1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Дискредитация как инструмент в конкурентной борьбе

Статья 14.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) действует с 5 января 2016 г. С этой даты утратила силу ст. 14 данного закона, в которой ранее был установлен запрет на недобросовестную конкуренцию. В каком случае можно говорить о дискредитации, как складывается практика антимонопольных органов и судебная практика по данному нарушению? Например, как выявляют ложную дискредитацию?

Запрет на недобросовестную конкуренцию во всех ее формах установлен главой 2.1 Закона о защите конкуренции.

Понятие недобросовестной конкуренции раскрывается в ст. 4 данного закона. Это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

В соответствии со ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету:

— все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

— ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

— указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Напомним, что в начале 2016 г. вступил в силу так называемый «четвертый антимонопольный пакет» — Федеральный закон от 05.10.2015 № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите конкуренции“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 275-ФЗ). Законом № 275-ФЗ в Закон о защите конкуренции была введена новая глава 2.1, в которой детализирован перечень форм недобросовестной конкуренции. По существу эта глава (ст. 14.1—14.8) указывает на те же формы недобросовестной конкуренции, которые предусматривались прежней ст. 14 «Запрет на недобросовестную конкуренцию». Но в данном случае важна именно детализация нарушений, которой не было в прежней редакции закона.

Особенности применения положений Закона № 275-ФЗ Федеральная антимонопольная служба разъяснила в письме от 24.12.2015 № ИА/74666/15 «О применении „четвертого антимонопольного пакета“» (далее — письмо № ИА/74666/15), которое издано в целях единообразного применения Закона № 275-ФЗ территориальными органами ФАС России. Дискредитации посвящен п. 9.1 данного письма.

Дискредитация: состав нарушения

Статьей 14.1 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации. При этом под дискредитацией понимается распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту и (или) нанести ущерб его деловой репутации.

Ранее аналогичный запрет содержался в п. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции.

Обратите внимание!

Согласно ст. 14.1 Закона о защите конкуренции дискредитация не допускается, в том числе в отношении:

1) качества и потребительских свойств товара, предлагаемого к продаже другим хозяйствующим субъектом — конкурентом, назначения такого товара, способов и условий его изготовления или применения, результатов, ожидаемых от использования такого товара, его пригодности для определенных целей;

2) количества товара, предлагаемого к продаже другим хозяйствующим субъектом — конкурентом, наличия такого товара на рынке, возможности его приобретения на определенных условиях, фактического размера спроса на такой товар;

3) условий, на которых предлагается к продаже товар другим хозяйствующим субъектом — конкурентом, в частности цены товара.

Общие положения

Как разъяснено в письме № ИА/74666/15, дискредитация направлена на подрыв доверия клиентуры (потребителей или иных контрагентов) к конкуренту или его продукции и привлечение потребителей к собственной продукции путем распространения ненадлежащей информации, в число которой входит и неполная информация о конкуренте, его товарах и услугах.

Важно: не всякое распространение не соответствующих действительности сведений, дискредитирующих другой хозяйствующий субъект, может быть признано актом недобросовестной конкуренции, а лишь такое, которое непосредственно способно оказать влияние на конкуренцию, то есть непосредственно предоставить лицу, распространившему информацию, преимущества над конкурентами и причинить им вред.

Можно выделить три признака рассматриваемой формы недобросовестной конкуренции:

— распространение информации;

— ее недостоверность (ложность, неточность, искаженность);

— причинение вреда (ущерба деловой репутации).

Под распространением информации понимаются любые действия, в результате которых информация стала известна третьим лицам (хотя бы одному). Форма распространения информации в данном случае не имеет значения — это может быть публичное выступление, публикация в средствах массовой информации интервью, направление деловых писем.

Ложность означает полное несоответствие информации действительному положению дел.

