1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2391

Контрагент согласен заключить сделку на невыгодных условиях: насколько это рискованно?

Когда речь идет о сделке с невыгодными условиями для контрагента, представляется, что есть возможность квалифицировать ее как кабальную и на этом основании признать недействительной. Так ли это на самом деле? Разделяет ли суд такие понятия, как «сделка на невыгодных условиях» и «сделка на крайне невыгодных условиях»? О проблеме разграничения понятий и квалификации сделки в качестве кабальной читайте в материале.

Риск признания невыгодных условий договора недействительными, когда на них соглашается потребитель, выше, чем когда контрагентом выступает юридическое лицо или гражданин, не являющийся потребителем. В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Надо отметить, что в последние годы суды отказались от активного применения данной нормы, ссылаясь, прежде всего, на свободу договора. Особо отчетливо прослеживается данная тенденция в спорах потребителей со страховыми организациями по вопросу взыскания части страховой премии по договору страхования в связи с досрочным погашением кредита (см., например, Определение ВС РФ от 12.04.2016 № 49-КГ15-25).

Невыгодные и кабальные условия

Буквальное толкование п. 3 ст. 179 ГК РФ и правоприменительная практика разграничивают понятия «кабальная сделка» и «сделка на невыгодных условиях».

Механизм признания недействительной кабальной сделки используется для защиты пострадавшей стороны. В случае признания сделки недействительной по данному основанию потерпевшей стороне следует доказать наличие совокупности одновременно четырех условий:

  • сделка совершена потерпевшей стороной в условиях стечения тяжелых обстоятельств;

  • сделка совершена на крайне невыгодных для потерпевшей стороны условиях;

  • факт того, что контрагент сделки знал о вышеизложенных обстоятельствах и воспользовался этим;

  • причинно-следственную связь между стечением у потерпевшей стороны тяжелых обстоятельств и совершением ею сделки на крайне невыгодных условиях (Определение ВС РФ от 23.05.2017 № 19-КГ17-10, Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу № 33-30675/2015, постановление АС Московского округа от 16.02.2016 № Ф05-21049/2015 по делу № А40-36547/2015).

Один из квалифицирующих признаков кабальной сделки — крайне невыгодные условия для одной из сторон. Надо отметить, что «крайняя невыгодность» — понятие оценочное, и сложно выделить какие-либо объективные критерии для признания условий договора крайне невыгодными. Еще сложнее провести грань между крайне невыгодными и просто невыгодными условиями.

Анализ судебной практики приводит к однозначному выводу о том, что суды данные понятия разделяют. Так, АС Московского округа в постановлении от 16.02.2016 № Ф05-21049/2015 по делу № А40-36547/2015 указал, что для признания недействительным договора, заключенного в период стечения тяжелых обстоятельств для одной из сторон, необходимо два условия:

  • заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных, а не просто невыгодных условиях;

  • наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Судами также предпринята попытка дать определение понятию «крайне невыгодные условия». Так, в Определении от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313 по делу № А40-91532/2015 Верховный суд РФ указал, что для признания оспариваемой сделки кабальной необходимо наличие обстоятельств, которые подтверждают ее заключение для истца на крайне невыгодных условиях, то есть на условиях, не соответствующих интересу этого лица, существенно отличающихся от условий аналогичных сделок. Выводы этого определения охотно используют и нижестоящие суды (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 № 09АП-60244/2016-ГК, 09АП-61679/2016-ГК по делу № А40-142922/2016).

Таким образом, правоприменительная практика вводит два критерия признания условий крайне невыгодными:

  • условия договора не соответствуют интересу стороны договора;

  • условия договора существенно отличаются от условий аналогичных сделок.

Полагаем, что подобные критерии могут быть использованы и для квалификации договора как заключенного на просто невыгодных условиях. Представляется, что разница между невыгодными и крайне невыгодными условиями заключается лишь в степени невыгодности данных условий для стороны. Но оценить, в какой степени условия договора невыгодны для стороны, так же проблематично, ведь какие-либо объективные критерии для оценки законом не определены и, наверное, определены быть не могут. При таких обстоятельствах стороне договора, основываясь лишь на критериях невыгодности, предложенных судами, сложно заранее спрогнозировать риск признания договора недействительным на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ. Вопрос о том, как хозяйствующему субъекту отличить невыгодность, в большинстве случаев не влекущую за собой негативных правовых последствий, от крайней невыгодности, являющейся одним из основания для признания сделки кабальной, остается открытым.

Отметим, что напрямую понятие крайне невыгодных условий используется в ГК РФ только в п. 3 ст. 179 ГК РФ, и для применения данной нормы, как уже отмечалось выше, необходимо наличие совокупности обстоятельств. Соответственно, подобное разграничение не представляется необходимым: факт наличия в договоре просто невыгодных или крайне невыгодных условий в отрыве от совокупности иных обстоятельств не влечет за собой значимых правовых последствий.

Невыгодные условия сделки по смыслу антимонопольного законодательства

Следует отметить, что понятие «невыгодные условия договора» используется и в подп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). Согласно данной норме запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора.

Договоры, заключенные в нарушение императивных запретов законодательства о конкуренции, ничтожны (постановление Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 № 16034/13 по делу № А53-17625/12). Для квалификации действий в качестве злоупотребления доминирующим положением на основании подп. 3 п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции следует также установить совокупность следующих признаков:

  • доминирующее положение хозяйствующего субъекта;

  • совершение хозяйствующим субъектом действия в форме навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него;

  • наступление или возможность наступления негативных последствий в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей;

  • наличие объективной взаимосвязи между доминирующим положением, совершением деяния и его негативными последствиями либо возможностью наступления таких последствий.

