1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Преображение ГК РФ продолжается: новые правила для финансовых сделок

С 1 июня 2018 г. вступят в силу поправки, изменяющие правила заключения финансовых сделок, содержащиеся в ГК РФ и некоторых федеральных законах. Соответствующий закон был подписан президентом спустя пять лет обсуждения в нижней палате парламента — он является десятой частью масштабного проекта реформы гражданского законодательства, инициированного президентом еще в 2012 г.

Законопроект № 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в составе законопроекта о реформировании гражданского законодательства) был внесен президентом на рассмотрение Госдумы пять лет назад. В процессе обсуждения реформы проект поделили на несколько частей, которые депутаты принимали постепенно в течение нескольких лет (см. «ЭЖ», 2013, № 01, с. 10, № 19, с. 12, № 27, с. 07, № 36, с. 07, 2014, № 03, с. 07, № 12, с. 07 и др.).

Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 212-ФЗ) содержит поправки в ГК РФ, касающиеся в основном правил заключения финансовых сделок: до­гово­ра займа, кредита, факторинга, банковского вклада и банковского счета, условного депонирования (эскроу). Помимо изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса, Закон также вносит изменения и в другие нормативные акты:

  • Федеральный закон от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельнос­ти»;

  • Федеральный закон от 26.03.98 № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»;

  • Федеральный закон от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»;

  • Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

  • Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Отметим, что существенные поправки в правила заключения финансовых сделок, которые изначально содержались в законопроекте № 47538-6/10 и должны были быть приняты в рамках реформы ГК РФ, законодатели внедрили в текст другого законопроекта и одоб­рили его «внепланово» (см. «ЭЖ», 2014, № 01, с. 08 «Реестра доверенностей не будет, зато будут номинальные и эскроу-счета в банках»).

Оспорить запрещенную уступку права можно, только если о запрете знала другая сторона

Закон № 212-ФЗ вносит небольшие изменения в часть первую ГК РФ, в частности в положения о перемене лиц в обязательствах.

Так, из новой редакции ГК РФ будет исключено правило о том, что сделка по уступке, если такая уступка до­гово­ром была запрещена, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. При этом если до­гово­ром был пре­ду­смот­рен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете (п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Должник в разумный срок пос­ле получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору обязан будет сообщить новому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. В противном случае должник не вправе ссылаться на такие основания.

Согласно новой редакции п. 1 ст. 390 ГК РФ, если иное не пре­ду­смот­рено законом, до­гово­р, на основании которого производится уступка, может преду­сматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по до­гово­ру, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предуп­редил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

Договор займа между компаниями из реальной сделки превратится в консенсуальную

Представляется, что наиболее важные поправки, содержа­щиеся в Законе № 212-ФЗ, касаются именно до­гово­ров займа и кредита (как разновиднос­ти первого). Прежде всего законом изменяется само понятие до­гово­ра займа (ст. 807 ГК РФ). Если в настоящее время предметом до­гово­ра займа могут быть деньги или вещи, определенные родовыми признаками, то пос­ле 1 июня 2018 г. к ним добавятся также и ценные бумаги.

Кроме того, меняется статус до­гово­ра займа с точки зрения момента его заключения. В настоящее время заем признается реальной сделкой, то есть сделкой, которая считается заключенной в момент передачи денег или вещей, являющихся предметом займа. Это правило действует и для до­гово­ров между компаниями, и для зай­мов с участием граждан. Закон № ­212-ФЗ сохраняет понятие займа как реальной сделки только для правоотношений между физическими лицами. Это значит, что до­гово­р займа, заключенный между организациями, будет считаться консенсуальной сделкой — то есть сделкой, заключенной в момент достижения сторонами согласия по всем существенным условиям до­гово­ра. Это изменение в корне меняет перспективы разрешения споров, связанных с займом, поскольку теперь непередача денег займодавцем не будет препятствовать заемщику требовать исполнения от ­оппонента.

