1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 538

Позиции судов о субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц обобщила ФНС России

Федеральная налоговая служба РФ подготовила Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и арбитражных судов округов, принятых в 1-м полугодии 2017 г. по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства (письмо ФНС России от 21.07.2017 № АС-4-18/14302). В Обзоре нашли отражение эталонные правовые позиции по вопросам оспаривания подозрительных сделок должника, деятельности арбитражных управляющих, включения требований в реестр кредиторов должника и оспаривания необоснованных требований кредиторов, а также субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

Остановимся подробнее на самых значимых для практики собранных в Обзоре позициях судов, формирующих подходы к привлечению к субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

Если сделку должника признали недействительной, но вернуть средства в конкурсную массу не получилось, неполученную сумму могут взыскать с директора должника

Конкурсный управляющий, проанализировав банковские выписки, выяснил, что сделки должника по перечислению денежных средств на сумму 12 млн руб. якобы во исполнение его обязательств по договору подряда были совершены при отсутствии операций по реализации договора подряда и первичных документов. В связи с этим он обратился в арбитражный суд с заявлением о признании указанных сделок недействительными.

Суды первой и апелляционной инстанций с выводами арбитражного управляющего согласились и постановили взыскать с компании, получившей денежные средства от должника, всю сумму в порядке реституции (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2015 № 13АП-5087/2015 по делу № А56-12248/2013/сд.1).

Между тем исполнить это решение не удалось, и деньги в конкурсную массу должника фактически не поступили. Тогда конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями взыскать неполученную сумму с директора должника, ссылаясь на п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Суды трех инстанций в иске отказали, сославшись на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении компании, получившей денежные средства от должника, не окончено.

А вот ВС РФ с такой позицией не согласился. Он указал, что ссылка судов на неутраченную для должника возможность защитить свои права иным способом, исключающим взыскание убытков с директора должника, противоречит п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9324/13 по делу № А12-13018/2011.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 23.01.2017 № 307-ЭС15-19016 по делу № А56-12248/2013.

Руководитель должника несет субсидиарную ответственность как по его обязательствам, возникшим из гражданских правоотношений, так и по налоговым долгам

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь солидарно к субсидиарной ответственности бывших в разные периоды неплатежеспособности руководителей компании.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что основания для привлечения бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности есть. Но одновременно они пришли к выводу о возможности снизить размер ответственности этих лиц с нескольких миллионов руб. до 10 000 руб. — размера штрафа, предусмотренного положениями ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ. Свое решение они обосновали отсутствием причинно-следственной связи между бездействием ответчиков по исполнению обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением должника и возникновением обязательных платежей, поскольку налоги и сборы подлежали бы начислению и уплате в любом случае.

Однако кассация с такими выводами не согласилась, отметив следующее. Во-первых, у судов не было оснований определять размер субсидиарной ответственности в сумме штрафа, предусмотренного КоАП РФ за неподачу в суд заявления о признании должника банкротом. Во-вторых, субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на фискальные обязанности, а значит, оснований для снижения размера ответственности по причине того, что основную часть обязательств, возникших после наступления обязанности руководителей по подаче заявления, составляют налоги и сборы, которые подлежали бы начислению и уплате должником в любом случае, у судов не было.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 16.06.2017 № Ф09-3087/14 по делу № А50-3939/2013.

Передача активов должника в пользу третьих лиц без встречного исполнения и по заниженной цене является основанием для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности

Компания заключила договор купли-продажи, на основании которого передала третьему лицу все основные средства, участвующие в производственной деятельности. Покупатель договор не исполнил и не оплатил переданное ему имущество. При этом контролирующие должника лица не пытались получить покупную цену. Затем компанию признали банкротом. По мнению арбитражного управляющего, контролирующие должника лица, действуя недобросовестно и неразумно, безвозмездно вывели из состава активов должника имущество. В связи с этим он обратился в суд с требованием взыскать с них убытки в солидарном порядке в размере не перечисленной должнику цены договора.

Суды трех инстанций с позицией арбитражного управляющего согласились, указав, что, несмотря на наличие судебного решения о взыскании спорной суммы с третьего лица, получившего имущество по договору, привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц также возможно. В отсутствие доказательств исполнения третьим лицом судебного решения взыскание этих сумм с контролирующих должника лиц не приведет к неоднократному взысканию одной и той же суммы с разных лиц.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 24.01.2017 № Ф09-10907/13 по делу № А60-10461/2013.