Искаженность — интерпретация хозяйствующим субъектом информации о существующем или состоявшемся факте, действии, событии применительно к хозяйствующему субъекту — конкуренту в такой форме, которая приведет к ее неверному, негативному восприятию третьими лицами, включая потребителей.

Неточность — это распространение хозяйствующим субъектом информации о хозяйствующем субъекте — конкуренте не в полном объеме, что не позволяет всесторонне ее воспринять, получить исчерпывающе верное представление об излагаемых факте, действии или событии применительно к данному хозяйствующему субъекту.

Важно!

Распространение информации, снижающей уровень доверия к хозяйствующему субъекту, но являющейся достоверной, не относится к данной форме недобросовестной конкуренции.

Объект дискредитации

Объектом дискредитации являются сами товары (их качество, потребительские свойства, назначение, способы и условия изготовления или применения, результатов, ожидаемых от использования, пригодности для определенных целей); состояние товарного рынка, на котором реализуется товар (количество товара, предлагаемого к продаже, наличие товара на рынке, возможности его приобретения на определенных условиях, фактического размера спроса на такой товар); условия реализации товара (цена и иное).

Указанные действия будут являться недобросовестной конкуренцией, если распространение такой информации осуществляется хозяйствующим субъектом по отношению к другому хозяйствующему субъекту — конкуренту.

Вред может выражаться в убытках или ущербе деловой репутации.

Убытки

Под убытками в соответствии с ч. 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Исходя из данного определения, в частности, можно считать способными причинить убытки такие утверждения, которые могут привести к потере хозяйствующим субъектом части покупателей.

Ущерб деловой репутации

Что касается деловой репутации, обратимся к п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». В нем обращено внимание судов на то, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц — одним из условий их успешной деятельности.

В Определении ВС РФ от 26.10.2015 по делу № А56-17708/2014 также сделаны выводы о том, что деловая репутация организации как профессиональная репутация, которая заработана в среде аналогичных профессионалов (например, коммерсантов), а также в среде лиц, на которых направлена деятельность организации (например, потребителей товаров, работ, услуг), включает в себя профессиональную репутацию как самой организации, так и ее руководителей.

Деловая репутация организации может быть нарушена путем распространения порочащих сведений как о самой организации, так и о лицах, входящих в органы управления организацией, а также о работниках этой организации.

Оспаривание решений УФАС: общие правила

Оспаривание ненормативных актов, решений, действий и бездействия антимонопольных органов осуществляется на основании ч. 1 ст. 198 АПК РФ. Согласно данной норме организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие) (ч. 5 ст. 200 АПК РФ).

В соответствии со ст. 22 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган, в частности, обеспечивает государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства выявляет нарушения антимонопольного законодательства, принимает меры по прекращению нарушения антимонопольного законодательства и привлекает к ответственности за такие нарушения.

В силу п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 39 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган возбуждает дела о нарушениях антимонопольного законодательства, по результатам рассмотрения которых принимает решения и выдает хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания, в том числе о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции.

Согласно п. 2 ст. 39 Закона о защите конкуренции основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства является в том числе заявление юридического лица.

Пунктом 3 ст. 44 Закона о защите конкуренции по результатам рассмотрения заявления или материалов антимонопольный орган принимает одно из следующих решений:

— о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства;

— об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в связи с отсутствием признаков его нарушения.

Обратите внимание!

Пунктом 7 ст. 4 Закона о защите конкуренции конкуренция определена как соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Рекомендации Верховного суда РФ

Президиум ВС РФ 16 марта 2016 г. утвердил «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации».

В обзоре подчеркивается, что юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

При разрешении дел данной категории суды общей юрисдикции и арбитражные суды руководствуются разъяснениями высших судебных органов, которые ориентируют на правильное толкование и применение гражданско-правовых норм в целях разрешения споров по вопросам защиты нематериальных благ.