Видимо, во избежание злоупотреблений в связи с признанием до­гово­ра займа заключенным до передачи денег, законодатель предоставляет сторонам до­гово­ра новые средства защиты своих интересов. Так, ст. 807 ГК РФ дополняется п. 3, в котором сказано, что, если займодавец в силу до­гово­ра займа обязался предоставить заем, он вправе отказаться от исполнения до­гово­ра полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленный заем не будет возвращен в срок. Помимо того, заемщик по до­гово­ру зай­ма, в силу которого займодавец обязался предоставить заем, вправе будет отказаться от получения займа полностью или частично, уведомив об этом займодавца до установленного до­гово­ром срока передачи предмета займа, а если такой срок не установлен, в любое время до момента получения займа, если иное не пре­ду­смот­рено законом, иными правовыми актами или до­гово­ром займа, заемщиком по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

Как было сказано выше, предметом до­гово­ра займа с 1 июня 2018 г. смогут быть и ценные бумаги. Это правило конкретизируется в п. 4 ст. 807 ГК РФ: до­гово­р займа может быть заключен путем размещения облигаций. Если до­гово­р займа заключен путем размещения облигаций, в облигации или в закрепляющем права по облигации до­кумен­те указывается право ее держателя на получение в пре­ду­смот­ренный ею срок от лица, выпустившего облигацию, номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. Заметим, что сейчас заключение до­гово­ра займа пре­ду­смот­рено только в письменной форме.

Исключением является заключение до­гово­ра займа между физическими лицами на сумму менее десятикратного минимального размер оплаты труда. Этот лимит, кстати, Закон № 212-ФЗ тоже меняет. В новой редакции ст. 808 ГК РФ указано, что письменная форма сделки обязательна для до­гово­ра займа, заключенного между гражданами на сумму более 10 000 руб.

Договор займа по общему правилу считается заключенным с момента передачи его предмета займодавцем заемщику. Хотя гражданское законодательство и предусматривает возможность исполнения обязательства третьим лицам по указанию кредитора, в нормах о до­гово­ре займа специального указания на такую возможность не было. Тем более что реальная сделка, заключенная с момента передачи вещи, в данном случае заключается между займодавцем и третьим лицом. Но согласно новой редакции ст. 807 ГК РФ сумма займа или другой предмет до­гово­ра займа, переданные указанному заемщиком третьему лицу, будут считаться переданными заемщику. Причем Закон № 212-ФЗ не содержит оговорок относительно применения этого правила только к отношениям между гражданами или только между организациями.

Ростовщические проценты по до­гово­ру заемщик сможет снизить в судебном порядке

Действующая редакция ст. 809 ГК РФ, регулирующая правила начисления процентов по до­гово­ру займа, предусмат­ривает, что займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных до­гово­ром. При отсутствии в до­гово­ре условия о размере процентов их размер определяется существую­щей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Это правило действует, если не пре­ду­смот­рено законом или до­гово­ром займа. С аналогичной оговоркой в новой редакции п. 1 ст. 809 установлено, что при отсутствии в до­гово­ре условия о размере процентов за пользование займом займодавец имеет право на получение с заемщика процентов за пользование займом в размерах и в порядке, который определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие пе­рио­ды.

Закон № 212-ФЗ предоставляет сторонам до­гово­ра займа широкий выбор способов установления размера процентов:

  • с применением ставки в процентах годовых в виде фиксированной величины;

  • с применением ставки в процентах годовых, величина которой может изменяться в зависимости от пре­ду­смот­ренных до­гово­ром условий, в том числе в зависимости от изменения переменной величины;

  • иным путем, позволяющим определить надлежащий размер процентов на момент их уплаты.

По умолчанию проценты за пользование займом выплачиваются ежемесячно до дня возврата займа включительно, если стороны до­гово­ра не условились об ином порядке расчетов.

С вступлением в силу поправок изменится и лимит суммы займа для до­гово­ров между гражданами, при превышении которого заем не считается беспроцентным по умолчанию. Сейчас это пятидесятикратный установленный законом минимальный размер оплаты труда, а с 1 июня 2018 г. — 100 000 руб.

