1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 35

Квалификация фальсификации

Доказательства, представляемые сторонами в суд, не все и не всегда отвечают признаку достоверности. Поэтому их оппоненты нередко вынуждены прибегать к инструментарию, направленному на исключение таких доказательств из процесса, иными словами – к своеобразной «очистке» доказательственной базы. Этому в первую очередь и служит институт фальсификации. Что понимается под этим термином? АПК РФ, к сожалению, не содержит определение «фальсификация». И чтобы понять его истинный смысл и значение, нам необходимо обратиться к уголовному праву, из которого это понятие и перешло в арбитражный процесс.

Уголовно-правовая составляющая

В уголовном праве под фальсификацией доказательств понимают искажение фактических данных, информации и т. п., к примеру, в документах, выступающих в качестве доказательств по делу, путем внесения в них заведомо ложных сведений либо изготовление полностью поддельного документа. С учетом этого выделяют следующие виды фальсификации, совершенной:

–в форме материального подлога, то есть когда имеет место частичное изменение какого-либо подлинного доказательства путем частичного удаления отдельных положений/информации и (или) включение в доказательство положений/информации, которые ранее в доказательстве отсутствовали;

–путем интеллектуального подлога, то есть когда специально создается ранее не существовавшее доказательство, содержащее информацию, не соответствующую действительности.

Суд, в числе прочего, проверяет доказательства на их достоверность и, соответственно, недостоверные доказательства устраняет. В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что очень часто понятия «фальсифицированность» и «недостоверность» воспринимаются как синонимы, а это не так: все сфальсифицированные доказательства –определенно недостоверны, однако не все недостоверные доказательства однозначно являются сфальсифицированными. Понятие недостоверности значительно шире, ввиду чего сфальсифицированность следует рассматривать, скорее всего, как особую, квалифицированную (с учетом того, что понятие фальсификации, как уже писали ранее, перешло в арбитражный процесс из УК РФ, параллели с уголовным правом напрашиваются сами собой и, полагаю, вполне уместны) разновидность недостоверности, предполагающую наличие умысла и т. п.

«Квалифицированность» фальсификации, ее особый характер, безусловно, способствовали тому, что законодатель не только посвятил процедурным вопросам, связанным с последствиями заявления одной из сторон о фальсификации доказательства, отдельную статью (ст. 161 АПК РФ), но и предусмотрел как возможные особые последствия включения такого доказательства в доказательную базу, так и особый порядок его исключения из базы:

–во-первых, привлечение к уголовной ответственности лица, представившего данное сфальсифицированное доказательство, по основаниям, установленным ст. 303 УК РФ за фальсификацию доказательств;

–во-вторых, привлечение к уголовной ответственности лица, необоснованно заявившего о фальсификации доказательства, по основаниям, установленным ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос;

–в третьих, исключение судом оспариваемого доказательства с согласия лица, его представившего.

Положения ст. 161 АПК РФ –варианты действий, которые суд обязан предпринять в случае заявления одной из сторон спора о фальсификации доказательства, представленного суду ее оппонентом:

1. Судья должен разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления. Положения рассматриваемой статьи не конкретизируют, какой именно из сторон суд должен разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления, –стороне, которая заявит о фальсификации или стороне, которая откажется такое доказательство исключить1? Однако с учетом того, что, как уже было сказано ранее, основанием для привлечения к уголовной ответственности может быть как фальсификация доказательств, так и заявление об этом (естественно, в случае его необоснованности), то логичным и обоснованным представляется разъяснение уголовно-правовых последствий такого заявления каждой из сторон.

2. Судья вправе исключить из числа доказательств по делу оспариваемое доказательство. Важным здесь представляется то, что суд может это сделать только при наличии согласия лица, которое его представило. Дальнейшее развитие событий в данной ситуации возможно по двум диаметрально противоположным векторам:

–согласие лица исключить доказательство из числа доказательств по делу, с одной стороны, может отрицательно сказаться на его позиции по спору, а с другой –позволит избежать возможного привлечения к уголовной ответственности, особенно если относительно природы доказательства у этого лица есть сомнения;

–отказ исключить такое доказательство (последствия см. ниже).

3. В случае если лицо, представившее спорное доказательство, возражает против его исключения из числа доказательств по делу, суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации. Возражение стороны относительно исключения представленного ею доказательства из материалов дела влечет за собой, как правило, принятие судом мер для проверки достоверности заявления о фальсификации, в том числе, в случае необходимости, назначает проведение экспертизы в отношении этих доказательств.

