1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 409

Временное ограничение на выезд

В настоящее время Федеральной службой судебных приставов активно проводятся мероприятия, связанные с ускорением процедур прохождения постановлений о временном ограничении и об отмене временного ограничения на выезд за пределы РФ от судебного пристава-исполнителя до пограничных органов – органов непосредственно исполняющих указанные акты, которые связаны с внедрением электронного взаимодействия. Вместе с тем анализ складывающейся правоприменительной, в том числе судебной, практики показывает, что совершенствования в данной области требует не только техническая, но и правовая сторона дела.

Субъект временного ограничения на выезд

Законодательством об исполнительном производстве предусмотрено, что при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации. Анализ указанных положений позволяет определить субъективные и объективные условия, при одновременном наличии которых допустимо совершение данного исполнительного действия. Рассмотрим их подробно.

Первое, на что обратим внимание, – субъектами, в отношении которых может быть применена данная мера, являются исключительно должники – физические лица независимо от их статуса (индивидуальные предприниматели, должностные лица и т. д.).

Гражданская принадлежность должника к тому или иному государству не влияет по общему правилу на возможность применения данной меры. Иностранный гражданин, не исполнивший требования исполнительного документа, также может быть временно ограничен в праве выезда за пределы Российской Федерации. На иностранных граждан в полной мере распространяются положения законодательства об исполнительном производстве (ст. 10 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Однако в ряде случаев, когда указанная мера входит в противоречие с правовым положением иностранного гражданина, находящегося на территории РФ, применение ее может быть признано незаконным.

Так, Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 24.09.2015, оставленным в силе Апелляционным определением Московского городского суда от 18.12.2015 по делу № 33а-47869/2015, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд из Российской Федерации иностранного гражданина, являющегося должником по исполнительному производству, однако срок временного проживания которого на территории России истек.

В случае если должником является юридические лицо, то не может быть применено ограничение на выезд в отношении руководителя должника-организации, учредителей (участников) или работников организации (п. 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

Исключение должностных лиц должника-организации из круга субъектов, в отношении которых может быть применена данная мера, вполне согласуется с общим принципом ответственности, предусмотренным ч. 2 ст. 56 ГК РФ, участников юридического лица по его обязательствам, но представляется совершенно не обоснованным.

Юридическое лицо как субъект права формирует и выражает свою волю, в том числе волю на действия по исполнению исполнительного документа (или, напротив, бездействие, влекущее неисполнение исполнительного документа) через свои органы, от имени которых действуют конкретные должностные лица организации (или учредители (участники) юридического лица).

Действующий в настоящее время правовой механизм, фактически вытекающий из конструкции юридического лица, позволяет указанным лицам принимать решение о неисполнении вступившего в законную силу судебного акта и при этом не испытывать негативных последствий, связанных с таким решением. Подобное проявляется не только в применении временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации, но и во всех иных моментах, связанных с исполнением исполнительных документов в отношении юридических лиц.

В практической деятельности уже давно назрела необходимость расширения сферы ответственности руководителей и учредителей (участников) организации как лиц, которые непосредственно формируют и выражают волю юридического лица на исполнение (неисполнение) обязательств организации, в том числе и необходимость применения в отношении указанных лиц ограничения на выезд за пределы РФ.

В весьма усеченном виде механизм личной ответственности руководителя должника-организации по обязательствам юридического лица действует и в настоящее время: в частности, нормами ст. 315 УК РФ предусмотрена личная уголовная ответственность руководителя организации за злостное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения. Однако этого явно недостаточно.

Временное ограничение права выезда из Российской Федерации руководителя и учредителей (участников) организации стало бы существенным побудительным мотивом для исполнения вступившего в законную силу судебного акта.

Правовая природа исполнительного документа

Второй важный аспект – правовая природа самого исполнительного документа. По исполнительным производствам, возбужденным на основании исполнительных документов, выданных судом, решение о применении в отношении должника временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации принимается судебным приставом-исполнителем самостоятельно.