Важно отметить, что согласно действующей редакции ГК РФ до­гово­р займа между гражданами презюмируется беспроцентным, только его он не связан с осуществлением предпринимательской деятельности. Закон № ­212-ФЗ снимает это ограничение, указывая, что такой до­гово­р может быть заключен также между гражданами, имеющими статус индивидуальных предпринимателей. Презумпцию «беспроцентности» займа граждане могут отменить в самом до­гово­ре, пре­ду­смот­рев размер процентов за пользование займом. Что касается ситуации, при которой по до­гово­ру заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками, то тут ничего не меняется — такие до­гово­ры по-прежнему презюмируются беспроцентыми, если в них не указано иное.

Если же стороны заключили до­гово­р займа, предусмат­ривающий начисление процентов, то в случае досрочного возврата займа, предоставленного под проценты, займодавец будет иметь право на получение с заемщика процентов по до­гово­ру займа, начисленных включительно до дня возврата суммы займа полностью или ее части.

Если иное не пре­ду­смот­рено законом или до­гово­ром займа, заем будет считаться возвращенным в момент передачи его займодавцу, в том числе в момент поступления соответствующей суммы денежных средств в банк, в котором открыт банковский счет зай­модавца. Такое правило закреплено в новой редакции п. 3 ст. 810 ГК РФ.

Очень существенное положение закрепляется Законом № 212-ФЗ в п. 5 ст. 809 ГК РФ. В нем сказано, что размер процентов за пользование займом по до­гово­ру займа, заключенному между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином, в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и по­этому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах.

Небольшие корректировки вносятся в правила оспаривания займа по безденежнос­ти (когда заемщик утверждает, что предмет займа не был ему передан либо был передан не полностью). Согласно действующей редакции ст. 812 ГК РФ, если до­гово­р займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда до­гово­р был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с зай­модавцем или стечения тяжелых обстоятельств. В новой редакции этой ста­тьи злонамеренное соглашение представителя заемщика с займодавцем переформулировано в действия представителя заемщика в ущерб его интересам.

При утрате обеспечения заемщику придется платить проценты до дня возврата долга

При невыполнении заемщиком пре­ду­смот­ренных до­гово­ром займа обязанностей по обеспечению возврата зай­ма, а также при утрате обес­печения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает, займодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не пре­ду­смот­рено до­гово­ром займа (ст. 813 ГК РФ). В новой редакции этой нормы уточняется, что займодавец вправе требовать от заемщика уплаты только процентов за пользование займом, причитающихся на момент возврата. Аналогичное уточнение включено и в п. 2 ст. 814 ГК РФ, посвященной целевому займу. При нецелевом использовании средств заемщиком зай­модавец вправе потребовать досрочного возврата долга и уплаты процентов, причитающихся на момент возврата зай­ма. В действующей редакции этой нормы нет указания на пе­рио­д, за который должны быть начислены проценты в такой ситуации.

Кредитные обязательства заемщика дополнятся «иными платежами»

Понятие кредита, содержащее­ся в ст. 819 ГК РФ, с вступлением в силу Закона № 212-ФЗ также изменится. В настоящее время данная норма пре­дусматривает обязанность заемщика по кредитному до­гово­ру возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее. В новой версии ста­тьи помимо суммы основного долга и процентов на заемщика также возлагается обязанность уплатить пре­ду­смот­ренные кредитным до­гово­ром иные платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита.

Скорее всего, таким дополнением законодатель попытался решить (не в пользу заемщика, заметим) проблему легализации сопутствующих платежей при заключении и исполнении кредитного до­гово­ра — комиссий за рассмотрение заявок, процентов за досрочное погашение кредита и т.д. Судебная практика по этому вопросу крайне неоднородна, но чаще суды все же не признают такие «бонусы» платой за кредит (см. подробнее: «ЭЖ», 2013, с. 12 «Сколько на самом деле стоит банковский кредит для компании или предпринимателя»).

В то же время для кредитных до­гово­ров, которые заключаются с гражданами в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (в том числе кредита, обязательства заемщика по которому обеспечены ипотекой), ограничения, случаи и особенности взимания иных платежей будут определяться законодательством о потребительском кредите (займе). Таким образом, физические лица как наиболее уязвимая категория банковских заемщиков будут иметь дополнительные инструменты для защиты своих прав.

