг. после существенного повышения совокупной ставки социальных страховых взносов. По мере развития кризисных явлений в российской экономике данная проблема постепенно уступала лидерство недостатку платежеспособного потребительского спроса и неопределенности экономической ситуации. Вместе с тем в конце 2017 г. на высокие налоги ссылались около половины руководителей оптовых и розничных торговых фирм, 40% руководителей предприятий обрабатывающей промышленности и около трети респондентов из остальных обследуемых секторов экономики.

Кроме того, в конце 2017 г. дефицит финансовых средств ограничивал деятельность более 40% обследованных организаций сферы услуг и оптовой торговли, около трети предприятий обрабатывающей промышленности и примерно четверти организаций розничной торговли, добывающих отраслей и строительства. При этом в торговле и обрабатывающей промышленности наблюдалось заметное снижение негативного воздействия данного фактора после пиковых значений в 2015 г., а в остальных секторах оно оставалось стабильным на протяжении последних лет.

Высокие процентные ставки по кредитам достаточно редко упоминались предпринимателями в качестве значимой проблемы для бизнеса. В конце 2017 г. их отметили от 17 до 32% респондентов из различных секторов экономики; примерно в таком же диапазоне находились и оценки предыдущих лет.

Также ученые отмечают, что дефицит квалифицированных кадров в последние годы нельзя назвать существенной проблемой для российских предприятий. Сравнительно часто данный фактор упоминали руководители предприятий обрабатывающей промышленности (почти четверть всех участников обследований в этой отрасли) и организаций сферы услуг (около 20%). В целом дефицит кадров, как и фактор низкой технической оснащенности организаций, в условиях рыночной экономики являются вторичными проблемами, лишь следствием недостатка финансовых средств.