Если же исполнительный документ, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., или исполнительный документ неимущественного характера выдан не на основании судебного акта или не является судебным актом, то ограничение на выезд может быть установлено только судом по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя.

Введение подобного санкционирования применения временного ограничения со стороны суда обусловлено исключительно правовой природой исполнительного документа, на основании которого возбуждено исполнительное производство – акт несудебного органа, и ничем иным.

Однако данное положение (в части необходимости обращения в суд за установлением временного ограничения по исполнительному производству, возбужденному не на основании судебного акта) также представляется излишним, вносит внутренние противоречия и несогласованность норм внутри законодательства об исполнительном производстве, поскольку:

–Во-первых, Закон № 229-ФЗ, определяя виды исполнительных документов, подлежащих принудительному исполнению (ст. 12), не предусматривает никаких преимуществ судебных актов перед актами, выданными несудебными органами.

Так как и тем, и другим исполнительным документам придается одинаковое значение (в смысле наделения их свойством быть способными к принудительному исполнению), то и условия применения мер принудительного исполнения по исполнительным производствам, возбужденным на их основании, должны быть едиными.

–Во-вторых, процессуальное законодательство, определяющее порядок принятия актов, которые в последующем приобретают свойство быть способными принудительно исполнены, не делает каких-либо различий между актами судебных и несудебных органов, а, следовательно, отождествляет указанные акты.

Например, штраф за совершенное административное правонарушение может быть назначен как по постановлению суда, так и по постановлению иного должностного лица, уполномоченного рассматривать дело об административном правонарушении. При этом и тот, и другой вид исполнительных документов обладает одинаковым свойством обязательности для исполнения: согласно ч. 1 ст. 31.2 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении обязательно для исполнения всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями, юридическими лицами независимо от того, принято оно судом или иным органом.

Поскольку такие документы по их правовой природе являются тождественными, то и набор исполнительных действий, необходимых для их исполнения, должен быть одинаков.

–В-третьих, относя временное ограничение на выезд за пределы Российской Федерации к одному из видов исполнительных действий (п. 15 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ), законодатель предусматривает и иные, более суровые виды исполнительных действий, для совершения которых не требуется судебной санкции даже в том случае, если исполнительный документ выдан несудебным органом.

Например, вход в жилое помещение должника без его согласия, в том числе и при необходимости вскрытия данного помещения (п. 6 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ), ограничивающий одно из основных конституционных прав гражданина на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ), не требует никакой санкции суда. Для совершения данного исполнительного действия достаточно лишь разрешения старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника – без указанного разрешения).

Таким образом, требуется обеспечить единый подход к условиям применения временного ограничения на выезд за пределы РФ независимо от правовой природы исполнительного документа путем устранения необходимости судебного санкционирования данного исполнительного действия (ч. 4 ст. 65 Закона № 229-ФЗ).

В настоящее же время заявление судебного пристава-исполнителя или взыскателя об установлении для должника по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного документа, выданного несудебным органом, временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации подсудно судам общей юрисдикции (п. 46 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50).

Указанные правила о подсудности применяются и в тех случаях, когда должником является индивидуальный предприниматель и задолженность по исполнительному производству связана с осуществлением предпринимательской деятельности (постановления Арбитражного суда ВВО от 16.07.2015 № Ф01-2575/2015 по делу № А38-328/2014, ФАС ЗСО от 17.07.2013 по делу № А75-180ИП/2012).

Временное ограничение выезда из РФ сопряжено с публичной деятельностью уполномоченных органов, что предполагает рассмотрение заявлений о временном ограничении выезда из Российской Федерации по правилам главы 23 ГПК РФ («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 03.07.2013).

