1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 44

Граждане бросают все резервы в битву за приемлемый уровень жизни

Эксперты подводят итоги начала года и отмечают нетипичную динамику по банковским вкладам и кредитам — люди принялись проедать запасы. Об этом идет речь и в «Мониторинге экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы социально-экономического развития», подготовленном РАНХиГС и Институтом Гайдара.

Авторы исследования пишут: «В январе 2018 г. сбережения домашних хозяйств сократились при росте задолженности по банковским кредитам, что является необычной динамикой для первого месяца года. Показатели потребления — оборот розничной торговли и расходы на платные услуги — продолжали расти. Население стремится поддерживать сколько-нибудь приемлемый уровень жизни, мобилизуя все имеющиеся финансовые возможности».

О ситуации красноречиво говорит статистика. В январе 2018 г. банковские вклады физических лиц сократились более чем на 500 млрд руб. в номинальном выражении. Если на 1 января 2018 г. объем сбережений на банковских вкладах населения достиг рекордных 26,1 трлн руб., то месяцем позже он упал до 25,6 трлн руб.

Тают рублевые вклады, тучнеют валютные

Ученые ищут причину такого падения. Они отмечают, что частично это объясняется январским укреплением национальной валюты (за месяц обменный курс рубля вырос на 2,5% к доллару, обусловив уменьшение рублевого эквивалента сбережений в иностранной валюте). Но далее аналитики замечают, что даже с поправкой на динамику обменного курса сокращение банковских вкладов остается значительным: 381 млрд руб., или 1,5% общего объема средств населения, размещенных в банковской системе.

Примечательно, что большая часть оттока вкладов пришлась на рублевые счета и депозиты населения, объем которых уменьшился за месяц на 452 млрд руб. Вклады в иностранной валюте в пересчете в доллары, наоборот, даже немного выросли — с 93,3 до 94,5 млрд долл.

Конечно, январское сокращение вкладов во многом связано с новогодним переносом выплат заработной платы, когда вместо первых чисел следующего месяца декабрьская зарплата поступает на счета работников в последние дни декабря и фиксируется в банковской отчетности на начало календарного года. Это подтверждается и структурно: преимущественное сокращение рублевых счетов, а не валютных, которые традиционно носят более долгосрочный характер. Среди рублевых сокращались в основном краткосрочные вклады, размещенные на срок менее 30 дней, включая счета до востребования. В этом месте авторы «Монтиринга» замечают: «Однако если сравнивать с предыдущим годом, то отток вкладов значительно вырос». За январь 2017 г. номинальный объем вкладов населения в банках уменьшился лишь на 162 млрд руб. Из них на рублевые счета и депозиты пришлось 130 млрд руб. и 32 млрд — на рублевый эквивалент вкладов в иностранной валюте. Так как годом ранее рубль также укреплялся к доллару, то с поправкой на переоценку сокращение средств населения в банках в январе 2017 г. было еще меньше —108 млрд руб., или менее 0,5% от общего объема вкладов на начало 2017 г. Таким образом, отток вкладов в январе 2018 г. вырос более чем в три раза по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года.

Кредитование процветает

Противоположная картина наблюдается в начале 2018 г. на рынке банковского кредитования населения, пишут аналитики. Они напоминают, что традиционно в январе на кредитном рынке наступает затишье. Иначе было на этот раз. В январе 2018 г. объем задолженности физических лиц перед банками вырос на 82 млрд руб., или на 0,7% от общего объема задолженности на начало месяца.

Для сравнения: годом ранее, в январе 2017 г., долг населения перед банками, наоборот, сократился на 48 млрд руб. (–0,4%), что являлось более привычной динамикой для первого месяца года.

В чем дело

Авторы исследования разбираются, в чем причина нестандартной динамики бюджета домашних хозяйств в январе 2018 г. Они напоминают, что, по предварительным данным Росстата, реальные располагаемые доходы в январе 2018 г. не изменились по сравнению с январем 2017 г., что означает рост номинальных доходов приблизительно на 2,2%.

Однако, говорится в «Мониторинге», результаты первого месяца года в дальнейшем могут быть скорректированы.

