1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 83

Право на иск и неправомерный интерес

Одной из самых больших проблем российской судебной системы является чрезмерная нагрузка, которая ложится на наши суды. При этом в общей массе дел всегда можно найти те, что инициированы различными исками, поданными по надуманным основаниям, когда объем защищаемого права явно несоразмерен обращению в суд как исключительному способу нарушенных или оспариваемых прав. Рассмотрим, как суды пресекают подобные иски.

С чем идти в суд

Перед обращением в суд истец всегда должен понимать, обладает ли он правом на иск, то есть имеется ли у него подлежащий судебной защите охраняемый законом интерес, поскольку его требования могут быть оставлены без удовлетворения (Постановление ФАС ПО от 02.12.2008 по делу № А57-691/08-39) в случае:

–оспаривания акционером сделок компании, совершенных ею до либо после приобретения им статуса, который в дальнейшем был аннулирован в связи с признанием недействительным договора о покупке пакета акций (Постановление АС МО от 20.01.2016 по делу № А40-26432/12);

–подачи косвенного иска к органам управления общества о возмещении причиненных последнему убытков, если такой иск заявлен акционером, владеющим менее чем 1% размещенных обыкновенных акций, поскольку небольшой миноритарный пакет не предоставляет ему такого права (Постановление АС СЗО от 20.07.2015 по делу № А56-24312/2014).

Однако по причине отсутствия права на иск не может быть отказано в иске в том случае, если владелец доли в уставном капитале компании оспаривает свое исключение из нее (Постановление АС МО от 11.03.2016 по делу № А41-83370/2014), поскольку в противном случае, учитывая характер заявленных требований, такой отказ приведет к лишению его права на судебную защиту, гарантированного ст. 46 Конституции РФ и международными правовыми актами –ст. 7–8 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948, и др.

В случае приобретения пакета акций в порядке наследования или при разделе общего супружеского имущества переход права собственности на ценные бумаги сам по себе без отражения соответствующих данных в реестре акционеров не влечет автоматического возникновения статуса акционера, поэтому до его оформления право на иск отсутствует (Постановление АС МО от 15.07.2015 по делу № А40-102887/11). Вместе с тем выяснение данного вопроса относится уже к процессу судебного разбирательства, а на стадии принятия иска к рассмотрению отсутствие статуса акционера у истца не будет являться для этого препятствием.

При оспаривании сделок организации бенефициаром целой группы компаний, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях, которые по цепочке владеют акциями организации, сделки которой он намеревается оспаривать, ему для подтверждения своего права на предъявление иска необходимо подтвердить владение такой корпоративной структурой и наличие полномочий действовать от имени всех компаний. К числу таких доказательств, в частности, могут быть отнесены нотариально заверенные переводы на русский язык свидетельств о регистрации компаний, трастовые декларации, отчеты и др.

Отметим при этом, что принципиальная возможность оспаривания сделок организации конечным бенефициаром подтверждена в Определении ВС РФ от 27.05.2016 № 305-ЭС15-16796, хотя ранее арбитражные суды ее отрицали, учитывая в том числе и отсутствие признания контроля со стороны конечного бенефициара от самих компаний, участвующих в цепочке владения организацией (Постановление АС МО от 30.10.2015 по делу № А40-95372/14-48-612). Теперь считается, что конечный бенефициар имеет законный интерес в сохранении активов своих компаний, поэтому он вправе оспаривать их сделки.

Таким образом, при обращении в суд истец всегда должен доказать наличие у него законного материально-правового интереса, который является обязательным условием предоставления судебной защиты. При отсутствии таких доказательств в иске может быть отказано на этом основании.