После исполнения несудебного акта, на основании которого судом в порядке ч. 4 ст. 67 Закона № 229-ФЗ принято решение об установлении временного ограничения на выезд, отмена указанного ограничения производится без вынесения отдельного судебного акта, на основании лишь постановления, принимаемого судебным приставом-исполнителем (Письмо ФССП России от 03.06.2016 №00011/16/50623-СВС «О снятии установленных судом ограничений на выезд за пределы Российской Федерации»).

В случае если постановление о временном ограничении на выезд вынесено по исполнительному производству, возбужденному на основании судебного акта, в рамках которого наряду с требованиями основного исполнительного документа в соответствии с ч. 15 ст. 30 Закона № 229-ФЗ исполняются постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, то после оплаты задолженности по судебному акту ограничение, установленное судебным приставом-исполнителем, подлежит отмене (независимо от оплаты исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий).

Так, признавая незаконными действия судебного пристава-исполнителя по ограничению должника на выезд за пределы РФ, Президиум Волгоградского областного суда в Постановлении от 23.10.2013 по делу № 44г-74/13 указал, что Федеральным законом от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (ст. 15) окончание срока ограничения права гражданина РФ на выезд за пределы России определяется моментом исполнения обязательств, наложенных судом; при этом обязательства по уплате исполнительского сбора в соответствии со ст. 112 Закона № 229-ФЗ являются денежным взысканием, налагаемым на должника судебным приставом, и не могут быть отнесены к обязательствам, налагаемым судом. Из приведенных норм права следует, что основанием для прекращения ограничения права выезда за пределы Российской Федерации является фактическое исполнение обязательств, наложенных судом, а не постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Истечение срока для добровольного исполнения

Большое значение имеют сроки. Как следует из положений ч. 5 ст. 64 Закона № 229-ФЗ, временное ограничение на выезд может быть применено судебным приставом-исполнителем при наличии информации об извещении должника в порядке, предусмотренном главой 4 Закона № 229-ФЗ о возбуждении в отношении него исполнительного производства и при уклонении должника от добровольного исполнения требований исполнительного документа, за исключением случаев объявления должника в розыск.

Часть 1 ст. 67 Закона № 229-ФЗ не может применяться в ходе исполнительного производства изолированно, без учета факта информированности должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства и о корреспондирующей такому возбуждению обязанности по добровольному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования в установленный срок (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.03.2017 № 33а-4442/2017 по делу № 2-13876/2016).

Применение временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации ранее истечения срока, установленного для добровольного исполнения, влечет за собой признание указанного постановления незаконным (Постановление ФАС ВВО от 26.05.2009 по делу № А82-14915/2008-18).

Законодательство об исполнительном производстве (ч. 2 ст. 30 Закона № 229-ФЗ) предоставляет возможность взыскателю в заявлении о возбуждении исполнительного производства заявлять ходатайства о применении в отношении должника временного ограничения на выезд за пределы РФ одновременно с возбуждением исполнительного производства. Однако при принятии решения об удовлетворении указанных требований следует руководствоваться разъяснениями, данными в определениях Конституционного Суда РФ от 03.07.2014 № 1561-О и № 1563-О.

Как отметил КС РФ, такое регулирование не предполагает удовлетворение судебным приставом-исполнителем содержащегося в заявлении о возбуждении исполнительного производства ходатайства взыскателя о временном ограничении должника на выезд из Российской Федерации одновременно с вынесением им постановления о возбуждении исполнительного производства до истечения установленного в таком постановлении срока на добровольное исполнение должником содержащегося в исполнительном документе требования, а также до получения судебным приставом-исполнителем сведений о том, что должник обладает информацией о возбужденном в отношении него исполнительном производстве и уклоняется от добровольного исполнения содержащегося в исполнительном документе требования.

Аналогичных выводов придерживаются и суды общей юрисдикции при рассмотрении подобных споров (например, Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 27.03.2017 № 33-1818/2017).

