1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 155

Кому лицензия скажет «прощай»

Все участники алкогольного рынка обязаны сдавать декларации об объемах реализованной алкогольной продукции в Росалкогольрегулирование. Несдача отчетности чревата очень серьезными последствиями: лицензиат может не только лишиться действующей лицензии, но и еще получить отказ при обращении за новой. Как себя можно защитить в такой ситуации?

Злополучное письмишко

Декларации в ЕГАИС сдаются и в том случае, когда в отчетном периоде никакой хозяйственной деятельности, связанной с реализацией алкогольной продукции, компания не вела, хотя даже Росалкогольрегулирование в своем письме (раздел «Декларирование») изложило иную позицию. Она заключается в том, что обязанность представления деклараций поставлена в зависимость от осуществления деятельности. Следовательно, в случае неосуществления организацией соответствующей деятельности в отчетном квартале представление деклараций не требуется при условии отсутствия остатков алкогольной продукции на конец отчетного периода1. Между тем данная позиция не основана на законе.

Как буквально следует из п. 1 ст. 14 Федерального закона от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», организации, осуществляющие производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, а также спиртосодержащей непищевой продукции с содержанием этилового спирта более 25% объема готовой продукции, обязаны осуществлять учет и декларирование объема их производства и (или) оборота.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 09.08.2012 № 815 «О представлении деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, об использовании производственных мощностей» декларации представляют организации (индивидуальные предприниматели), осуществляющие соответствующую деятельность по производству и (или) обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, а также спиртосодержащей непищевой продукции с содержанием этилового спирта более 25% объема готовой продукции.

В приведенных нормативных правовых актах РФ формулировка «организации (индивидуальные предприниматели), осуществляющие деятельность» означает не ее фактическое осуществление, а просто указание на определение участников алкогольного рынка, которое используется для целей Закона № 171-ФЗ. Основанием для сдачи деклараций в ЕГАИС является наличие у компании лицензии для работы на алкогольном рынке, поэтому лицензиат в любом случае обязан сдавать даже нулевые декларации (Постановление Двадцатого ААС от 21.04.2011 по делу № А62-6050/2010).

Иной подход был бы оправдан только в случае, если законом обязанность по сдаче деклараций была прямо поставлена в зависимость от осуществления деятельности, чего в данном случае не имеется. В одном деле, правда, суд все-таки сделал вывод о том, что законом обязанность по сдаче деклараций поставлена в зависимость от фактического осуществления деятельности по реализации алкогольной продукции, однако ничем его не мотивировал. Лицензиат все равно был привлечен к ответственности, поскольку сдал декларацию с нарушением установленного срока (Постановление Пятого ААС от 11.07.2013 № 05АП-6780/2013).

Ввиду того что в указанном случае имелись основания для привлечения лицензиата к ответственности, данный вывод не является принципиальным, поскольку он не повлек за собой принятие неправильного решения. Более того, такой вывод сделан судом без анализа норм действующего законодательства РФ, как бы мимоходом, поэтому его нельзя, на наш взгляд, рассматривать как полноценную правовую позицию.

Беда приходит не одна

За несдачу деклараций в ЕГАИС на компанию может быть наложен штраф в размере от 50 тыс. до 200 тыс. руб. по ст. 14.19 КоАП РФ. Если бы в рассматриваемой ситуации дело обошлось бы штрафом, это было бы еще полбеды. Однако, помимо штрафа, лицензиат рискует остаться без лицензии, поскольку в таком случае лицензирующий орган может принять решение о ее приостановлении, а затем обратиться с иском в суд о ее аннулировании (абз. 14 п. 1 и абз. 8 п. 3 ст. 20 Закона № 171-ФЗ). Лишение лицензии – это всегда крайняя мера, которая применяется судом в исключительных случаях, когда использование иных способов воздействия на нарушителя будет являться неэффективным. В связи с этим, если декларации в ЕГАИС не сдавались лицензиатом, который полагался на разъяснения Росалкогольрегулирования, но после наложения штрафов нарушения были устранены, то алкогольную лицензию, скорее всего, ему оставят.

