1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 56

Сделки с преимущественным удовлетворением: чего опасаться добросовестному контрагенту должника-банкрота

В России, как в силу отдельных положений законодательства о банкротстве, так и в ходе формирования судебной практики, сложился сверхжесткий режим регулирования сделок с преимущественным удовлетворением, совершаемых в преддверии и в ходе процедуры банкротства одной из сторон. Такой режим, в частности, ограничивает применение зачета как способа прекращения обязательств должника не только в ходе осуществления процедуры банкротства, но и в период подозрительности накануне возбуждения дела о несостоятельности должника. Об этом и иных аспектах проблематики сделок должника с преимущественным удовлетворением в рамках открытой лекции, организованной на правовой площадке «Лексториум», рассказал Андрей Егоров, к.ю.н., первый заместитель руководителя Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ.

Сделки, совершаемые должником в ходе процедуры банкротства, находятся под очень подробной регламентацией главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Очевидна цель, которую преследовал законодатель, принимая данную норму, — в ходе конкурсного производства защитить интересы всех кредиторов путем введения очередности погашения их требований. И важно отметить, что высшие судебные инстанции отстаивают именно прямой смысл, заложенный в законе, а любые нюансы при осуществлении сделок с должником, находящимся в процедуре банкротства, рассматривают прежде всего исходя из недопустимости недобросовестного поведения контрагента. Об этом весомее всего говорит другой документ, который, по мнению А. Егорова, надо всегда держать под рукой, когда речь идет о сделках с преимущественным удовлетворением, — постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63).

Что такое преимущественное удовлетворение? По сути, это то же самое исполнение обязательств, возникших между должником и кредитором. Такое исполнение обязательств — в денежной ли форме или в неденежной — в силу Закона о банкротстве может оспариваться конкурсным управляющим как уменьшающее конкурсную массу. Но надо признать, что отечественная теория обязательственного права не очень точно выделяет суррогаты исполнения обязательств. С этой точки зрения характерно сложившееся в правоприменительной практике отношение к зачету требования. По мнению А. Егорова, отношение это можно охарактеризовать как негативное. Зачет чуть ли не автоматически признается оспоримым во всех судебных разбирательствах. И экономическая природа зачета тут вступает в противоречие с той функцией, которой его наделил правоприменитель. Объясним на примере.

Есть должник А. У него есть десять кредиторов, каждому из которых А. должен 100 руб. Один из них — В. — сам должен должнику А. те же 100 руб.

С экономической точки зрения между А. и В. никаких долгов нет, вопрос решается простым взаимозачетом. Следуя же логике российского правоприменения, В. должен вернуть А. 100 руб., встать в очередь кредиторов, ждать, когда получит удовлетворение из конкурсной массы, и надеяться, что его доля не будет слишком уж маленькой.

Цитируем документ

По правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться:

1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).

Пункт 1 постановления № 63

Правовые позиции ВАС РФ поддерживает и Верховный суд РФ. Образно выражаясь, высокая судебная инстанция войной идет на зачет, не признавая его даже сделкой, совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, которая в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве не могла бы быть признана оспоримой (см., например, Определение Верховного суда РФ от 22.05.2017 № 305-ЭС16-20779(1, 3) по делу № А40-154909/2015).

Зачет: за счет или не за счет должника

Статья 61.1 Закона о банкротстве, с которой начинается глава III.1 «Оспаривание сделок должника», содержит в себе «подводный камень», о который спотыкаются очень многие.

Цитируем документ

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Статья 61.1 Закона о банкротстве

Здесь законодатель поставил перед нами достаточно сложную дилемму: как понимать слова «другими лицами за счет должника»? Вернемся к зачету и к примеру, приведенному выше.

Должник А. и его кредитор В. должны друг другу по 100 руб. Если о зачете заявляет А. — это, безусловно, его сделка, и она оспаривается в обычном порядке. Если А. и В. подписывают акт о зачете, сделка приобретает двусторонний характер и тоже без каких бы то ни было препятствий оспаривается. Совсем другое дело, если о зачете заявляет кредитор В. Можем ли мы в данном случае говорить, что сделка совершена за счет должника? Если только с очень большой натяжкой. Ведь классический алгоритм сделки за счет должника выглядит совсем по-другому: некий С. взял деньги А. и заплатил долг В. А в ситуации, когда В. заявил о зачете взаимных требований с А., он вовсе не действует «за счет» А. Однако закон считает иначе. И Пленум ВАС РФ вынужден был идти за законодателем и поддерживать его позицию.

Цитируем документ

К сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III.1 этого Закона (в том числе на основании статей 61.2 или 61.3), могут, в частности, относиться:

— сделанное кредитором должника заявление о зачете…

Пункт 2 постановления № 63

Добросовестность зависит от времени совершения сделки

Теперь обратим внимание на совсем неочевидное, спорное решение, которое избрал наш законодатель в вопросе о добросовестности кредитора — получателя преимущества. Речь пойдет о ст. 61.3 «Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами» Закона о банкротстве.

Если сделка совершена в пределах месяца до возбуждения дела о банкротстве, то в этом случае добросовестность кредитора никакого значения не имеет — сделка оспаривается (п. 2 ст. 61.3). Такова позиция законодателя, которую поддержал и ВАС РФ. Она достаточно сурова, но, по крайней мере, абсолютно прозрачна.

А вот дальше начинается альтернатива.

