1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 120

Круг субъектов расширился . Субсидиарная ответственность контролирующих лиц неотвратима

Государственная Дума 19 июля 2017 года приняла в третьем чтении Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (проект № 1032321-6). Благодаря ему субсидиарная ответственность контролирующих лиц станет практически неотвратимой. Документом прямо закреплена возможность привлечения к субсидиарной ответственности главного бухгалтера и финансового директора компании.

Внесенных изменений оказалось недостаточно

В рамках реализации «дорожной карты» по совершенствованию процедур несостоятельности (банкротства) в апреле 2016 года на основании Распоряжения Правительства РФ от 29.03.2016 № 536-р Госдума в первом чтении приняла законопроект, направленный на совершенствование деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

За неделю до проведения второго чтения, 7 июля 2017 года, на официальном сайте Правительства РФ были опубликованы новые поправки к указанному законопроекту. В пояснительной записке указывалось, что данные изменения направлены «на совершенствование правового регулирования процедур, применяемых в делах о банкротстве», в частности «на систематизацию норм о субсидиарной ответственности».

Напомним, существенные изменения в институт субсидиарной ответственности при банкротстве были внесены Федеральным законом от 28.12.2016 № 488-ФЗ. Большая их часть вступила в силу только 1 июля 2017 года. Так, законодатель:

–допустил возможность привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве (тем самым фактически легализовал существовавшую ранее практику, когда суды общей юрисдикции привлекали контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по требованиям ФНС России безотносительно к тому, было ли в отношении юридического лица возбуждено дело о банкротстве);

– увеличил общий срок для обращения с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности с одного до трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований;

–предоставил три дополнительных года после завершения конкурсного производства для привлечения к субсидиарной ответственности, если обстоятельства виновности контролирующих лиц стали известны после завершения конкурсного производства;

– изменил порядок рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (предусмотрел возможность вынесения судом отдельной резолютивной части определения, содержащей вывод о доказанности наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и о приостановлении рассмотрения этого заявления до окончания расчетов с кредиторами);

–закрепил возможность кредиторов по итогам процедуры конкурсного производства пропорционально распределить требования к контролирующему лицу (в определении о завершении процедуры суд должен отразить суммы, подлежащие взысканию в пользу каждого кредитора, требования которого остались неудовлетворенными, а также очередность удовлетворения таких требований).

В этот раз Минэкономразвития России предложило полностью отменить (признать утратившей силу) действующую всего одну неделю редакцию ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Положения указанной статьи предлагается заменить нормами новой главы III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве», внесением дополнений в другие статьи Закона о банкротстве.

При этом комментируемым законопроектом вносимым изменениям придается обратная сила. После принятия поправок новые правила должны применяться ко всем заявлениям о привлечении к субсидиарной ответственности, поданным после 1 июля 2017 года.

Госдума 19 июля 2017 года приняла Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (проект № 1032321-6) в третьем чтении и направила его в Совет Федерации.

Арбитражных управляющих стимулируют рублем

Во многом внесенные поправки действительно развивают и систематизируют закрепленные Федеральным законом от 28.12.2016 № 488-ФЗ нормы. Вместе с тем в нем есть и совершенно новые положения.

В частности, вводится «стимулирующая» часть вознаграждения арбитражного управляющего, которая подлежит удержанию из денежных средств, поступивших в конкурсную массу в связи с исполнением судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, в размере 30%, включая расходы на выплату вознаграждения лицам, привлеченным арбитражным управляющим для оказания услуг, способствовавших привлечению к субсидиарной ответственности и (или) исполнению судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности. Указанный институт должен стать стимулом для реального наполнения арбитражным управляющим конкурсной массы.

Кардинально расширяется круг «контролирующих должника лиц» и субъектов субсидиарной ответственности. Новое определение позволяет отнести к таковым любого, кто имел реальную возможность определять действия должника, при этом природа возникновения указанной возможности (юридическая или фактическая) не имеет значения. Теперь арбитражному суду предлагается определять контролирующее лицо по своему собственному усмотрению, не ограничиваясь признаками, перечисленными в статье.

Буквальное толкование новых положений позволяет констатировать, что к ответственности могут быть привлечены все лица, имеющие право инициировать созыв внеочередного общего собрания участников (акционеров) должника, либо иные контролирующие должника лица, которым стало известно о нарушении руководителем должника обязанности обратиться с заявлением в арбитражный суд о признании банкротом и которые в свою очередь не реализовали возможность принятия соответствующим коллегиальным органом решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника.

Главбух – субъект ответственности

Законопроектом прямо закреплена возможность привлечения к субсидиарной ответственности главного бухгалтера и финансового директора компании.

Действующее на сегодняшний день законодательство о бухгалтерском учете специальных норм об ответственности главных бухгалтеров за полноту и достоверность бухгалтерской отчетности не содержит. Не назван главный бухгалтер в числе контролирующих должника лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, и в действующей редакции ст. 10 Закона о банкротстве.