Как показывает практика, суды отклоняют иски лицензирующих органов об отзыве лицензии, если лицензиаты не сильно провинились, учитывая принципы соразмерности, пропорциональности и справедливости при выборе меры наказания, ее адекватность последствиям нарушения, действительную необходимость применения для защиты публичных интересов (Постановление АС МО от 24.06.2015 по делу № А40-139657/2014).

Аннулирование лицензии, не являясь административным наказанием, вместе с тем представляет собой специальную принудительную меру, которая подлежит применению в тех случаях, когда это вызывается необходимостью защиты конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц (п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»).

Аннулирование лицензии, также как и иные меры государственного принуждения, должно применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных заслуживающих внимания обстоятельств. Любые принудительные меры со стороны государства не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и организаций, чрезмерно ограничивать конституционные права и свободы (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20.12.1999 № С1-7/смп-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека по защите имущественных прав и права на правосудие»).

Введение законодателем судебного порядка разрешения вопроса об аннулировании лицензии означает, что в каждом конкретном случае суд вправе и обязан оценивать служащие основанием для аннулирования лицензии обстоятельства с учетом соответствующих доказательств, подтверждающих наличие оснований для аннулирования лицензии. Суд также обязан устанавливать степень опасности, характер нарушения, его последствий, наличие либо отсутствие фактов устранения таких последствий (Постановление ФАС ЗСО от 02.07.2014 по делу № А75-8624/2013).

Для того чтобы лицензиата лишить лицензии, необходимо установить, что его деятельность носит систематический противоправный и преднамеренный характер (Постановление АС СЗО от 04.05.2016 по делу № А52-3195/2015). В рассматриваемом случае, кроме того, неосуществление им деятельности и заблуждение по поводу обязанности сдавать декларации учитываются судами как доказательство, подтверждающее отсутствие негативных последствий нарушения (Постановление АС МО от 07.10.2011 по делу № А41-1839/11), равно как и подача деклараций с незначительным пропуском срока и иные подобного рода обстоятельства.

Все должно иметь границы

В московском судебном регионе, правда, можно обнаружить и отрицательную практику, когда суды исходят из того, что оборот алкогольной продукции находится под особым контролем государства, поскольку данная деятельность напрямую связана с жизнью и здоровьем, благополучием населения. В данном случае существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается не в наступлении каких-либо негативных последствий правонарушения.

Она состоит в пренебрежительном отношении лицензиата в исполнении своих публичных обязанностей. Непредставление деклараций лицензиатом привело к невозможности установления факта реального оборота алкогольной продукции на конкретном объекте. Правда, в деле, где был сформирован такой подход, лицензиат вел себя совсем дерзко, не представив в принципе декларации даже после выявления нарушения и приостановления лицензии за девять кварталов в течение нескольких лет (Постановление АС МО от 13.05.2015 по делу № А40-89605/14). В другом деле лицензиат отчетность сдавал, но искажал ее, включая в нее недостоверные сведения, за что и поплатился лицензией (Постановление АС МО от 24.08.2016 по делу № А41-74035/15).

Такое наплевательское отношение не могло остаться без должного реагирования, поэтому применение в отношении данного лицензиата такой крайней меры, как аннулирование лицензии, вполне оправданно. Таким образом, по общему правилу лицензиату с приостановленной лицензией можно не опасаться ее отзыва в случае, если допущенные им нарушения были не столь значительны, все последствия он добровольно устранил и декларации, пусть и с нарушением срока, но все-таки отправил (Постановление ФАС СЗО от 07.04.2014 по делу № А05-11050/2013). Однако вся пикантность ситуации в том, что лицензирующий орган самостоятельно определяет момент, когда ему обращаться с иском в суд с требованием об аннулировании лицензии. Подача иска в суд может сильно затянуться, и все это время лицензиат не должен вести деятельность по реализации алкогольной продукции.

У лицензиата отсутствует возможность каким-либо образом ускорить рассмотрение данного вопроса, поскольку законом ему такая возможность не предоставлена. Соответственно, как альтернативный вариант он может использовать добровольную подачу заявления о прекращении у него лицензии, поскольку Закон № 171-ФЗ не содержит запрета на совершение им такого действия в ситуации, когда действующая лицензия была приостановлена.