Закон № 212-ФЗ вводит и специальную норму о моменте заключения до­гово­ра кредита, выданного с целью перекредитования того же заемщика у того же кредитора. Так, если кредит используется должником полностью или частично для исполнения обязательств по ранее предоставленному тем же кредитором кредиту и в соответствии с до­гово­ром кредит используется без зачисления на банковский счет должника для исполнения ранее предоставленного кредита, такой кредит считается предоставленным с момента получения должником от кредитора в порядке, пре­ду­смот­ренном до­гово­ром, сведений о погашении ранее предоставленного кредита.

Положения ГК РФ о кредите дополняются новой нормой — ст. 821.1, предусматривающей право кредитора требовать досрочного возврата кредита. Сделать это он сможет в случаях, пре­ду­смот­ренных ГК РФ, а при предоставлении кредита юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю также в случаях, пре­ду­смот­ренных кредитным до­гово­ром.

Обязательства клиента по до­гово­ру факторинга нужно выбрать из списка

Статья 824 ГК РФ определяет финансирование под уступку денежного требования (факторинг) как до­гово­р, согласно которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В редакции Закона № ­212-ФЗ эта норма заметно изменится. Согласно новой версии, по до­гово­ру факторинга одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следую­щих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

  • передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

  • осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

  • осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

  • осуществлять права по до­гово­рам об обеспечении исполнения обязательств должников.

Обязательства финансового агента (фактора) по до­гово­ру факторинга могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

В статье 824 ГК РФ отмечено, что участники гражданского оборота могут заключать также иные до­гово­ры, в соответствии с которыми осуществляется уступка денежных требований и которые предусматривают обязанность одной из сторон совершить одно или несколько действий, перечисленных в определении до­гово­ра факторинга.

Если в силу до­гово­ра факторинга финансовый агент (фактор) несет обязаннос­ти по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, то к отношениям сторон по до­гово­ру факторинга будут применяться правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по до­гово­ру факторинга.

Предметом до­гово­ра факторинга, как и сейчас, сможет выступать денежное требование по уже существующему обязательству, а также требование, которое возникнет в будущем. При этом определения существующего и будущего требования в новой редакции определены детальнее, чем в нынешней. Под существующим требованием понимается в том числе требование по обязательству, возникшему из заключенного до­гово­ра, срок платежа по которому наступил либо не наступил, а под будущим требованием — требование по обязательству, которое возникнет в будущем, в том числе из до­гово­ра, который будет заключен в будущем.

В пункте 2 ст. 826 ГК РФ в редакции Закона № 212-ФЗ уточнен момент перехода денежного требования к фактору. Так, по общему правилу денежное требование переходит к финансовому агенту (фактору) в момент заключения до­гово­ра факторинга, если иное не установлено таким до­гово­ром. При этом будущее требование переходит к финансовому агенту (фактору) с момента его возникновения, если до­гово­ром не пре­ду­смот­рено, что будущее требование переходит позднее. Если до­гово­р факторинга заключен ранее момента перехода денежного требования к финансовому агенту (фактору), дополнительное оформление перехода денежного требования не требуется.

Действующая редакция ГК РФ по общему правилу запрещает пос­ледующую уступку денежного требования. Однако в новой редакции ст. 829 такого жесткого запрета уже не будет. С 1 ­июня 2018 г., если уступка денежного требования финансовому агенту (фактору) была осуществлена в целях приобретения им указанного требования, пос­ледующая уступка денежного требования финансовым агентом (фактором) допускается, если до­гово­ром факторинга не пре­ду­смот­рено иное.

Если уступка денежного требования финансовому агенту (фактору) осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (фактором) или в целях оказания финансовым агентом (фактором) клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, пос­ледующая уступка денежного требования финансовым агентом (фактором) не допус­кается, если до­гово­ром факторинга не пре­ду­смот­рено иное.

К пос­ледующей уступке денежного требования финансовым агентом (фактором) будут применяться общие положения о факторинге.