В общем, все похоже на то, что закрепляется такая модель поведения населения, которую ученые назвали «кредитной». В 2017 г. только по итогам декабря суммарный объем сбережений домашних хозяйств в банках превзошел прирост кредитной задолженности. До этого момента в течение 2017 г., а особенно во 2-м полугодии, приток вкладов населения в банки отставал от увеличения величины кредитной задолженности. В целом за 2017 г. банковские вклады населения увеличились на 900 млрд руб. — больше, чем его задолженность перед банками, тогда как еще в январе — ноябре 2017 г. прирост кредитов превосходил прирост вкладов. «В результате получается, что население — чистый кредитор, депозитов гораздо больше, чем кредитов», — делают вывод эксперты.

В январе 2018 г. чистый прирост кредитов банков населению (прирост кредитов минус прирост депозитов) достиг 463 млрд руб., тогда как годом ранее этот показатель составлял лишь 60 млрд руб. «В ближайшие месяцы ситуация, безусловно, будет выправляться, — делают оговорку исследователи, — однако по итогам года чистый вклад домашних хозяйств в ресурсную базу банков, вероятно, окажется заметно меньше, чем в 2017 г., и устойчивость банковского сектора будет в большей степени зависеть от альтернативных источников привлеченных средств — корпоративных клиентов и государства».

Как россияне адаптируются к новой экономической реальности

Любопытно, что раздел «Мониторинга», следующий за разделом об аномальном поведении финансов домашних хозяйств, посвящен разбору способов адаптации граждан к неблагоприятной экономической ситуации. В нем интересны два главных вывода. Первый: для значительной части населения характерен низкий адаптационный потенциал. Второй: многие пытаются справится с денежными неурядицами за счет привлечения новых кредитов и займов. Вот это и приводит, надо полагать, к таянию накоплений и росту долгов.

Исследование адаптационных стратегий населения проводил ИНСАП РАНХиГС в 2017 г. Интегральный индекс адаптационного потенциала был построен путем суммирования основных ресурсов адаптации. Это размер текущих доходов, размер сбережений, наличие недвижимости в виде второго жилья, наличие профессионального образования, включенность в социальные связи. И вот выводы. Высоким адаптационным ресурсом обладают 20,4% населения, средним — 40,4% и низким — 39,2%.

Ученые подтвердили, что более уязвимы люди постарше, люди без уникального образования. Найти приработок для многих становится нерешаемой задачей. Переезд на новое место жизни ради более высокооплачиваемой работы в российских условиях остается экзотикой.

Авторы исследования полагают, что стратегия повышения трудовых нагрузок путем сверхурочной или дополнительной работы широко распространена среди работающих россиян как наиболее доступный способ сохранения или повышения доходов. «При этом говорить об эффективности данной стратегии можно только применительно к специалистам высшей квалификации, а также рядовым работникам торговли и бытового обслуживания, для которых мы смогли зафиксировать реальный выигрыш в заработках на фоне остальных представителей тех же профессиональных групп», — замечают эксперты.

Ученые пишут, что подавляющему большинству в кризисное время пришлось тратить накопленные ранее сбережения. Часто трата накопленного становится одной из возможностей защиты от инфляции. «Хотя оценить распространенность такой мотивации не представлялось возможным, из наших данных следует, что представления, как инвестировать свои средства, чтобы уберечься от инфляции, имели не более четверти опрашиваемых», — говорится в «Мониторинге».

Авторы традиционно сетуют на некую финансовую неграмотность населения, не углубляясь в то, что именно образованность в денежных вопросах быстро покажет, какой минимальный порог инвестиций необходим для того, чтобы они принесли прибыль. Есть сомнения в том, что речь идет о тратах таких накоплений, которых бы хватило на выгодные вложения. Может быть, их достает лишь на покупку дополнительной дозы белков и углеводов.

Активность не дает гарантий

Любопытна классификация адаптационного поведения россиян, которую представили исследователи.

Они утверждают, что в целом полученные данные позволяют предложить следующую классификацию адаптационного поведения:

  • отсутствие адаптационного поведения — 37,0%;

  • активное адаптационное поведение (одного или нескольких видов) — 29,2%;

  • активное адаптационное поведение, дополненное использованием личных подсобных хозяйств (ЛПХ), — 23,0%;

  • активизация использования ЛПХ без других видов адаптационного поведения — 10,8%.

Завершают же свое исследование авторы замечательным резюме: «Активное адаптационное поведение существенно повышает жизненные шансы, но не гарантирует повышение уровня жизни. Так, из тех, кто реализует активные адаптационные стратегии, 18,4% рассчитывают в будущем на повышение материального статуса, а 12,4% ожидают его ухудшения».