В этом случае лицензиат теряет уплаченную пошлину, если до окончания срока действия лицензии имелся значительный период времени. При этом прекращение приостановленной лицензии на розничную продажу алкоголя и получение новой взамен нее в среднем может занять около 1,5 месяца. Однако такой вариант развития можно считать более предпочтительным, чем пассивное ожидание судебного разбирательства по поводу аннулирования лицензии хотя и с прогнозируемыми, но все-таки непредсказуемыми последствиями. Самое главное, что лицензиат, получив новую лицензию, сможет сразу же приступить к осуществлению своей деятельности и извлечению прибыли.

Отметим также, что многие суды, удовлетворяя иски лицензирующих органов об аннулировании лицензий на розничную продажу алкоголя, прямо указывают в своих решениях на то, что аннулирование лицензии не ограничивает правоспособность лицензиата. Он вправе заниматься любыми иными видами предпринимательской деятельности, а также при желании впоследствии снова получить лицензию, поскольку закон никаких запретов и ограничений на этот счет не содержит (Постановление АС МО от 08.09.2016 по делу № А40-161717/15).

Продолжение увлекательной истории

Однако и с получением новой лицензии лицензиата могут ожидать трудности. Поскольку лицензиат нарушил сроки сдачи декларации об объемах реализованной алкогольной продукции, то данное нарушение является основанием для отказа ему в выдаче новой лицензии (п. 6 ч. 9 ст. 19 Закона № 171-ФЗ). К такому выводу пришел суд в одном деле, установив, что лицензиат не сдал декларацию за один квартал, в котором он осуществлял деятельность по продаже алкогольной продукции (Постановление Девятого ААС от 18.12.2014 № 09АП-50532/2014).

В другом деле суд, наоборот, не усмотрел оснований для отказа в выдаче лицензии, несмотря на то что лицензиатом не была сдана декларация, поскольку нарушение срока ее сдачи было незначительным (всего шесть дней), что нельзя признать существенным нарушением (Определение ВС РФ от 22.06.2015 № 305-КГ15-7277). Как видно из приведенных примеров, при оценке законности и обоснованности решения лицензирующего органа об отказе заявителю в выдаче лицензии на продажу алкоголя суд учитывает его поведение, характер и последствия допущенных нарушений, как и при рассмотрении иска об аннулировании лицензии. Соответственно, рассматриваемый вариант хотя и более предпочтительный, чем первый, связанный с ожиданием разрешения судьбы приостановленной лицензии, но также не является безрисковым.

Поскольку основная претензия со стороны лицензирующего органа состоит в ранее допущенных лицензиатом нарушениях, имеет смысл заменить операционную компанию, получив на нее новую лицензию. Если торговые и складские помещения были предоставлены на условиях долгосрочного договора аренды, то новую компанию можно сделать арендатором, зарегистрировав трехстороннее дополнительное соглашение к первоначальному договору аренды о замене арендатора, что прямо допускается законом (ст. 392.3 ГК РФ). Использование такого способа влечет за собой определенные издержки, связанные с созданием новой компании, ликвидацией предыдущей, оплатой регистрационных действий и выдачи лицензии, однако он позволяет сравнительно оперативно решить возникшую проблему. Помимо этого, владельцам бизнеса не стоит оставлять без внимания и виновное поведение сотрудников компании, халатность которых привела к негативным последствиям в виде утраты лицензии.

В заключение отметим, что для получения тех или иных государственных и муниципальных услуг участники гражданского оборота должны соблюдать все условия их получения, основываясь на буквальном смысле соответствующих законодательных предписаний, регламентирующих перечень требований к заявителям, а также к практике их применения. Получение каких-либо выплат, льгот и преференций возможно только в тех случаях и в порядке, которые прямо предусмотрены законом и сформулированы четко и недвусмысленно, поскольку в ином случае они будут истолкованы правоприменителем в интересах казны.

1 Информация Росалкогольрегулирования «Ответы на вопросы (раздел «Декларирование») // Электрон. ресурс: http://www.fsrar.ru (дата обращения: 10.03.2017).