Источниками таких разъяснений являются:

— постановление Пленума ВС РФ от 20.12.94 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»;

— постановление Пленума ВС РФ от 31.10.95 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»;

— постановление Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»;

— постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»;

— постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации „О средствах массовой информации“»;

— постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона „О рекламе“»;

— постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе»;

— Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007, № 12).

При рассмотрении дел анализируемой категории суды также учитывают решения Конституционного суда РФ, в частности постановления от 30.06.2011 № 14-П, от 09.07.2013 № 18-П и др.

Судебная практика

Приведем примеры из правоприменительной практики, связанные с разрешением споров о недобросовестной конкуренции в форме дискредитации.

В некоторых делах нарушения антимонопольного законодательства произошли до вступления в силу Закона № 275-ФЗ, но поскольку суды рассматривали их после 5 января 2016 г., к таким нарушениям применялись положения ст. 14.1 Закона о защите конкуренции.

Так, в деле № А67-4118/2014, по которому ВС РФ вынес «отказное» определение, фигурировало нарушение п. 1, 3 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции (в редакции до 5 января 2016 г.), что соответствует ст. 14.1 и ст. 14.3 действующей редакции данного закона.

Негативная оценка деловой репутации и добросовестности конкурента

ООО «СибСпецПроект», по мнению конкурента, распространяло в отношении него искаженные сведения и некорректные сравнения, которые противоречили честным обычаям, требованиям добропорядочности, разумности, справедливости и могли причинить убытки конкуренту в форме упущенной выгоды, нанести вред его деловой репутации.

Конкурент обратился в УФАС. Установив нарушение антимонопольного законодательства, УФАС вынесло соответствующее постановление. Общество оспорило его в суде, но проиграло в трех инстанциях.

Обращаясь в ВС РФ, общество настаивало на пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения УФАС (Определение ВС РФ от 27.04.2016 № 304-КГ16-3115 по делу № А67-4118/2014).

Нарушения выразились в том, что общество распространяло в отношении конкурента ложные, искаженные сведения и некорректные сравнения на главной странице сайта и в статье «Что такое УМЗ (Устройство мониторинга и защиты)» в разделе «Ответы на Ваши вопросы» интернет-сайта http://smartrele.ru/.

Суд установил, что в рассматриваемой статье общество дало негативную оценку деловой репутации и добросовестности конкурента, указывало на недостатки предложенной им методики настройки максимальной токовой защиты, а также на недобросовестное ведение конкурентом бизнеса в прошлые годы

Кроме того, в названной статье общество привело описание приборов конкурента с указанием выявленных недостатков и их сравнение с приборами общества. При этом описание и сравнение имело негативную окраску по отношению к конкуренту, производимой и реализуемой им продукции и являлось некорректным.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суды не нашли документального подтверждения указанным в спорной статье утверждениям, а напротив, установили их несостоятельность и необоснованность, с учетом представления в материалы дела доказательств, опровергающих названные утверждения.

Установив, что в действиях общества присутствуют все признаки недобросовестной конкуренции, указанные в п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции, суд пришел к выводу о законности оспариваемого решения УФАС.

Распространение информация дискредитирующего содержания

Дело № А21-3639/2016, по которому АС Северо-Западного округа вынес постановление от 16.03.2017 № Ф07-615/2017, Ф07-627/2017 интересно тем, как суд определял состав хозяйствующих субъектов, допустивших дискредитацию конкурента.

Поводом для спора стало распространение информационного бюллетеня, в котором были приведены неточные сведения о конкуренте. При этом нарушитель антимонопольного законодательства действовал в интересах своих учредителей (участников) и распространял сведения, дискредитирующие конкурентов, для получения конкурентных преимуществ.

В июне 2014 г. некоммерческая организация «Балтийский пищевой союз» (далее — НКО) подготовила и распространила в интернете информационный бюллетень за подписью председателя правления, в котором содержались следующие сведения: «Генеральной прокуратурой были выявлены массовые нарушения законодательства компанией „ЭФКО“, которая перевозит тропические масла в цистернах из-под бензина и других нефтепродуктов».