Не путать интерес с простым любопытством

Наличие материально-правового интереса предполагает не простую заинтересованность истца в том или ином вопросе, разрешение которого определенным образом он для себя видит принципиальным, а существование конкретных доказательств того, что затрагиваются его права и законные интересы. В связи с этим подлежат отклонению такие надуманные иски, как требование:

– об отмене результатов президентских выборов и выборов в парламент РФ, об обнародовании данных о расправе над царской семьей (Определение ВС РФ от 04.12.2011 № ГКПИ11-2107);

–об отмене решения Священного синода Русской православной церкви о причислении к лику святых Николая II и членов его семьи (Определение ВС РФ от 16.05.2003 по делу № 5-Г03-37);

–об отмене решения Государственной комиссии о захоронении в усыпальнице Романовых останков царя Николая II и членов его семьи (Определение ВС РФ от 15.07.2003 № КАС03-317);

–о признании недействующим Декрета СНК РСФСР от 13.07.1918 «О национализации имущества низложенного российского императора и членов бывшего императорского дома», политического акта, на основании которого в период изменения государственного строя произошла национализация находившегося в частной собственности российского императора и членов бывшего императорского дома движимого и недвижимого имущества, после завершения этого процесса, исчерпавшего свою силу (Определение КС РФ от 23.04.2013 № 583-О).

Любые подобные требования не направлены на восстановление нарушенных или оспариваемых прав истца, поскольку они не затрагивают его прав и законных интересов. В связи с этим при не представлении истцом конкретных доказательств того, что тем или иным актом или нарушением непосредственно затрагиваются его права и законные интересы, суд отказывает в иске, так как условием предоставления судебной защиты является необходимость восстановления нарушенного или оспариваемого права. Это связано с тем, что судебная защита является исключительным способом защиты, который применяется в случае, если другие способы не приведут к более быстрому и эффективному восстановлению нарушенных или оспариваемых прав заявителя. При этом принцип судебной защиты предполагает восстановление действительного права или нарушенного интереса, а несуществующее право или неправомерный интерес судебной защите не подлежат, что влечет отказ в иске (Постановление АС ЦО от 16.06.2016 № Ф10-1666/2016).

Неправомерный интерес

В ряде случаев истец или ответчик, заявивший встречный иск, при обращении в суд преследуют противоправные цели причинения вреда своим оппонентам или извлечения иных выгод и преференций из своего незаконного интереса, пытаются легализовать приобретение имущества или вывод активов для того, чтобы их уберечь от взыскания по требованиям кредиторов. Такие внешне легитимные действия, осуществляемые вопреки запрету злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), также являются основанием для отказа в предоставлении судебной защиты.

В нашей практике был случай, когда истица требовала в судебном порядке вселить ее в квартиру к бывшему мужу и зарегистрировать в ней. Свои требования она мотивировала тем, что в квартире зарегистрирован их общий несовершеннолетний ребенок, а ей самой негде жить, потому что от единственной у нее доли в праве собственности на квартиру она планировала отказаться, что сама же и сообщила суду. В ходе судебного разбирательства было установлено, что ранее истица пыталась выселить бывшего мужа из квартиры и снять его с регистрационного учета, в чем ей было отказано.

В возражениях на ее иск ответчик указал, что по смыслу п. 1 ст. 70 ЖК РФ для вселения истицы в квартиру требуется его согласие как нанимателя, которое он не дает, так как брак расторгнут, семейные отношения прекращены и возникли конфликтные отношения. При этом, поскольку со стороны истицы это была уже не первая попытка получить в пользование указанную квартиру, ее действительной целью обращения в суд является не защита нарушенных или оспариваемых прав, а попытка ограничения жилищных прав ответчика всеми возможными способами, в силу положений ст. 10 ГК РФ такой неправомерный интерес не подлежит судебной защите. По приведенным основаниям истице было отказано в иске в полном объеме.

Можно привести и другие случаи, когда суды отказывали участнику процесса в предоставлении судебной защиты, мотивируя тем, что он действовал недобросовестно и преследовал неправомерный интерес. Вот некоторые из них.

Иск о признании недействительным договора субаренды помещения был отклонен судом, поскольку субарендатор длительное время пользовался им без возражений и никаких платежей не вносил, что свидетельствует об утрате им права на предъявление такого иска (п. 5 ст. 166 ГК РФ) и преследовании неправомерного интереса (Постановление АС УО от 21.03.2016 № Ф09-757/16).

