1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Промышленность возвращается к стагнации, и ей комфортно

Середина 2017 г. характеризуется замедлением наметившегося в начале года роста промышленного производства и возвращением к стагнации, отмечают авторы нового «Мониторинга экономической ситуации в России» из РАНХиГС и Института Гайдара. Аналитики отмечают, что большинство секторов обрабатывающей промышленности, за исключением связанных с инфраструктурными проектами, продолжают демонстрировать нулевую или отрицательную динамику. Перспективы перехода к устойчивому росту представляются недостижимыми в краткосрочной перспективе. При этом авторы доклада описывают нынешний кризис как «странный»и констатируют, что российская промышленность чувствует себя относительно комфортно даже в условиях возможного торможения выхода из кризиса.

В первой трети 2017 г. российское промышленное производство демонстрировало небольшой рост выпуска как в добывающем, так и в обрабатывающем сегменте, напоминает «Мониторинг». При этом ситуация в последнем была достаточно неоднородной: рост обеспечивался динамикой лишь нескольких секторов, притом что в других продолжалась стагнация или намечался спад.

Чтобы разобраться в том, что происходит, проанализировать динамику выпуска в секторах российской промышленности в мае — июле 2017 г., Институтом Гайдара была проведена декомпозиция рядов индексов выпуска и выделены их трендовые составляющие. В качестве исходных данных использовалась актуальная статистика Росстата, для повышения точности процедуры декомпозиции применялась отраслевая разбивка в классификации ОКВЭД-2007, с досчетом динамики рядов в 2017 г. по методологии Росстата. И вот что выявилось.

С июня наблюдается спад

В докладе говорится: «Полученные результаты показывают, что наметившаяся в начале года тенденция к росту промышленного производства в последние несколько месяцев не получила развития: трендовая составляющая индекса промышленного производства демонстрирует замедление и даже некоторый спад в июне-июле 2017 г.».

Аналитики в очередной раз замечают, что добывающий и обрабатывающий сектора существуют у нас как бы в разных экономических реальностях. Динамика трендовой составляющей выпуска в них разнонаправленная.

В добывающей промышленности налицо существенный устойчивый рост. В частности, наблюдается вызванное в том числе повышением внутреннего спроса увеличение объемов добычи ключевых энергоресурсов крупнейшими компаниями, особенно это касается газа. При этом эксперты не ожидают существенного снижения экспорта нефти даже несмотря на договоренности со странами ОПЕК, более того, оно может быть компенсировано ростом экспорта нефтепродуктов.

Иная картина в обрабатывающей промышленности. Здесь можно говорить, пишут ученые, скорее о стагнации с незначительными колебаниями вокруг некоторого равновесного значения выпуска, обусловленными меняющейся конъюнктурой в отдельных ее сегментах. В большинстве секторов обрабатывающей промышленности наблюдается стагнация или медленный спад.

Исключение составляет только металлургическое производство, по состоянию на июль нарастившее объемы выпуска на 11% по сравнению с декабрем прошлого года, а также производство машин и оборудования, продемонстрировавшее рост трендовой составляющей выпуска в последние несколько месяцев. В первом случае положительная динамика объясняется благоприятной внешней и внутренней конъюнктурой: растет мировой рынок стали, на внутреннем рынке высокий уровень спроса обеспечивает в первую очередь строительная отрасль (в частности, крупные стройки, такие как мост через Керченский пролив, газопровод «Сила Сибири» и т. п.), а также производство машин и оборудования.

Во втором случае рост выпуска, по всей видимости, обусловлен разовыми мерами поддержки со стороны государства.

По мнению экспертов, обращает на себя внимание остановка роста и начавшийся спад в химической промышленности, которая на протяжении последних лет демонстрировала устойчивые показатели увеличения выпуска, связанные с ориентацией на экспорт и снижением курса рубля в 2014—2015 гг.

Аналитики говорят, что спад может быть интерпретирован как следствие укрепления рубля в конце 2016 — начале 2017 гг.

Резюме ученых получилось не очень оптимистичным. По их мнению, в целом анализ динамики выпуска секторов российской промышленности не позволяет говорить о наличии признаков перехода от наметившегося больше года назад периода стагнации к заметному росту. Большинство секторов продолжают демонстрировать устойчивые, близкие к нулевым темпы роста, увеличение выпуска в некоторых из них является следствием конъюнктурных изменений, которые не могут стать драйвером для долгосрочного увеличения выпуска. Снижение объемов инвестиций в обрабатывающую промышленность (за исключением ориентированных на потребительский спрос и инфраструктурные проекты) также можно рассматривать как признак отсутствия факторов роста в ближайшей перспективе.

Индекс адаптации отечественной промышленности показывает новый исторический максимум

В том же «Мониторинге…» последняя часть посвящена оценке индекса адаптации (нормальности) российской промышленности для III квартала 2017 г. Продемонстрирован рост показателя и достижение им очередного исторического максимума. 79% отечественных предприятий адаптировались к текущему этапу экономического развития и считают свое состояние «нормальным».

Аналитики пишут, что уровень адаптации российской промышленности вырос в текущем квартале на 2 п., а общий рост показателя за последние 11 кварталов (то есть с конца 2014 г.) достиг 7 п. При этом снижение индекса в 2015—2017 гг. составило максимум 2 п. и имело место в I квартале 2015 г. и в I квартале 2016 г. (тогда промышленность приходила к выводу, что ожидавшегося отскока от дна кризиса не происходит).

После этих заключений ученые как бы восклицают: «Такого странного кризиса российская промышленность за всю многолетнюю историю наших наблюдений еще не переживала!»

