1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Будет ли новая волна ускорения роста

Будет ли новая волна ускорения роста

Времена пессимистических взглядов на развитие российской экономики уже прошли, отметил глава МЭР Максим Орешкин на совещании в Кремле на этой неделе. В 1-м полугодии 2017 г. темп прироста ВВП увеличился до 2,5%, а в ближайшие месяцы нас ожидает новая волна ускорения экономического роста. По мнению независимых экспертов, ускорение экономической динамики пока остается неустойчивым и при отсутствии роста цен на нефть может быть исчерпано в ближайшее время.

Последние несколько лет, по словам руководителя главного экономического ведомства, характеризовались не очень успешной экономической динамикой, и это сформировало несколько пессимистический взгляд на развитие отечественной экономки. Если вспомнить ожидания экспертов в начале года, то рост ВВП прогнозировался не выше 1%.

«Мы в начале года вышли с оценкой, которая предполагала рост экономики темпом выше 2%, снижение инфляции ниже целевого уровня в 4%, — подчеркнул М. Орешкин. — И текущая динамика подтверждает, что даже наши оценки оказались несколько пессимистичными. Во II квартале этого года экономический рост ускорился до 2,5%, а уровень инфляции по состоянию на начало прошлой недели составил 3,2%».

Особенно отрадно, что во II квартале рост инвестиций в основной капитал составил 6,3%. «Это очень позитивная новость, потому что реализованные инвестиционные проекты сегодня — это более активный рост экономики завтра, — оптимистично заявил министр экономического развития. — В ближайшие месяцы после некоторого технического замедления роста в июле мы ожидаем очередную волну позитивных новостей и новую волну ускорения экономического роста».

Среди причин ускорения аналитики МЭР выделяют, в первую очередь, начало долгосрочного цикла роста кредитной активности банковской системы. Инфляция стабилизировалась на низком уровне, за последние несколько лет снизилась долговая нагрузка как населения, так и компаний. Все это открывает дорогу к многолетней фазе кредитного цикла.

Второй фактор роста — восстановление потребительского спроса. Здесь помимо увеличения кредитования населения важно отметить активизацию роста заработных плат.

Уже в этом году их прирост может превысить 3%, а в следующем МЭР ожидает увеличение порядка 4%, в том числе благодаря наращиванию зарплат в бюджетном секторе.

Наконец, третьей причиной позитивной экономической динамики станет дальнейшее увеличение инвестиционной активности. Здесь важен продолжающийся качественный рост предсказуемости условий для российского бизнеса. Этому уже способствуют внедренные за последние годы изменения в макроэкономической политике: инфляционное таргетирование Банка России и предсказуемость тарифного регулирования.

Свою положительную роль, по оценке М. Орешкина, должна сыграть поддержка инструментов финансирования инвестиций. «У нас активно развиваются программы поддержки, в первую очередь, инвестиционного кредитования, — заявил руководитель Минэкономразвития. — Для малого и среднего бизнеса это программа „Шесть с половиной“. Готовим к запуску „фабрику проектного финансирования“, она поддержит проекты размером от трех миллиардов рублей».

В итоге после роста ВВП на 2,1% в этом году в ближайшие три года МЭР прогнозирует устойчивый прирост российской экономики темпом не ниже 2% в год, стабильную инфляцию на уровне 4%, а также восстановление доходов населения. За трехлетний период рост реальных зарплат должен составить около 10%.

Более скромные (чтобы не сказать, более реалистичные) прогнозы дают независимые экономисты. «Августовские значения Сводного опережающего индекса Центра развития (ЦР) ВШЭ, так же как и июльская динамика макропоказателей, показывают, что ускорение экономического роста остается неустойчивым и при отсутствии роста цен на нефть может быть исчерпано в ближайшие месяцы», — комментирует ситуацию директор ЦР Наталья Акиндинова.

Несмотря на зафиксированное в 1-м полугодии (и особенно во II квартале 2017 г.) ускорение роста ВВП, в этот период поступали и тревожные сигналы. Так, рост инвестиций носил неравномерный характер, концентрируясь в отдельных секторах (производство одежды и мебели, деревообработка и химическая промышленность, транспорт). В то же время в других сегментах (металлургия, производство автотранспортных средств, электроэнергетика и строительство) наблюдалось сопоставимое по размерам (двухзначное!) падение инвестиций. Сохраняется сверхконцентрация инвестиций в добывающих секторах и трубопроводой инфраструктуре.

«Середина 2017 г. характеризуется замедлением начавшегося в начале года роста промышленного производства и возвращением к стагнации, — замечает эксперт Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Андрей Каукин. — Большинство секторов обрабатывающей промышленности, за исключением связанных с инфраструктурными проектами, продолжают демонстрировать нулевую или отрицательную динамику. В условиях снижения инвестиций перспективы перехода к устойчивому росту представляются недостижимыми в краткосрочной перспективе».

Тем не менее все аналитики — и правительственные, и независимые — отмечают сохранение позитивного тренда российской экономики, по-разному оценивая скорость ее дальнейшего роста. Правда, до заветной цели — мировых темпов прироста порядка 3% — пока в любом случае еще далеко.