В иске правообладателю о защите исключительных прав на товарный знак было отказано, так как суд установил, что действительной целью истца регистрации данного средства индивидуализации было не использование его в хозяйственной деятельности, а только лишь как запрет его использовать третьим лицам и применение к ним в случае этого нарушения мер ответственности (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 09.06.2016 по делу № А65-17881/2015). Суд указал, что это свидетельствует о злоупотреблении правом, которое заключается в превышении пределов дозволенного поведения путем использования его с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц (Определение ВС РФ от 23.07.2015 по делу № А08-8802/2013).

Работник, получивший на основании отмененного судебного решения денежные средства с работодателя, обязан ему вернуть излишек, поскольку отсутствуют правовые основания для его удержания. И такой противоправный интерес не подлежит судебной защите (Определение ВС РФ от 25.04.2016 № 78-КГ16-6).

Наказание за пустую трату времени

ГПК РФ предусматривает право участника судебного процесса взыскать компенсацию за фактически потраченное время. В арбитражном процессе такой возможности в настоящее время нет, но она может появиться в результате принятия единого ГПК РФ для всей российской судебной системы.

Само по себе обращение истца в суд с иском, даже если в его удовлетворении и будет отказано, при отсутствии признаков злоупотребления правом не может рассматриваться как нарушение прав остальных участников судопроизводства, поскольку является правомерным действием (Определение Оренбургского облсуда от 17.06.2014 № 33-3692/2014), а право на судебную защиту гарантировано ст. 46 Конституции РФ. Кроме того, всегда имеется возможность обосновать свои возражения по иску и представлять доказательства в их подтверждение.

Однако при определенных обстоятельствах действия участника судебного процесса могут быть расценены как злоупотребление правом, которое позволит пострадавшей стороне взыскать с него компенсацию. В силу ст. 99 ГПК РФ со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Как видно из содержания приведенной нормы, в качестве ответчика по требованию о взыскании компенсации за фактическую потерю времени могут выступать истец, ответчик, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора.

Размер компенсации за фактическую потерю времени можно указывать по принципу «запрашивай больше – дадут все равно меньше», однако желательно ее сумму хоть как-то обосновать. Например, можно взять справку о размере среднего дневного заработка заявителя и исходя из него определить расчетным путем компенсацию с учетом количества затраченных часов (участие в судебных заседаниях и время на проезд в суд). Размер компенсации не следует привязывать к уровню минимальной заработной платы или прожитого минимума, поскольку данные показатели для этой цели не подходят (Апелляционное определение Мособлсуда от 10.11.2014 по делу № 33-24938/2014).

При сохранении размера заработка в период отсутствия заявителя на работе в связи с участием в судебном разбирательстве у него не возникает никаких убытков, что исключает его право на компенсацию за фактическую потерю времени (Определение Приморского краевого суда от 02.09.2015 по делу № 33-7776), хотя прямо из ст. 99 ГПК РФ такой вывод не следует. Закон предусматривает право на компенсацию при соблюдении определенных условий, при том что утрата дохода или возникновение убытков к ним не относятся. Однако заявитель должен считаться со сложившейся судебной практикой.

Аналогичным образом решается вопрос и в отношении дохода по гражданско-правовому договору: принимаются во внимание размер дохода, график выполнения заявителем по нему своих обязательств перед контрагентом и подтверждение того, что доход уменьшился именно в связи с участием в судебных заседаниях. Не исключено, что суды и при наличии всех подтверждающих документов найдут дополнительные основания для отказа в компенсации. Например, укажут на то, что заявитель был не лишен возможности привлечь юриста для ведения дела, расходы на оплату услуг которого он может компенсировать за счет проигравшей стороны, а сам сэкономить свое время.

Таким образом, данную компенсацию, скорее, можно использовать как дополнительный способ воздействия на оппонента, чтобы переломить сложившуюся ситуацию в свою пользу, равно как и иные подобные средства (инициирование нескольких процессов в разных судах и иных правоохранительных органах, чтобы оппонент был вынужден отвлекаться на их ведение; подача заявления о возбуждении дела о банкротстве, чтобы заблокировать ему участие в закупках, и др.).