При оценке факта надлежащего информирования должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства судами принимаются во внимание как нормы главы 4 Закона № 229-ФЗ, так и нормы гражданского законодательства о вручении (доставке) юридически значимых сообщений (ст. 165.1 ГК РФ).

Так, считается надлежащим образом уведомленным должник:

–который получил соответствующее постановление о возбуждении исполнительного производства лично. Кроме того, если лицо, доставляющее процессуальный документ, не застанет должника по месту его жительства, то указанный документ вручается кому-либо из проживающих совместно с ним совершеннолетних членов семьи с их согласия. В этом случае должник также считается извещенным (ст. 27 Закона № 229-ФЗ);

–которому направлялись уведомления по последнему известному адресу, указанному в исполнительном документе, даже если должник по данному адресу и не проживает (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 16.05.2017 по делу № 11а-6404/2017);

–получивший процессуальные документы через своего представителя даже и в том случае, если представитель не довел содержание указанных документов до представляемого (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.11.2016 № 33а-23385/2016 по делу № 2а-3761/2016).

Однако не во всех случаях условие об истечении срока для добровольного исполнения может быть соблюдено в силу объективных причин. В частности, нормами ч. 14 ст. 30 Закона № 229-ФЗ предусмотрен перечень исполнительных производств, по которым срок для добровольного исполнения не устанавливается в принципе (в силу закона): исполнительные документы, подлежащие немедленному исполнению (например, о взыскании алиментов) и т. д.

В таких случаях временное ограничение на выезд за пределы Российской Федерации применяется без учета указанного срока, но при соблюдении всех иных условий, необходимых для совершения данного исполнительного действия.

В письмах ФССП России от 10.10.2014 № 00011/14/61735-АП, от 30.06.2016 № 00011/16/59368-ТИ также выражена особая позиция по вопросу применения временного ограничения на выезд в рамках исполнительных производств, возбужденных на основании исполнительных листов о взыскании штрафа, назначенного в качестве наказания за совершенное преступление.

Так, в частности указано, что в рамках исполнительных производств об исполнении уголовного наказания в виде штрафов при принятии решения о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации ограничения, установленные Законом № 229-ФЗ, в том числе в части суммы, подлежащей взысканию, и необходимости надлежащего уведомления должника о возбуждении исполнительного производства, не распространяются на должников, осужденных к уплате штрафа за совершенное преступление.

Решение об ограничении права выезда за пределы Российской Федерации должника, которому назначен штраф за преступление, применяется одновременно с возбуждением исполнительного производства без учета требований ст. 67 Закона № 229-ФЗ:

–в отношении осужденного гражданина Российской Федерации исключительно в соответствии с подп. 4 ст. 15 Закона № 114-ФЗ;

–в отношении осужденного иностранного гражданина или лица без гражданства в соответствии с подп. 2 ст. 28 того же Закона № 114-ФЗ.

На особую правовую природу временного ограничения на выезд, применяемого по исполнительным производствам о взыскании уголовного штрафа, обратил внимание также и ВС РФ в Определении от 11.05.2016 № 78-КГ16-9 (в том числе о возможности применения по данной категории временного ограничения и в том случае, когда должнику предоставлена рассрочка уплаты штрафа, условия которой надлежащим образом исполняются). Однако в данном судебном акте вопрос о возможности применения ограничения на выезд до истечения срока, установленного для добровольного исполнения, не рассматривался.

По вопросу о необходимости истечения срока для добровольного исполнения как условия для ограничения осужденного за совершение преступления к наказанию в виде уголовного штрафа в судебной практике имеется и иная позиция.

Так, Свердловский областной суд в Апелляционном определении от 16.03.2017 по делу № 33-4049/2017 указал, что поскольку у судебного пристава-исполнителя не имелось сведений, что истец уклоняется от добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, то оснований для вынесения постановления об ограничении права на выезд в отношении истца не имелось. При этом не могут быть приняты доводы жалобы со ссылкой на ст. 15 Закона № 114-ФЗ, согласно которой право гражданина РФ на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он осужден за совершение преступления до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания. По смыслу указанной нормы в совокупности с положениями п. 9 ст. 103 Закона № 229-ФЗ при назначении основного наказания в виде штрафа меры по ограничению на выезд из РФ могут быть приняты после нарушения установленного срока для исполнения наказания.