Как и сейчас, пос­ле вступ­ления в силу Закона № ­212-ФЗ порядок исполнения должником денежного требования будет проходить в обычном порядке. Должник обязан будет произвести платеж финансовому агенту (фактору) при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента (фактора) письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту (фактору) и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование или указан способ его определения, а также указано лицо, которому должен быть произведен платеж.

Права финансового агента на суммы, полученные от должника

Если уступка денежного требования по до­гово­ру факторинга осуществлена в целях приобретения этого требования финансовым агентом (фактором), то пос­ледний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение указанного требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом (фактором) за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел указанное требование, если иное не пре­ду­смот­рено до­гово­ром.

Если уступка денежного требования финансовому агенту (фактору) осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (фактором) и до­гово­ром факторинга не пре­ду­смот­рено иное, финансовый агент (фактор) обязан представить отчет клиенту и пос­ле получения исполнения от должника передать клиенту сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. В силу уступки денежного требования в целях обеспечения исполнения обязательства клиента при получении финансовым агентом (фактором) денежных средств от должника по уступленному финансовому агенту (фактору) клиентом денежному требованию обязательство клиента перед финансовым агентом (фактором) считается надлежащим образом исполненным в том объеме, в котором должник исполнил свое обязательство перед финансовым агентом (фактором). Если денежные средства, полученные финансовым агентом (фактором) от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту (фактору), обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом (фактором) за остаток своего долга.

Если уступка денежного требования осуществлена в целях оказания финансовым агентом (фактором) клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, финансовый агент (фактор) обязан представить отчет клиенту и передать ему все суммы, полученные во исполнение уступленных денежных требований, а клиент обязан оплатить оказанные услуги.

Финансовый агент вправе при передаче клиенту денежных средств предъявить к зачету свои денежные требования по до­гово­ру.

В случае неисполнения клиентом своих обязательств по до­гово­ру, заключенному с должником, пос­ледний не вправе требовать от финансового агента (фактора) возврата уплаченных ему сумм. Соответствующее требование может быть предъявлено должником клиенту (ст. 833 ГК РФ).

Договор банковского счета можно заключить совместно, определив доли

Положения о до­гово­ре банковского счета претерпели небольшие изменения. В частнос­ти, они дополнены указанием на то, что права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка, за исключением денежных средств, в отношении которых получателю денежных средств и (или) обслуживающему его банку в соответствии с банковскими правилами и до­гово­ром подтверждена возможность исполнения распоряжения клиента о списании денежных средств в течение определенного до­гово­ром срока, но не более чем десять дней. По истечении указанного срока находящиеся на счете денежные средства, в отношении которых была подтверждена возможность исполнения распоряжения клиента, считаются принадлежащими ­клиенту.

Кроме того, клиентами банка при заключении до­гово­ра совместного банковского счета (с несколькими клиентами) такими клиентами могут быть только физические лица с учетом ограничений, установленных валютным законодательством. Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими таким лицам в долях, определяемых пропорционально суммам денежных средств, внесенных каждым из клиентов или третьими лицами в пользу каждого из клиентов, если иное не пре­ду­смот­рено до­гово­ром банковского счета (до­гово­ром установлена непропорциональность). Если до­гово­р банковского счета заключен клиентами-супругами, права на денежные средства, находящиеся на совместном счете, являются общими правами клиентов-супругов, если иное не пре­ду­смот­рено брачным до­гово­ром, о заключении которого клиенты-супруги уведомили банк.

Новые положения не будут иметь обратной силы

Закон № 212-ФЗ вступит в силу через год, с 1 июня 2018 г. Положения законодательства в редакции данного закона будут применяться к правоотношениям, возникшим пос­ле 1 июня 2018 г. А нормы ГК РФ, подвергшиеся изменениям, будут применяться к до­гово­рам, заключенным пос­ле дня вступления в силу Закона № 212-ФЗ. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу закона, положения ­ГКРФ в новой редакции будут применяться только к правам и обязанностям, которые возникнут пос­ле 1 июня 2018 г., если иное не пре­ду­смот­рено законом.

До приведения законодательных и иных нормативных правовых актов в соответствие с положениями ГК РФ в новой редакции такие акты применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям Гражданского кодекса.