ООО «КРЦ „ЭФКО-Каскад“», ООО «ЭФКО Пищевые Ингредиенты» и ОАО «ЭФКО» 28.11.2014 обратились в антимонопольный орган с жалобой на действия НКО, учредителями (участниками) которой являлись пять организаций. УФАС 17.02.2015 возбудило дело по признакам нарушения п. 1 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции (данная статья действовала в спорный период).

Определением УФАС рассмотрение дела в отношении одного из учредителей НКО прекращено.

Руководствуясь ст. 39.1 Закона о защите конкуренции и в связи с наличием в действиях НКО и ее учредителей признаков нарушения п. 1 ст. 14.1 данного закона, УФАС выдало названным хозяйствующим субъектам предупреждение от 12.01.2016 о прекращении действий, которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства. Им нужно было разместить не позднее 22.01.2016 в интернете опровержения содержащихся в информационном бюллетене дискредитирующих сведений. Это предупреждение не было выполнено.

Решением УФАС от 15.02.2016 действия НКО и ее учредителей, выразившиеся в распространении неточной (искаженной) информации, были признаны нарушением п. 1 ст. 14.1 Закона о защите конкуренции. В тот же день УФАС выдало НКО и ее учредителям предписание в срок не позднее 01.04.2016 прекратить нарушение п. 1 ст. 14.1 Закона о защите конкуренции. То есть разместить в интернете опровержение содержащейся в информационном бюллетене информации дискредитирующего содержания, а также разослать указанное опровержение по тем же адресам и тем же способом, какими был разослан информационный бюллетень.

НКО и ООО «Корпорация „Союз“» оспорили решение о предписание УФАС в судебном порядке. Суд первой инстанции отказал заявителям. Он признал обоснованными выводы УФАС о нарушении названными хозяйствующими субъектами п. 1 ст. 14.1 Закона о защите конкуренции и сделал вывод, что НКО при подготовке и распространении оспариваемого информационного бюллетеня действовала в интересах своих учредителей (участников).

Апелляция вердикт суда первой инстанции отменила и признала решение и предписание УФАС недействительными в части указаний в их резолютивных частях организаций-учредителей , поскольку не усмотрела их причастность к подготовке, публикации и распространению оспариваемого информационного бюллетеня.

Стороны дела обратились с кассационными жалобами. Но суд округа посчитал, что они не подлежат удовлетворению.

Судом апелляционной инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что факт распространения в июне 2014 г. НКО в интернете информационного бюллетеня подтверждается протоколом осмотра нотариусом и не отрицается сторонами. При этом проверка, в результате которой установлено нарушение ОАО «ЭФКО» санитарных правил при перевозках растительных масел железнодорожным транспортом, проведена в декабре 2012 г., и не Генпрокуратурой РФ, как указано в названном бюллетене, а Белгородской транспортной прокуратурой, тем самым снижается резонансность и уровень восприятия информации; в ходе этой проверки выявлены не массовые нарушения законодательства, как указано в информационном бюллетене, а имел место единичный случай нарушения.

Кроме того, нарушение выявлено не в период распространения данного бюллетеня (лето 2014 г.), а более чем за полтора года до этого (в 2012 г.), в связи с чем использование в информационном бюллетене глагола «перевозить» в форме настоящего времени («перевозит») вместо прошедшего времени («перевозила») необоснованно. Нарушения санитарно-эпидемиологического законодательства при перевозке растительных масел железнодорожным транспортом выявлены в тот же период в отношении и других компаний, однако в информационном бюллетене компания «ЭФКО» указана в качестве единственного нарушителя.

Суд апелляционной инстанции установил, что приведенные искажения информации подтверждаются заключением лингвистического экспертного исследования ООО «Воронежский центр судебной экспертизы» и заключением независимого эксперта — регионального общественного объединения «Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам».