Следует учитывать, что наличие уголовно-правовой составляющей при обстоятельствах, урегулированных положениями ст. 161 АПК РФ, ни в коей мере не следует преувеличивать: в компетенцию арбитражного суда решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности кого бы то ни было, как мы знаем, не входит. Арбитражный суд здесь выполняет свойственные ему функции, в частности, проверяет представленные спорные доказательства, в отношении которых поступило заявление о фальсификации на предмет их достоверности, допустимости и т. п., и использует результаты проверки этих доказательств при вынесении судебного акта по результатам рассмотрения соответствующего спора.

Реакции судов на заявления о фальсификации

Алгоритм действий суда и его единственно возможная реакция на заявление о фальсификации достаточно четко и недвусмысленно прописаны в ст. 161 АПК РФ.

Факт подачи такого заявления, как и результаты его рассмотрения, безусловно, должны найти свое отражение как в протоколе соответствующего судебного заседания (как того требует п. 2 ст. 161 АПК РФ), так и (представляется логичным и обоснованным) в финальном судебном акте, который принимается судом по результатам разрешения спора по существу –то есть в мотивировочной части соответствующего решения, что, кстати, в полной мере соответствует требованиям п. 7 ст. 71 АПК РФ, согласно которому результаты оценки доказательств, в том числе мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, отражаются в судебном акте.

Вместе с тем часто возникают ситуации, когда суд, у которого уже сформировались понимание обстоятельства спора, некоторая определенность с доказательственной базой и т. п., может «проигнорировать» заявление о фальсификации и не доводить дело до применения процедур, предусмотренных положениями ст. 161 АПК РФ. Достаточно часто вопрос о фальсификации доказательств снимается самими заявителями после исследования судом спорного доказательства в совокупности с иными доказательствами, имеющимися в материалах дела, когда сама сторона начинает понимать, что такое заявление либо необоснованно, либо нелогично. Ведь далеко не все заявители понимают все нюансы фальсификации, которая, как мы знаем, предполагает осознанное искажение доказательств путем их подделки и т. д., когда налицо искажение изначального действительного смысла этих доказательств (документов и т. п.). Соответственно, когда суд установит отсутствие какого-либо элемента, к примеру, элемента сознательности искажения доказательства, то вопрос о фальсификации, по идее, должен быть снят. При этом заявление о фальсификации (что логично и закономерно) должно учитываться судом не как заявление о фальсификации, а, скорее, как возражения относительно представленных противоположной стороной спора доказательств.

Иногда обращение с заявлением о фальсификации подписей на документах вообще не имеет значения. Например, при разрешении споров по оспариванию мнимых сделок, так как такие сделки, как правило, совершаются лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. С учетом этого Президиум ВАС РФ в Постановлении от 18.10.2012 № 7204/12 по делу № А70-5326/2011 указал, что при рассмотрении вопроса о мнимости договора и документов, подтверждающих передачу товара, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям, здесь необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также другие доказательства.

Зачастую несоблюдение судами требований ст. 161 АПК РФ продиктовано элементарным нежеланием затягивать процесс (тем более, когда у судьи есть определенное понимание обстоятельства спора), а в случаях, когда в споре возникает перспектива назначения экспертизы, вынесение судом финального судебного акта может отложиться на неопределенное время. И это небезосновательно, так как заявление ходатайства о назначении экспертизы со всеми вытекающими из этого последствиями многими недобросовестными участниками арбитражных споров принимается (да и не только их –в судах общей юрисдикции этот алгоритм также применяется и довольно часто) как инструмент затягивания процесса.

Как вышестоящие суды смотрят на такое «игнорирование» нижестоящими судами прямого указания закона? Единообразия здесь тоже нет. В одних случаях судебные акты, когда судами нижестоящих инстанций не соблюдаются требования ст. 161 АПК РФ, однозначно отменяются2, в других случаях невыполнение нижестоящими судами требований указанной статьи не влечет за собой отмену вынесенных ими решений вышестоящими судами.

В заключение хотелось бы признать, что заявление о фальсификации, при всей его неоднозначности, в настоящее время является, с одной стороны, достаточно действенным механизмом очистки доказательственной базы от спорных доказательств, с другой –инструментом процессуальных злоупотреблений (например, затягивания рассмотрения спора и т. д.). Поэтому желательно, чтобы такое заявление было обоснованным, иначе заявитель может добиться эффекта, диаметрально противоположного тому, на который он рассчитывал, подавая его.

1. Единообразия по данному вопросу не выработано в существующей судебной практике: в одних случаях суды предупреждают только лицо, заявляющее о фальсификации, об уголовно-правовых последствиях такого заявления, предусмотренных ст. 303 и 306 УК РФ, в других – обе стороны спора.

2. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 по делу № А40-107247/ 10-78-192.