Получается, антимонопольное законодательство отказалось от оценки степени невыгодности условий и для защиты потерпевшей стороны от злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением использует понятие «невыгодные условия». Такой подход в условиях отсутствия объективных критериев степени невыгодности представляется более правильным.

Невыгодные условия сделки должны иметь стоимостное выражение

Понятие «заведомо и значительно невыгодные» условия используется в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 93) как критерий наличия явного ущерба для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ: о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента.

В соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Фактически это основание используется для признания недействительными сделок, заключенных представителем юридического лица на невыгодных условиях.

Отметим, что Пленум ВС РФ упоминает еще одну степень невыгодности условий сделки — значительно невыгодные и приводит пример сделки, заключенной на заведомо и значительно невыгодных условиях. Необходимость использования понятия «заведомо и значительно невыгодные условия» не находит какого-либо логичного объяснения.

Рассмотрим пример, описанный в указанном выше постановлении. Анализ судебной практики свидетельствует, что этот случай является одним из самых распространенных, когда речь идет о квалификации условий договора как крайне невыгодных. Так, в Определении от 23.05.2017 № 19-КГ17-10 ВС РФ указал, что сделка совершена на крайне невыгодных условиях, о чем, в частности, может свидетельствовать отчуждение имущества по цене, которая существенно ниже рыночной. А в информационном письме Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено, что о крайне невыгодных условиях может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида (п. 11).

В большинстве случаев суды устанавливают невыгодность условий сделки на основании того, что стоимость предоставленного стороне не соответствует рыночной стоимости (существенно ниже или выше).

С квалификацией условий договора, не имеющих стоимостного выражения, как крайне невыгодных ситуация складывается иначе: суды не спешат признавать нематериальные условия крайне невыгодными. Например, АС Белгородской области в решении от 19.01.2015 по делу № А08-9108/2014 пришел к выводу, что соглашение о рассмотрении спора в третейском суде не может считаться крайне невыгодным условием. Насколько справедлив такой подход судов, оценить сложно, но однозначно можно сказать, что квалифицировать не имеющие стоимостного выражения условия договора как крайне невыгодные суды не торопятся.

Риски и способы их минимизировать

Сторона, предлагающая контрагенту невыгодные условия сделки, должна знать о риске признания такой сделки недействительной на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ. Тем не менее наличия только лишь невыгодных условий недостаточно для того, чтобы сделка была признана недействительной. Необходимо наличие совокупности обстоятельств, перечисленных выше.

Отличительным признаком кабальных сделок является отсутствие у лица, заключающего сделку, свободной воли на ее совершение (Определение ВАС РФ от 18.05.2010 № ВАС-5949/10 по делу № А53-8430/2009). Порок воли обычно связывают с нахождением стороны в условиях стечения тяжелых обстоятельств, без которых лицо не заключило бы данную сделку. Поэтому стороне, предлагающей контрагенту невыгодные условия, следует убедиться, что сделка заключается не при стечении тяжелых обстоятельств. Надо сказать, что понятие «стечение тяжелых обстоятельств» более применимо к физическим, чем к юридическим лицам. Именно поэтому сделки, заключенные между юридическими лицами, редко признаются судами кабальными. Тем не менее практике известны случаи, когда сделки, совершенные в период тяжелого финансового положения юридических лиц, таковыми признавались. Поэтому стороне до заключения сделки необходимо убедиться, что в отношении юридического лица не подано заявление о признании его банкротом, не введена процедура банкротства. Это открытые сведения, и убедиться в их отсутствии не составит труда. Для граждан понятие «стечение тяжелых обстоятельств» шире, оно связано не только с тяжелым финансовым положением, но и, например, с состоянием здоровья.

Помимо самостоятельной проверки положения дел контрагента можно запросить от контрагента, согласного заключить сделку на невыгодных для него условиях, заверения об обстоятельствах, а именно сведения об отсутствии тяжелого финансового положения и каких-либо тяжелых обстоятельств на момент заключения сделки. Заверения можно включить в текст заключаемого договора. Наличие подобных заверений будет являться определенной гарантией для стороны, предложившей невыгодные условия. Так, если окажется, что заверения, которые предоставила сторона, недостоверны, будет возможность потребовать возмещения убытков, причиненных недостоверностью сведений, имеющих значение для заключения и исполнения договора, даже в случае признания заключенной сделки недействительной (п. 1 ст. 431.2 ГК РФ).

К сведению

Минтруд России разработал проект федерального закона «О внесении изменения в статью 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» (опубликован на портале regulation.gov.ru 19 июля 2017 г. под ID 01/05/07-17/00069492). В нем предлагается изложить п. 3 ст. 179 ГК РФ в следующей редакции: «Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств либо уязвимости своего положения (инвалидность, пожилой возраст, несовершеннолетие), чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего».

Предложенная редакция отличается от действующей новым основанием признания сделки кабальной, а именно уязвимостью физического лица. В первую очередь речь идет о защите социально-уязвимых категорий — инвалидов, лиц пожилого возраста, детей. Таким образом, законодатель стремится предоставить более высокой уровень защиты физическим лицам.