Отсутствие уважительных причин

Неисполнение требований исполнительного документа без уважительных причин предполагает прежде всего наличие в действиях (бездействии) должника вины в неисполнении исполнительного документа.

При этом нормы ст. 67 Закона № 229-ФЗ не дают конкретных критериев, которые бы позволяли определить наличие (отсутствие) вины должника в неисполнении исполнительного документа.

Однако системное толкование норм ст. 64 и ст. 112 Закона № 229-ФЗ, из которых следует, что взыскание исполнительского сбора и временное ограничение должника на выезд за пределы Российской Федерации являются исполнительными действиями, а следовательно, имеют одинаковую правовую природу, можно прийти к выводу о том, что критерии вины, применяемые при взыскании исполнительного сбора, вполне допустимы к использованию и для ограничения на выезд за пределы Российской Федерации.

Часть 7 ст. 112 Закона № 229-ФЗ для определения таких критериев вины отсылает к нормам гражданского законодательства об ответственности за нарушение обязательств, которые, в свою очередь, предусматривают, что:

– отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство: то есть вина должника в таких случаях презюмируется, пока последним не доказано иное (Постановление Арбитражного суда ДО от 16.10.2014 № Ф03-3875/2014 по делу № А24-565/2014). Кроме того, должник в соответствии с нормами процессуального закона должен доказать не только отсутствие вины, но и нарушение своих прав, свобод и законных интересов, а также соблюдение сроков обращения в суд (Апелляционное определение Московского городского суда от 02.02.2017 по делу № 33а-395/2017);

– лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Как верно отметил Саратовский областной суд в Апелляционном определении от 17.11.2016 по делу № 33а-8576/2016, под принятием таких мер следует понимать собственно исполнение исполнительного документа и ничто иное.

При этом, как указал в Постановлении от 20.06.2012 по делу № А33-19056/2011 Федеральный арбитражный суд ВСО, из буквального содержания норм Закона № 229-ФЗ не следует, что применение указанного исполнительного действия как временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации допускается только при умышленном уклонении должника от исполнения требований, изложенных в исполнительном документе.

В судебной практике не признаются в качестве уважительных такие причины, как:

–частичная периодическая оплата сумм задолженности, когда должнику не предоставлена рассрочка исполнения исполнительного документа (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.01.2017 по делу № 33а-271/2017);

–непринятие мер по исполнению судебного акта иными (наряду с ограниченным в праве выезда должником) содолжниками, на которых возложены соответствующие обязательства (Апелляционное определение Московского областного суда от 14.11.2016 по делу № 33а-30519/2016);

–трудоустройство должника на должность, исполнение обязанностей по которой связано с выездами за пределы Российской Федерации (апелляционные определения Краснодарского краевого суда от 04.10.2016 по делу № 33-26137/2016, Московского городского суда от 14.07.2016 по делу № 33а-16143/2016). Однако арбитражные суды, напротив, в ряде случаев признают указанные обстоятельства уважительными (Постановление Арбитражного суда СЗО от 18.10.2016 № Ф07-8669/2016 по делу № А21-6088/2015);

–удержание задолженности по исполнительному документу из заработной платы или иного дохода должника (Определение Ленинградского областного суда от 19.11.2015 № 33а-5590/2015);

–наличие у должника имущества, стоимость которого достаточна для погашения задолженности по исполнительному документу (Апелляционное определение Астраханского областного суда от 26.08.2015 по делу № 33-3021/2015).