Сделка, совершенная в промежутке времени от одного до шести месяцев до того момента, как должник был объявлен банкротом, может быть оспорена, только если будет установлена недобросовестность контрагента. Но даже для добросовестных контрагентов сделано исключение — могут быть оспорены сделки, предусмотренные абз. 2 и 3 п. 1 ст. 61.3:

  • сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

  • сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки.

Что собой представляет сделка, которая может повлечь изменение очередности кредиторов, не очень понятно. Поэтому перейдем сразу к следующему основанию для оспаривания. С этим основанием возникает проблема, решить которую весьма затруднительно.

Обратимся опять же к примеру с должником А. и кредитором В.

А. должен В. некую сумму без обеспечения. К назначенному сроку А. не смог вернуть долг по какой-либо причине, хотя признаков его банкротства пока вроде не просматривается. В качестве залога А. отдает В. некое имущество. И теперь В. просто «подвисает» — ему остается только надеяться, что в ближайшие полгода А. не будет объявлен банкротом. В противном случае сделка становится оспоримой, будь контрагент В. хоть трижды добросовестным. Это очень суровое решение, которое предлагает законодательство, но ВАС РФ был вынужден его поддержать.

Цитируем документ

Если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Пункт 11 постановления № 63

Главное для должника — действовать как обычно

Во всех вышеперечисленных случаях избежать оспаривания сделки можно только в очень немногих случаях. Самый распространенный и простой — тот, что предусмотрен в ст. 61.4 Закона о банкротстве. Сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника.

Как определить, попадает ли конкретная сделка под обычную хозяйственную деятельность должника? Ответ дает ВАС РФ.

Цитируем документ

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и интернет, уплата налогов и т.п.).

Пункт 14 постановления № 63

Ну и конечно, всегда надо учитывать типичность сделок для других участников оборота в той сфере, к которой относится деятельность должника.

Обратим внимание также, что бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки — кредиторе. А доказывание факта того, что цена сделки превысила 1% стоимости активов должника, — прерогатива оспаривающего сделку лица, то есть арбитражного управляющего.

Когда кредитор может пропустить свою очередь?

В качестве заградительной нормы для нечистых на руку кредиторов, желающих всеми правдами и неправдами получить долги вне очереди, законодатель прописал в Законе о банкротстве п. 2 ст. 61.6. В нем сказано, что кредиторы, перед которыми должник исполнял обязательства по сделке, признанной недействительной, после возврата полученного ими имущества в конкурсную массу лишаются даже права влиться в ряды кредиторов третьей очереди. То есть фактически у них не остается шансов что-нибудь получить от должника-банкрота. Наказание, конечно, из разряда «чтоб другим неповадно было», но, учитывая вышеописанные строгости Закона о банкротстве и разъяснений ВАС РФ, создается весьма неблагоприятная правовая среда даже для добросовестных участников сделок с должниками. И связывает руки кредиторам. В этом контексте вовсе не фантастической представляется следующая картина. Должник А. пытается вернуть долг контрагенту В., а тот всеми силами открещивается от этого, держа в уме, что в течение шести месяцев дела у А. могут пойти совсем плохо и дело может дойти до банкротства.

Добросовестный участник может уповать только на разъяснения ВАС РФ

По мнению А. Егорова, законодатель, имея в виду защиту всех кредиторов от недобросовестных действий некоторых из них, стремясь сохранить в неприкосновенности конкурсную массу от поползновений тех, кто «вне очереди», несколько переборщил, не делая никаких различий между добросовестными и недобросовестными участниками конкурсного производства. Нужно более тонко подходить к разграничению обоснованности и необоснованности сделок и по зачету, и по залогу, и к определению обоснованности той или иной сделки в пределах шестимесячного срока, предшествующего объявлению должника банкротом. Выход А. Егоров видит в проведении реформы банкротного законодательства, но, увы, к ее проведению пока нет никаких предпосылок — не просматривается запрос на реформы ни в бизнес-сообществе, ни в судебных инстанциях, ни во власти.

Пока же добросовестным участникам конкурсных производств при возникновении проблем с признанием сделок оспоримыми остается уповать на разъяснения Высшего арбитражного суда РФ.

ВАС РФ, признав, что понижение очередности восстановленного требования на основании п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве является ответственностью особой природы, назвал основания, по которым добросовестность кредитора не будет подвержена сомнению даже в случае признания сделки с несостоятельным должником недействительной.

1. Суд сказал, что наказывать можно только такого контрагента, в действиях которого есть состав правонарушения; само по себе получение долга лицом, которое только может догадываться , что с должником что-то не так, не является достаточным основанием для ответственности.

Цитируем документ

Понижение очередности восстановленного требования на основании пункта 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве является ответственностью особой природы. В связи с этим при отсутствии неправомерного поведения или вины кредитора в совершении оспоренной сделки такая ответственность к этому кредитору не применяется и его восстановленное требование удовлетворяется по правилам пункта 3 статьи 61.6 Закона о банкротстве

Пункт 27 постановления № 63

2. Добровольный возврат полученного долга в конкурсную массу не влечет за собой понижение в очередности кредиторов, установленной в Законе о банкротстве.

Цитируем документ

Если лицо приобрело имущество по сделке и полагает, что она подпадает под основания недействительности сделок, установленные статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, то после введения в отношении должника любой процедуры банкротства такое лицо вправе вернуть должнику полученное имущество либо уплатить его стоимость, сообщив ему о таком возврате со ссылкой на статью 61.7 Закона. В данном случае вернувшее имущество лицо вправе предъявить свое требование по правилам пунктов 3 и 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве (при этом пункт 2 этой статьи не применяется)

Пункт 29.2 постановления № 63