Именно поэтому арбитражные суды отказывают в удовлетворении требований о привлечении к субсидиарной ответственности главных бухгалтеров должника, а также отклоняют доводы руководителей должника о том, что неполнота или недостоверность бухгалтерской документации явилась следствием ненадлежащего исполнения главным бухгалтером обязанностей по ведению бухгалтерского учета и отчетности.

Так, в рамках дела № А23-3613/2012 конкурсный управляющий просил привлечь главного бухгалтера должника к субсидиарной ответственности, ссылаясь на то, что в бухгалтерской отчетности отражались поставки, которые фактически не осуществлялись, а также не были отражены недостающие основные средства и материальные ценности, и указывал на то, что главный бухгалтер как как лицо, ответственное за организацию и ведение бухгалтерского учета, несет ответственность за уклонение от ведения бухгалтерского учета и за искажение бухгалтерской отчетности. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных конкурсным управляющим требований, отметив, что положения ст. 10 Закона о банкротстве не называют главного бухгалтера должника в перечне лиц, на которых может возлагаться субсидиарная ответственность по обязательствам должника (Постановление АС ЦО от 22.07.2016 по делу № А23-3613/2012).

Реального бенефициара укажет номинальный

В случае наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности нескольких лиц (например, когда имел место сговор между реальным бенефициаром, главным бухгалтером, генеральным и финансовым директорами) такие лица отвечают солидарно. При этом суд может уменьшить размер ответственности конкретного лица, если им будет доказано, что вред, причиненный имущественным правам кредиторов по его вине, существенно меньше размера заявленных требований.

Таким образом, законодатель пытается стимулировать контролирующих должника лиц сдать друг друга и тем самым уменьшить свою собственную ответственность. Для номинальных директоров и учредителей законопроект предусматривает возможность избежать ответственности, если они помогут выявить реальных бенефициаров должника и их имущество, за счет которого будет произведено удовлетворение требований кредиторов.

Для борьбы с фиктивными обязательствами должника, которые позволяют недобросовестным лицам получить контроль над процедурой банкротства и «размыть» голоса недружественных кредиторов, новые положения закрепляют дополнительные основания ответственности контролирующих лиц. Указанные положения будут применяться в случаях, когда банкротство возбудил сам должник, если у него была возможность погасить долги или он не пытался оспорить необоснованные требования кредиторов.

Закреплена обязанность контролирующего лица предоставить мотивированный отзыв на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, в котором должны быть отражены все существенные обстоятельства и возражения относительно возможности удовлетворения рассматриваемого заявления. Непредставление отзыва или его формальный характер являются основаниями для возложения на контролирующее лицо бремени доказывания своей невиновности. В отдельных случаях (по отдельным основаниям) бремя доказывания отсутствия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и действиями (бездействием) лица, контролирующего должника, сразу переложено на привлекаемое к ответственности лицо. Закреплена презумпция того, что причиной банкротства компании стали именно виновные действия контролирующих лиц.

Отдельное внимание уделено судьбе прав требования к лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности, и возможным способам распоряжения этим правом. Теперь кредиторы вправе принять решение:

–о взыскании задолженности по этому требованию в рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве;

–о продаже этого требования по правилам п. 2 ст. 140 Закона о банкротстве;

– об уступке кредитору части этого требования в размере требования кредитора.

После завершения процедуры банкротства должника в пользу его кредиторов предусмотрена возможность введения в отношении привлеченного к субсидиарной ответственности лица сводного исполнительного производства, в котором очередность удовлетворения требований должна соответствовать порядку, закрепленному Законом о банкротстве.

Точка поставлена

В заключение хотелось бы отметить, что с принятием данных изменений в Закон о банкротстве поставлена окончательная точка в полемике относительно пределов ответственности юридического лица и его учредителей. Огромную работу, проведенную законодателем и разработчиками данного законопроекта, можно было существенно упростить. Достаточно признать утратившим силу положение п. 2 ст. 56 Гражданского кодекса РФ о том, что «учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица».

Стерта грань между осуществлением предпринимательской деятельности через учреждение юридического лица и регистрацией в качестве индивидуального предпринимателя. Фактически форма юридического лица, структура бизнеса и его управления остаются актуальными лишь для самих совладельцев этих компаний и предприятий (в целях регулирования внутрикорпоративных отношений друг с другом).

Что касается взаимоотношений с контрагентами, иными третьими лицами и особенно фискальными органами, то законодатель прямо указывает на то, что владельцы предприятий обязаны исполнять фискальные требования государственных органов к должнику как свои собственные. Для этого расширяется круг лиц, которые могут ответить по обязательствам компании, предусматривается возможность инициировать привлечение к ответственности этих лиц уже после проведенной процедуры банкротства, упрощается процедура доказывания вины этих лиц и т. д.