При этом решение судебного пристава-исполнителя о вынесении в отношении должника постановления об ограничении выезда из Российской Федерации при наличии всех предусмотренных законом условий не ставится в зависимость от общего объема исполнительных действий, произведенных судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства (Апелляционное определение Омского областного суда от 20.04.2016 по делу № 33-3231/2016).

Напротив, в случае предоставления должником имущества за счет обращения взыскания, на которое могут быть исполнены требования исполнительного документа в полном объеме, применение временного ограничения на право выезда за пределы Российской Федерации суды считают недопустимым. Как указал Свердловский областной суд в Апелляционном определении от 12.10.2016 по делу № 33а-17760/2016, ограничение права любого гражданина на выезд из Российской Федерации ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований (наличия обязательств, наложенных судом), но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств, которые при необходимости могут быть проверены судом общей юрисдикции. Признавая незаконным постановление об ограничении права выезда, суд обратил внимание на то, что судебный пристав-исполнитель не был лишен возможности исполнить требования исполнительных документов путем реализации арестованного имущества должника, стоимость которого превышает сумму задолженности.

Вместе с тем следует учитывать по указанному вопросу и позицию ФССП России, изложенную в Письме от 10.10.2014 № 00011/14/61735-АП, согласно которой судебному приставу-исполнителю в каждом конкретном случае следует оценить возможность принудительного исполнения требований судебного акта посредством обращения взыскания на доходы и имущество должника; при этом при аресте имущества должника необходимо учитывать, что процедура обращения взыскания на имущество сама по себе не является безусловной гарантией принудительного исполнения исполнительного документа в полном объеме.

Имущество должника может быть не реализовано либо не принято взыскателем в счет погашения задолженности по исполнительному документу. Кроме того, законодательством предусмотрено снижение стоимости имущества должника, переданного в установленном порядке на реализацию, что, в свою очередь, может повлечь неисполнение исполнительного документа в полном объеме.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель с учетом сроков реализации арестованного имущества должника, а также принимая во внимание возможное снижение стоимости такого имущества, вправе вынести постановление о временном ограничении с обязательным обоснованием его вынесения.

Основания для ограничения

Ограничение на выезд за пределы РФ может быть установлено по исполнительным документам.

Имущественного характера – при условии, если сумма задолженности по исполнительному документу превышает 10 тыс. руб.

В случае если должником по исполнительному документу, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., произведена неполная (частичная) оплата задолженности до уровня менее 10 тыс. руб., ограничение на выезд за пределы РФ не подлежит отмене, поскольку условие по сумме поставлено в зависимость не от остатка долга, а от суммы, подлежащей взысканию.

Если каждое из неисполненных должником имущественных требований не превышает минимальный размер задолженности, определенный ч. 1 ст. 67 Закона № 229-ФЗ, при наличии которого может быть установлено временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации, а общий объем неисполненных должником имущественных требований по сводному исполнительному производству превышает этот размер, то установление временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации допустимо.

Неимущественного характера – независимо от правовой природы неимущественного требования.

Постановление о временном ограничении на выезд должника за пределы Российской Федерации подлежит утверждению начальником отдела – старшим судебным приставом или его заместителем. Отсутствие указанного грифа утверждения влечет недействительность такого постановления даже в том случае, если все иные правовые основания для применения указанной меры имелись налицо (апелляционные определения Челябинского областного суда от 30.01.2017 по делу № 11-1587/2017, Свердловского областного суда от 12.10.2016 по делу № 33а-17760/2016).

При этом необходимо учитывать, что согласно положениям Закона № 229-ФЗ постановление может быть вынесено и направлено адресату как на бумажном носителе, так и в форме электронного документа.

По смыслу ч. 4 ст. 13 Закона № 229-ФЗ постановление, вынесенное на бумажном носителе, подписывается судебным приставом-исполнителем (а при необходимости – утверждается старшим судебным приставом) и заверяется печатью.

