1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Нереальная репутационная компенсация

К 2017 году Верховный Суд РФ окончательно сформулировал позицию относительно репутационного вреда юридическим лицам. Компенсация такого вреда возможна, несмотря на запрет компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц. При этом ВС РФ установил крайне жесткий стандарт (механизм) доказывания репутационной компенсации. Проанализируем, реально ли сегодня взыскать такую компенсацию.

Несмотря на запрет

По мнению ВС РФ, вступление в силу с 01.10.2013 новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица (при обозначении исследуемого способа защиты ВС РФ использует в качестве равнозначных и другие словосочетания, в частности «денежное возмещение в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации», «справедливая компенсация», «компенсация за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию»; далее в настоящей статье – компенсация репутационного вреда – прим. Е.Г.)1.

Данный вывод сделан прежде всего на основании ранее высказанных правовых позиций Конституционного Суда РФ (абз. 5 п. 2 мотивировочной части Определения КС РФ от 04.12.2003 № 508-О) и Президиума ВАС РФ (Постановление от 17.07.2012 № 17528/11).

Под вредом, причиненным деловой репутации, ВС РФ понимает всякое ее умаление, которое проявляется, в частности, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений, и иных неблагоприятных последствий. Другими словами, вред, причиненный деловой репутации (репутационный вред), может выражаться как в убытках (материальный вред), так и в неблагоприятных последствиях нематериального характера (нематериальный вред). Нематериальный (репутационный) вред, как следует из указанной правовой позиции ВС РФ, заключается, например, в утрате юридическим лицом в глазах общественности и делового сообщества положительного мнения о его деловых качествах, утрате конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности.

Условия деликтной ответственности

Как следует из правовой позиции ВС РФ, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать компенсацию репутационного вреда при доказанности таких условий деликтной ответственности, как: наличие противоправного деяния со стороны ответчика; неблагоприятные последствия этих действий для истца; причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца.

1.Наличие противоправного деяния со стороны ответчика. ВС РФ считает, что противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в СМИ, сети Интернет, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий и не соответствующий действительности характер.

Иными словами, основанием компенсации репутационного вреда является гражданско-правовая диффамация, при которой распространение сведений тем лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений доказывает истец, а ответчик доказывает соответствие сведений действительности (абз. 1 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

2.Неблагоприятные последствия противоправных действий для истца. Истец должен доказать наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений. Имеется в виду наличие у юридического лица соответствующего вида вреда (материального (убытков) и (или) нематериального). Доказывание репутационного вреда и размера его денежной компенсации – одна из ключевых проблем исследуемого способа защиты2.

При этом ВС РФ обращает внимание, что факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты компенсации репутационного вреда. Считаем, что установление одного лишь факта гражданско-правовой диффамации действительно недостаточно для выплаты компенсации репутационного вреда, но достаточно, чтобы говорить об умалении деловой репутации, о наличии вреда деловой репутации.

3.Причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца. В отличие от Президиума ВАС РФ, ВС РФ не стал характеризовать особенности установления причинно-следственной связи при компенсации репутационного вреда, а также не обратил внимания на учет «наличия реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц» (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11). Считаем, что на истца не может быть возложено чрезмерное бремя по доказыванию причинно-следственной связи между гражданско-правовой диффамацией и возникшим репутационным вредом. Причинно-следственную связь должен определять и оценивать суд, рассматривающий дело.

Наличие вины ответчика, по мнению ВС РФ, презюмируется. В обоснование этого сделана ссылка на п. 2 ст. 1064 ГК РФ. Непонятно, может ли ответчик опровергнуть эту презумцию, ведь ранее Президиум ВАС РФ со ссылкой на ст. 1100 ГК РФ (об основаниях компенсации морального вреда – прим. Е.Г.) утверждал, что компенсация репутационного вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. В настоящее время, видимо, если ответчик докажет отсутствие своей вины, что, впрочем, маловероятно (особенно для СМИ, так как журналист в силу п. 2 ст. 49 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 обязан проверять достоверность сообщаемой им информации), он будет освобожден от ответственности в форме компенсации репутационного вреда, так как положения о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации юридических лиц (п. 11 ст. 152 ГК РФ).

Стандарт доказывания расширен

ВС РФ, характеризуя условия деликтной ответственности, расширил стандарт (механизм) доказывания компенсации репутационного вреда.

1.Истец обязан доказать наличие у него сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнеса, услуг, образования и т. д.). Данный тезис был закреплен и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11. Обращаем внимание, что требуется доказать не просто наличие деловой репутации, а именно сформированной деловой репутации до нарушения.

Считаем, что деловая репутация юридического лица появляется одновременно с его созданием (государственной регистрацией), а сформированная деловая репутация в различных сферах деловых отношений создается годами, подтверждается временем. Сформированность деловой репутации с учетом того, что это оценочное понятие, крайне сложно доказать. Более того, по данному вопросу ВС РФ не привел примерный перечень допустимых доказательств. К ним предлагаем относить факты, подтверждающие длительность существования юридического лица и его известность: многолетние отзывы со стороны клиентов и партнеров (например, книгу жалоб и предложений, письма, комментарии в Интернете); публикации об организации, о ее руководителях и трудовом коллективе в СМИ; награды, почетные грамоты, благодарственные письма юридического лица, его руководителей и персонала; зарегистрированные товарные знаки, патенты; участие в конкурсах, выставках, мастер-классах, деловых встречах, благотворительных акциях, государственно-частном партнерстве; повышение квалификации сотрудников и т. п. Однако все это лишь косвенные доказательства.

