1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1987

Реституция не исключает возможности взыскать проценты на сумму возвращенных денежных средств

Обращаясь в суд с требованием о применении последствий недействительности сделки по перечислению денежных средств, заявитель вправе также требовать и начисления процентов на эту сумму. Такое требование необязательно заявлять в общеисковом порядке (Определение ВС РФ от 17.08.2017 № 305-ЭС17-3817 по делу А40-214329/2014).

Суть дела

Общество с ограниченной ответственностью заключило договор поставки, по условиям которого обязалось поставить покупателю товар. Покупатель произвел оплату в срок, однако вскоре стороны приняли решение расторгнуть договор, и деньги были возвращены поставщику. Несколько месяцев спустя общество-поставщик (далее — должник, поставщик, общество) было признано несостоятельным, в отношении него введено конкурсное производство и назначен конкурсный управляющий. Один из кредиторов общества, задолженность общества перед которым составила более 10% от общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки по перечислению денежных средств покупателю по расторгнутому договору. Кроме того, кредитор требовал применения последствий недействительности сделки в виде возврата суммы платежа с начислением процентов по правилам п. 29.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63). Кредитор полагал, что оспариваемая сделка была совершена с предпочтением.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требования кредитора в полном объеме.

Контрагент, совершивший в преддверии банкротства сделку с предпочтением, который при этом располагал либо должен был располагать информацией о неудовлетворительном финансовом состоянии должника, имеет возможность проверить, получает ли он удовлетворение предпочтительно перед требованиями других кредиторов. Поэтому такое лицо должно предвидеть и возможное наступление негативных последствий в виде возврата полученного. Данная правовая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 № 18245/12. При решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (п. 12 постановления № 63).

Оспариваемая сделка совершена от имени должника с заинтересованным лицом — учредителем и генеральным директором канадской компании, являвшейся управляющей компанией должника. При этом единоличным учредителем компании-покупателя, которому были возвращены спорные денежные средства, является канадская компания, генеральным директором которой выступает то же физическое лицо. Следовательно, компания-покупатель располагала информацией о том, что должник обладает признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества. Таким образом, в результате возврата денежных средств отдельному кредитору оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, чем было бы оказано в случае произведения расчетов в порядке, установленном законодательством о банкротстве. Доказательств того, что оспариваемая сделка совершена должником в процессе своей хозяйственной деятельности, в материалы дела не представлено.

Согласно позиции Пленума ВАС РФ, отраженной в постановлении № 63, в случае признания судом недействительными действий должника по уплате денег проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму, подлежащую возврату кредитором должнику, начисляются с момента вступления в силу определения суда о признании сделки недействительной, если не будет доказано, что кредитор узнал или должен был узнать о том, что у сделки имеются основания недействительности ранее признания ее недействительной. В последнем случае указанные проценты начисляются с момента, когда он узнал или должен был узнать об этом. Исходя из этого, суд взыскал с компании-покупателя в пользу должника проценты за пользование чужими денежными средствами, подлежащие начислению на возвращенную по ставке ЦБ РФ в размере 11,7% годовых с даты вынесения определения суда до момента фактического исполнения обязательств.

Суды апелляционной и кассационной инстанции признали взыскание денежных средств с компании-покупателя и восстановление задолженности перед ним в конкурсной массе должника правомерным. Однако с выводами относительно начисления процентов на эту сумму суды не согласились. Если недействительная сделка исполнена обеими сторонами, то при рассмотрении иска о применении последствий ее недействительности произведенные сторонами взаимные предоставления считаются равными, пока не доказано иное, и их возврат должен производиться одновременно. В связи с этим проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, на суммы возвращаемых денежных средств не начисляются.

Как указал суд, начисление процентов за пользование чужими денежными средствами по правилам ст. 395 ГК РФ на сумму, установленную в судебном акте, которым в порядке реституции признана подлежащей возврату денежная сумма, является способом обеспечения исполнения указанного обязательства. По своей природе это реституционное требование и может быть заявлено к взысканию в порядке искового требования.

Арбитражный суд округа оставил апелляционное постановление без изменений, указав, что требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами законодательством определяется как самостоятельное, лежащее за пределами требований о применении последствий недействительности сделки. Следовательно, такое требование подлежит предъявлению в суд в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, то есть путем предъявления иска к обязанному лицу с соблюдением правил подведомственности и подсудности, а не в деле о банкротстве должника.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что нижестоящие инстанции неверно применили содержащиеся в постановлении № 63 разъяснения. Так, п. 29.1 постановления № 63 прямо предусматривает возможность начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму признанного недействительным в рамках дела о банкротстве денежного исполнения по правилам начисления процентов на сумму неосновательного обогащения (п. 2 ст. 1107 ГК РФ). Однако это не исключает применение правила о возмещении потерпевшему неполученных доходов, предусмотренное в п. 1 ст. 1107 ГК РФ (Определение ВС РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2)).

Суды апелляционной инстанции и округа посчитали, что поскольку в постановлении № 63 имеется ссылка на ст. 1107 ГК РФ, то требование о начислении процентов является самостоятельным требованием о взыскании неосновательного обогащения. Однако названный вывод ошибочен. В подобной ситуации в условиях признания платежа недействительным нормы о неосновательном обогащении (кондикции) применяются дополнительно (субсидиарно) по отношению к правилам о реституции. Таким образом, требование о взыскании процентов являлось частью реституционного требования и подлежало рассмотрению наряду с ним в рамках одного спора, что и было сделано судом первой инстанции.

В любом случае суды апелляционной инстанции и округа, придя к выводу о том, что взыскание процентов может быть осуществлено только в исковом производстве, а не в деле о банкротстве, не вправе были отказывать в удовлетворении заявления в названной части. При таком выводе оно подлежало бы оставлению без рассмотрения. Отказав в удовлетворении заявления, суды апелляционной инстанции и округа лишили должника процессуальной возможности обратиться с новым требованием в общеисковом порядке.