Постановление, вынесенное в форме электронного документа в соответствии с ч. 2.1 ст. 14 Закона № 229-ФЗ, подписывается усиленной квалифицированной подписью и направляется адресату в форме электронного документа и должно соответствовать формату, утвержденному приказом ФССП России от 22.04.2015 № 248 «Об утверждении требований к формату постановления судебного пристава-исполнителя или иного должностного лица Федеральной службы судебных приставов, вынесенного в форме электронного документа».

Таким образом, для исполнения направляется либо постановление, вынесенное в форме электронного документа, подписанного (утвержденного) усиленной квалифицированной подписью должностного лица ФССП России, либо постановление на бумажном носителе с подписью указанного лица, заверенное печатью с государственной символикой (Письмо ФССП России от 02.11.2016 № 00011/16/102293-СВС).

Временное ограничение должника на выезд за пределы Российской Федерации является исполнительным действием (п. 15 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ), а не мерой принудительного исполнения. Соответственно, на него распространяются все общие положения законодательства, определяющие порядок и условия совершения исполнительных действий. В силу чего с учетом положений ч. 6 ст. 45 Закона № 229-ФЗ, п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 указанное исполнительное действие может совершаться в том числе и по приостановленному исполнительному производству (при наличии всех иных предусмотренных законом условий).

Постановление о временном ограничении права выезда за пределы Российской Федерации действует в течение шести месяцев; в случае если в указанный срок требования, содержащиеся в исполнительном документе, не исполнены, выносится новое постановление на тот же срок действия.

Основанием для отмены ограничения на выезд за пределы Российской Федерации является исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, или окончание (прекращение) исполнительного производства по иным основаниям.

В настоящее время процедура прохождения постановлений (об ограничении и отмене ограничения на выезд) от судебного пристава-исполнителя до пограничных органов осуществляется через аппарат регионального управления ФССП России и центральный аппарат ФССП России, а также центральный аппарат Пограничного управления ФСБ России, что занимает определенное время, то есть от момента вынесения постановления до момента фактической отмены ограничения проходит несколько дней.

Вместе с тем Письмом ФССП России от 01.08.2012 № 12/01-18554-АП «Об экстренной отмене временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации» определено, что экстренная отмена временного ограничения на выезд должника из РФ допускается в случаях:

–незаконности действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц ФССП России, выражающейся, в частности, в несвоевременной отмене ранее установленного ограничения;

– необходимости экстренного лечения за пределами РФ должника при невозможности лечения на территории Российской Федерации, необходимости сопровождения близких родственников либо смерти (тяжелая болезнь) близких родственников должника. В указанном случае обязательным условием удовлетворения ходатайства об экстренной отмене является представление копий документов, подтверждающих доводы, изложенные в ходатайстве.

В любом случае, даже и при наличии вышеуказанных обстоятельств, ограничение на выезд не может быть отменено (в том числе и в экстренном порядке), если требования исполнительного документа, на основании которого возбуждено соответствующее исполнительное производство, не исполнены (или отсутствуют иные основания для окончания (прекращения) исполнительного производства).

Ускорение процедуры прохождения документов об установлении и отмене временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации возможно только за счет организации электронного взаимодействия непосредственно между судебным приставом-исполнителем, принимающим соответствующее решение, и пограничными органами, его исполняющими.

Государственной Думой ФС РФ 07.07.2017 во втором чтении принят внесенный Правительством РФ проект федерального закона № 3171-7 «О внесении изменений в статьи 65 и 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (в части совершенствования порядка отмены временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации)», который предусматривает правовые и организационные основы для реализации указанного механизма взаимодействия.

Использование указанных механизмов существенным образом ускорит процедуры прохождения документов между ФССП России и пограничными органами по вопросам ограничения (отмены ограничения) права выезда за пределы РФ.

К сведению

В 2010 году судебными приставами-исполнителями вынесено 290 718 постановлений о временном ограничении должников на выезд за пределы РФ.