При таком подходе юридические лица, недавно появившиеся на рынке и только начавшие функционировать в гражданском обороте, находятся в худшем положении по сравнению с теми организациями, которые существуют давно и имеют сформированную репутацию. По логике ВС РФ: первые из них – не имеют право на компенсацию репутационного вреда, поскольку попросту не смогут доказать наличие у них сформированной репутации, а вторые – имеют. В этом видится прямое нарушение ст. 19 (ч. 1) Конституции РФ, согласно которой все равны перед законом и судом, а также гражданского законодательства, которое основывается среди прочего на принципе равенства участников гражданских отношений (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

2.Истец должен доказать факт утраты доверия к его репутации или ее снижение. Схожий тезис был закреплен и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11. Доказать этот факт – непосильная задача. Не ясно, что понимать под «утратой доверия», «снижением доверия». К сожалению, ВС РФ не привел примерный перечень допустимых доказательств, подтверждающих утрату доверия к деловой репутации юридического лица или ее снижение. Полагаем, к таким доказательствам можно отнести: появление большого количества отрицательных отзывов на фоне ранее доминирующих положительных отзывов, в том числе в СМИ; сокращение числа клиентов; отказы партнеров от сотрудничества; «текучесть кадров»; социологические исследования и «репутационную» оценочную экспертизу, подтверждающие падение уровня деловой репутации в конкретном сегменте рынка, и т. п. Однако все это лишь косвенные доказательства.

Интересно напомнить, что в дореволюционной России за разглашение заведомо ложного обстоятельства, подрывающего доверие к промышленной или торговой деятельности лица, общества или учреждения, устанавливалась уголовная ответственность (ст. 540 Уголовного Уложения 1903 г.). Лицами, которым мог быть причинен соответствующий вред от такого умышленного преступления, признавались не только граждане, но и юридические лица: «Юридическое лицо… должно пользоваться доверием для успешности своей деятельности, и поэтому оно не может быть исключено из числа объектов этого преступления»3.

Полагаем, что истцу крайне сложно доказать факт утраты доверия к его репутации или ее снижение, равно как и наличие причинно-следственной связи между гражданско-правовой диффамацией и этими утратой, снижением, поэтому предлагаем исходить из следующей правовой презумпции: гражданско-правовая диффамация априори влечет утрату доверия к деловой репутации, то есть отражение в общественном сознании искаженной информации (негативного характера) о деловых (профессиональных) качествах организации. Иными словами, гражданско-правовая диффамация имманентно приводит к умалению деловой репутации. Ответчик вправе опровергнуть эту презумпцию, доказав обратное.

3.Суд устанавливает, что для взыскания компенсации репутационного вреда самого признания факта распространения порочащих сведений и судебного решения об их опровержении должно быть недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. Подобный тезис закреплен в абз. 3 п. 3 мотивировочной части Определения КС РФ от 04.12.2003 № 508-О. Другими словами, компенсация репутационного вреда возможна только при существенности нарушения, когда иные способы защиты не позволяют эффективно восстановить (компенсировать) нарушенное право и обеспечить баланс интересов. Истцу целесообразно представить доказательства такой существенности, а ответчику, наоборот, – доказательства несущественности. В целом данный тезис мы поддерживаем, он соответствует практике ЕСПЧ.

Новейшая практика арбитражных судов

В настоящее время нижестоящие суды, ориентирующиеся на правовую позицию ВС РФ, в абсолютном большинстве случаев отказывают в компенсации репутационного вреда юридическим лицам, ссылаясь на отсутствие относимых доказательств, свидетельствующих о сформированной репутации истца до нарушения, доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий, утраты или снижения доверия к его деловой репутации (Определение ВС РФ от 27.07.2017 № 306-ЭС17-7583, постановления АС СЗО от 25.01.2017 по делу № А56-2958/2016, АС ВВО от 14.04.2017 по делу № А17-5788/2014, АС ДВО от 10.05.2017 по делу № А73-10080/2016, АС УО от 15.05.2017 по делу № А60-50502/2015, АС ЗСО от 26.05.2017 по делу № А27-14087/2016, АС СЗО от 11.08.2017 по делу № А56-3154/2014).

Аналогичный подход был распространен на компенсацию репутационного вреда индивидуальным предпринимателям (Определение ВС РФ от 11.08.2017 № 301-ЭС16-8279).

Вывод

По нашему мнению, ВС РФ закрепил сингулярный (специальный) способ защиты юридических лиц от гражданско-правовой диффамации, который включает в себя как материальные, так и нематериальные аспекты вреда. По сути, это компенсация за всякое доказанное и существенное умаление деловой репутации. При этом ВС РФ введен крайне жесткий стандарт доказывания, который фактически исключает возможность взыскания репутационной компенсации.

В связи с этим некоторые авторы отмечают, что доказать все условия, необходимые для взыскания компенсации репутационного вреда, – задача чрезвычайно амбициозная.

Мы же считаем, что с учетом существующей практики это не просто чрезвычайно амбициозная, а нереальная задача. Механизм доказывания при компенсации репутационного вреда нуждается в существенной либерализации и упрощении.

1 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.11.2016 № 307-ЭС16-8923; п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2017), утвержденного Президиумом ВС РФ 16.02.2017.

2 Гаврилов Е. О компенсации нематериального вреда деловой репутации юридических лиц при диффамации: основания, критерии, доказывание // Хозяйство и право. 2009. № 7.

3 Добрянский А.М. Оскорбленiе чести по новому Уголовному Уложенiю // Журналъ Министерства Юстицiи. 1904. № 5.

Настоящая публикация отражает частное мнение автора данной статьи, и ее не следует рассматривать в качестве официальной позиции экспертно-правового управления и (или) Законодательного Собрания Красноярского края по рассматриваемому вопросу.