1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 29

К сделке по выдаче банковской гарантии незадолго до утверждения плана санации банка предъявляются более строгие требования

Выдача гарантии по обязательствам неплатежеспособного лица в отсутствие обеспечения по регрессному требованию и при получении от принципала в качестве вознаграждения стандартной премии не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 12.02.2018 № 305-ЭС17-13572 по делу № А40-183445/2016

Истец

ОАО «Волгоцеммаш», бенефициар

Ответчик

ПАО «Банк Уралсиб», гарант

Суть дела

В 2012 г. ОАО «Волгоцеммаш» (далее — общество) и ООО «Премиум Инжиниринг» (далее — компания) заключили договор поставки, по которому компания обязалась изготовить и поставить оборудование с комплектом технической документации в место поставки в течение 18 месяцев, а общество — оплатить товары. Цена оборудования составила 22 млн долл. США. Договором была предусмотрена поэтапная оплата поставляемого оборудования путем перечисления авансовых платежей. При этом все авансовые платежи должны были быть обеспечены компанией-поставщиком банковскими гарантиями, формы которых определены в приложении к договору поставки.

Во исполнение условий договора общество перечислило поставщику 19,5 млн долл. США, что подтверждается платежными поручениями. В обеспечение их возврата банк выдал гарантии, которые неоднократно заменялись ввиду пролонгации сроков поставки оборудования. Срок действия последних гарантий истекал 30 декабря 2015 г. По ним гарант принял на себя обязательство выплатить по первому письменному требованию покупателя любую сумму в рублях, не превышающую эквивалент 19,5 млн долл. США.

Дополнительным соглашением к договору стороны предусмотрели, что в связи с продлением сроков поставки оборудования до 30 апреля 2015 г. поставщик должен предоставить покупателю в срок до 25 декабря 2015 г. новые банковские гарантии на сумму 19,5 млн долл. США авансового платежа взамен аналогичных гарантий, выпущенных ранее.

Банк отказался предоставить поставщику указанные гарантии, несмотря на согласие покупателя продлить сроки поставки, что подтвердило письмо покупателя в адрес гаранта.

Учитывая неисполнение поставщиком условия о предоставлении банковских гарантий на новый срок, наличие неисполненных им обязательств по договору поставки, общество решило отказаться от договора поставки. Оно заявило требование о возврате уплаченных денежных средств и выплате по банковским гарантиям, предоставленным банком в соответствии с последними согласованными сторонами условиями договора поставки.

Однако банк-гарант отказался осуществить выплату в добровольном порядке. Тогда общество обратилось с иском о взыскании денежных средств по гарантии в арбитражный суд. Полагая, что сделки по выдаче гарантий совершены с предпочтением, во вред иным кредиторам банка, последний обратился со встречным иском о признании данных сделок недействительными и применении последствий их недействительности.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил первоначальный иск и отказал в удовлетворении встречного иска банка. Он исходил из того, что требование общества об уплате денежных сумм и приложенные к нему документы соответствуют условиям выданных банком банковских гарантий. При этом на момент предъявления требования к гаранту срок исполнения обязательства принципала наступил (дополнительное соглашение о продлении срока договора поставки не вступило в силу).

Встречное требование суд признал необоснованным. При этом он исходил из того, что спорные сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, поскольку выдача банковских гарантий отнесена Федеральным законом от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) к числу стандартных банковских операций, а сумма выданных гарантий не превышала пороговое значение в 1% от балансовой стоимости активов банка.

Суд также отметил, что план по финансовому оздоровлению был утвержден Банком России спустя 2,5 месяца с момента совершения банком оспариваемых сделок. Следовательно, для признания таких сделок недействительными необходимо было доказать недобросовестность контрагента. Однако этого сделано не было.

Решение первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решение нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Санируемым организациям законодательно предоставлена возможность оспорить причинившие вред ее кредиторам сделки, совершенные до начала санации, по правилам главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (п. 11 ст. 189.40). Механизм оспаривания подозрительных и преференциальных сделок в таком случае направлен на компенсацию негативных последствий влияния поведения предыдущего руководства банка на его хозяйственную деятельность.

ВС РФ подчеркнул, что в таком случае важно соблюдать баланс между принципом правовой определенности, стабильностью гражданского оборота и обеспечением разумных имущественных интересов участников данного оборота, с одной стороны, и недопустимостью злоупотребления правом, незаконного вывода активов из кредитной организации, с другой.

Выдача банковской (независимой) гарантии является для кредитной организации типичной банковской операцией. Между тем важно учитывать, что деятельность кредитной организации как коммерческой организации имеет своей основной целью извлечение прибыли. Гарантия выдается на основании и во исполнение возмездного соглашения между гарантом и принципалом. При этом банк исчисляет экономически обоснованный тариф (комиссию, премию) за выдачу гарантии, принимая во внимание сопутствующие подобной сделке риски: независимость гарантии от обеспечиваемого обязательства, наличие регрессного требования к принципалу по осуществлению выплаты, платежеспособность принципала, наличие обеспечения по регрессному требованию и т.д.

В силу принципа независимости гарантии неправильное исчисление премии не должно влиять на действительность сделки по ее выдаче. Исключение при этом составляют случаи оспаривания сделки по банкротным основаниям. В данном случае необходимо доказать недобросовестность бенефициара — что он знал или должен был знать о вреде от соответствующей сделки либо что он находился в сговоре с гарантом с целью вывода активов из банка.

При этом, учитывая специфику оспариваемой обеспечительной сделки, заключающейся в независимости гарантии, такое доказывание должно осуществляться исходя из повышенного (более строгого) стандарта.

В рассматриваемом деле банк указывал на то, что на момент выдачи гарантий было возбуждено дело о банкротстве принципала, который в то время уже отвечал признакам неплатежеспособности. Регрессное требование к принципалу было ничем не обеспечено. При этом премия по соглашению о выдаче гарантии составила всего лишь 2,5%, то есть даже не была увеличена с учетом высокого риска невозвратности. Если эти обстоятельства соответствуют действительности, то выдача гарантии в обеспечение обязательств неплатежеспособного лица, по мнению ВС РФ, не может быть квалифицирована в качестве обычной хозяйственной деятельности кредитной организации и представляет собой оспоримую сделку.

При новом рассмотрении дела суду следует проверить, действительно ли оспариваемые сделки являлись убыточными настолько, что это должно было быть очевидно для любого участника оборота (в том числе бенефициара).