Судом установлено, что компания «УкрАгроКонсалт» провела исследования российского рынка подсолнечного масла и жиров и опубликовала 29.08.2013 результаты указанного исследования, согласно которым основными игроками на рынке промышленных жиров и маргарина в России являются, в том числе, компании «ЭФКО» и «Корпорация „Союз“», лидером рынка промышленных жиров уже в течение многих лет является группа компаний «ЭФКО», в 2012 г. доля компании на этом рынке составила 33,2% (а доля «Корпорация „Союз“» — 7,3%).

При этом ООО «КРЦ „ЭФКО-Каскад“», ООО «ЭФКО Пищевые Ингредиенты», ОАО «ЭФКО» входят в группу компаний «ЭФКО» — вертикально ориентированный холдинг на российском рынке масложировой продукции. Слово «ЭФКО» является наименованием, то есть индивидуализирующим признаком одного из юридических лиц — ОАО «ЭФКО», а также входит в наименования других юридических лиц — подателей жалоб в антимонопольный орган.

Суд апелляционной инстанции установил, что распространение НКО неточных сведений, содержащихся в информационном бюллетене, направлено на получение его членами и участниками конкурентных преимуществ на рынке при осуществлении предпринимательской деятельности, поскольку из содержания бюллетеня следует, что указанная в нем информация фактически направлена на дискредитацию продукции компании «ЭФКО» в глазах потребителей, что может нанести ущерб их деловой репутации и повлечь вследствие этого убытки.

НКО создана 18.04.2012 в соответствии со ст. 121 ГК РФ (действовавшей в период образования этого юрлица), и в силу устава одна из целей создания — объединение усилий и координация деятельности членов союза.

Исходя из обстоятельств, установленных антимонопольным органом в ходе проверки, и имеющихся в деле доказательств, суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод об отсутствии доказательств причастности учредителей к подготовке, публикации и распространению информационного бюллетеня, осуществления этих действий по их заданиям, указаниям, согласованиям. Наличие у названных лиц статуса учредителей (участников) НКО не может бесспорно свидетельствовать о их причастности и заинтересованности в распространении спорной информации и не исключает самостоятельного осуществления НКО таких действий как в интересах названных лиц, так и в уставных целях деятельности организации.

Суд апелляционной инстанции правомерно отменил решение суда первой инстанции, частично удовлетворив заявленные требования и признав оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа недействительными в части указаний в их резолютивных частях учредителей (участников) НКО.

Ложная дискредитация: когда нарушение не доказано

Доказать факт дискредитации заявителям удается не всегда. Иногда это связано не с тем, что заявители не нашли относимых доказательства, а с тем, что дискредитации не было как таковой.

Приведем примеры из судебной практики, когда речь фактически шла о ложной дискредитации добросовестного бизнеса.

Дело о галогенераторах: конкурент не упоминался в спорной информации

В деле № А56-22094/2015, которое рассмотрел АС Северо-Западного округа, заявителю ООО НПО «Аэровита» не удалось доказать УФАС факт распространения конкурентом — ЗАО «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины» на своем сайте некорректной, ложной информации, направленной на причинение ущерба деловой репутации заявителя. Общество обратилось в суд, но и там не нашло поддержки (см. постановление АС Северо-Западного округа от 02.03.2016 № Ф07-178/2016).

Антимонопольный орган признал недоказанным, что размещенная на сайте института информация является некорректной, а также что действия ЗАО «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины» по размещению спорной информации содержат намерение нанести вред или ущерб конкуренту и признаки недобросовестной конкуренции.

Попутно отметим, что второй претензией к ответчику стало использование им в фирменном наименовании слов «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины». По мнению заявителя, такое наименование может вызвать у потребителей стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности института либо с особой значимостью его деятельности в государственных интересах, а также создать институту недопустимые конкурентные преимущества. В отношении требования понудить институт исключить из названия ЗАО «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины» слова «Санкт-Петербург» УФАС разъяснило, что внесение изменений в фирменное наименование организации не входит в компетенцию антимонопольного органа.