Следуют пояснения странности. Загрузка производственных мощностей в кризисные 2015—2016 гг. не отличалась от загрузки мощностей в предкризисные 2013–2014 гг. и была на 1—2 п.п. ниже межкризисного максимума, зарегистрированного в 2012 г. Но в 2017 г. (по данным за три квартала года) загрузка снизилась на 2 п.п. по сравнению с 2016 г.

«Однако российская промышленность чувствует себя относительно комфортно даже в условиях возможного торможения выхода из кризиса. Финансово-экономическое положение оценили как нормальное („хорошее“ + „удовлетворительное“) в III квартале текущего года уже 92% предприятий, что стало историческим максимумом этого исходного для сводного показателя индекса адаптации», — говорится в докладе.

Достаточная обеспеченность машинами и оборудованием «в связи с ожидаемыми изменениями спроса» тоже вышла на исторический максимум. Сейчас так оценивают свои мощности 84% предприятий. А еще 13% предприятий — как избыточные. Дефицит мощностей испытывают только 3% предприятий, что является почти историческим минимумом.

В этом месте ученые как бы ненароком напоминают, что меньший дефицит мощностей российская промышленность испытывала перед дефолтом 1998 г.

Доля оценки мощностей как достаточных имела в последние кварталы нетипично резкие колебания в интервале 66—84%. Последние объясняются неустойчивостью представлений предприятий о скорости выхода из кризиса, что, впрочем, логично в условиях постоянных пересмотров прогнозов и поиска новых мер экономической политики, способных оживить российскую экономику. Однако оценки мощностей в текущем квартале говорят о том, что промышленность как никогда готова к выходу из затяжного кризиса.

В середине 2017 г. 84% предприятий смогли довести численность своего персонала до достаточного уровня «в связи с ожидаемыми изменениями спроса». Это стало результатом целенаправленной политики по найму рабочих в 2017 г. В условиях дефицита квалифицированных кадров и при сохранении надежд на выход из затяжного кризиса российская промышленность продолжала набор персонала. В августе баланс изменений фактической занятости остался положительным, хотя и минимальным по абсолютной величине. Наем рабочих регистрируется в российской промышленности уже в течение шести месяцев 2017 г. (кроме января и мая). Такого не было ни в кризисные 2015—2016 гг., ни в предкризисные 2011—2014 гг. Упоминание недостатка кадров в числе ограничений роста выпуска опустилось в III квартале до межкризисного минимума в 20%, хотя еще в II квартале 2017 г. дефицит кадров имелся у 25% предприятий, что было десятивартальным максимумом, и объяснялся самыми высокими надеждами на выход из текущего кризиса.

«Утрата этих надежд при положительной динамике занятости и обеспечила сокращение текущего дефицита работников», — замечают исследователи.

Стабильно «нормальными» с середины 2015 г. оцениваются запасы сырья и материалов. Причем сегодня так их оценивают 80% предприятий. Подобных показателей в промышленности не было еще ни разу за последние 25 лет. Таким образом, возможное, но вряд ли взрывное оживление выпуска не будет иметь ограничений со стороны сырья и материалов. Этот вывод подтверждает и мониторинг ограничений роста выпуска: недостаток сырья и материалов занимает в нем девятое место с 10% упоминаний.

«Запасы готовой продукции в III квартале оказались единственным используемым нами исходным показателем, который продемонстрировал снижение. Доля „нормальных“ оценок этих запасов снизилась на 2 п. и оказалась 14-квартальным минимумом. Судя по всему, это стало результатом нелегкого и затянувшегося поиска предприятиями новых физических объемов запасов уже для этапа выхода из кризиса», — отмечается в работе.

Оценки спроса в III квартале 2017 г. демонстрируют сохранение высокого уровня удовлетворенности объемами сбыта. Этот показатель второй квартал подряд остается на уровне 63%, что является девятилетним максимумом.

Изменение индексов выпуска по отраслям экономики

Доля в индексе промышленного производства, %

Июль 2017 к ­июлю 2014, %

Июль 2017 к ­декабрю 2016, %

­Изменения ­последних ­месяцев

Индекс промышленного производства

98,76

100,93

Стагнация

Добыча полезных ископаемых

33,99

106,82

103,14

Медленный рост

Обрабатывающие производства

52,50

94,82

100,23

Стагнация

в т. ч.:

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

17,05

108,19

102,38

Медленный рост

Текстильное и швейное производство

1,43

102,15

110,26

Медленный спад

Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

0,32

95,01

100,83

Спад

Обработка древесины и производство изделий из дерева

2,20

100,33

97,70

Стагнация

Целлюлозно­бумажное производство

3,92

76,87

92,78

Медленный спад

Производство кокса, нефтепродуктов

18,78

98,74

100,83

Стагнация

Химическое производство

7,46

125,82

101,49

Спад

Производство резиновых и пластмассовых изделий

2,26

103,33

101,05

Медленный спад

Пр­во прочих неметаллических минеральных продуктов

4,41

87,54

102,49

Медленный рост

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

17,23

101,08

111,18

Стагнация

Производство машин и оборудования

6,24

89,86

95,03

Рост

Производство электрооборудования, электрическогого и оптического оборудования

6,05

90,84

101,00

Стагнация

Производство транспортных средств и оборудования

7,06

66,74

84,00

Спад

Прочие производства

5,59

91,73

102,18

Медленный рост

Электроэнергия газ и вода

13,51

100,91

99,66

Медленный спад

Источник: Росстат, расчеты авторов.