Суд согласился с позицией УФАС.

В частности, суд определил, что спорная публикация на сайте института носит информационный характер. Суд также не нашел доказательств того, что эта информация относится именно к галогенераторам, выпускаемым заявителем.

Кроме того, в судебном акте отмечено, что в материалах дела нет и доказательств того, что после размещения на сайте института спорной информации потребители отказывались от приобретения оборудования ООО НПО «Аэровита».

Дело о пленочных электронагревателях: конкурент не имел отношения к размещению в СМИ спорной статьи

В деле № А76-15569/2016, которое рассматривал АС Уральского округа, суд также не нашел фактов, подтверждающих дискредитацию. Более того, в данном случае от недобросовестной конкуренции пострадал скорее ответчик, чем заявитель.

Суть дела. Индивидуальный предприниматель П. обжаловал в суде незаконный отказ УФАС в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении общества-конкурента, разместившего на своем интернет-сайте статью «В ПЛЭНу у махинаторов. Анатомия одной покупки», содержащую, по мнению ИП, недобросовестную рекламу конкурента (постановление АС Уральского округа от 27.04.2017 № Ф09-2017/17).

Позиция заявителя. Разместив на своем официальном сайте спорную статью, конкурент, по мнению ИП, нарушил Закон о защите конкуренции путем дискредитации, то есть распространения ложных, неточных или искаженных сведений о заявителе.

Из спорной публикации следует, что товарный знак «Зебра» (принадлежащий ИП) является подделкой товарного знака «ПЛЭН» и имеет худшие характеристики по сравнению с ним. Спорная публикация, как считает заявитель, является недобросовестной рекламой, поскольку формирует негативное отношение к товару с товарным знаком «Зебра», а товарный знак «ПЛЭН» является объектом самостоятельного рекламирования. Автор статьи пытается показать преимущества товарного знака «ПЛЭН» перед «Зеброй» через некорректное сравнение данных товарных знаков, в результате чего статья однозначно привлекает внимание к товарному знаку «ПЛЭН», принадлежащему ответчику, что является нарушением антимонопольного законодательства.

В результате ИП обратился в городскую прокуратуру с заявлением о проверке содержания спорной статьи, которое было передано для рассмотрения в антимонопольный орган.

Позиция антимонопольного органа. УФАС установило, что фактически на сайте общества «ЭСБ-Технологии» (конкурент ИП) была размещена гиперссылка, при активации которой открывался интернет-страница со спорной статьей, размещенной ООО «АиФ — Южный Урал».

Антимонопольный орган также установил, что договор на размещение спорной статьи не заключался, сама статья содержит субъективное мнение автора и направлена на предупреждение потребителей от смешения товаров, производимых под разными товарными знаками.

В возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства было отказано в связи с отсутствием в действиях общества «ЭСБ-Технологии» отсутствуют признаки такого нарушения.

Позиция суда. Суд поддержал УФАС, отметив, что спорная статья в подготовлена и размещена в СМИ ООО «АиФ — Южный Урал» самостоятельно, без участия ответчика, по заданию СМИ, на некоммерческой основе, договор на размещение статьи не заключался, информационный материал каким-либо хозяйствующим субъектом не предоставлялся, переписка по данному вопросу не велась, в связи с чем УФАС обоснованно признало законным размещение спорной гиперссылки на сайте общества «ЭСБ-Технологии».

Из анализа спорной публикации следует, что содержащаяся в ней информация представляет собой преимущественно субъективное, оценочное мнение автора, направленное на предупреждение потребителя от смешения товаров, производимых под товарными знаками «ПЛЭН» и «Зебра», которое он вправе высказывать. Отказ в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства соответствует положениям действующего законодательства и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Сумма:
%