1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 341

Выходное пособие при увольнении не облагается НДФЛ

В Определении Верховного суда РФ от 16.06.2017 № 307-КГ16-19781 арбитры пришли к выводу, что выходные пособия при увольнении, выплачиваемые компанией на основании соглашения о расторжении трудового договора, являются законодательно установленными компенсациями. Поэтому они не облагаются НДФЛ.

Налоговики: или удержите, или сообщите нам

По результатам выездной проверки инспекторы привлекли компанию к ответственности, а также предложили удержать и перечислить в бюджет не удержанный из доходов работников НДФЛ или письменно сообщить налоговому органу о невозможности удержать налог. Поводом для этого послужило следующее.

Организация расторгла трудовые до­говоры с рядом сотрудников по соглашению сторон. При увольнении компания произвела этим работникам единовременные выплаты на основании соглашений о расторжении трудовых договоров (дополнительных соглашений к трудовым договорам). С данных сумм НДФЛ не был удержан, так как, по мнению организации, выплаченные суммы подпадают под действие п. 3 ст. 217 НК РФ. Напомним, что согласно этой норме не облагаются НДФЛ все виды законодательно установленных компенсационных выплат (в пределах утвержденных норм), связанных в том числе с увольнением работников.

Налоговики же решили, что в рассмат­риваемой ситуации у работодателя отсутствует законодательно установленная обязанность по выплате указанным работникам единовременной денежной компенсации при увольнении по соглашению сторон. Поэтому положения п. 3 ст. 217 НК РФ в этом случае не применяются. Значит, спорные суммы должны облагаться НДФЛ.

Считая свои права нарушенными, компания обратилась в суд с требованием о признании недействительным решения налоговиков.

Через тернии к правде

Суд первый инстанции встал на сторону налоговиков и признал их выводы правомерными. А вот апелляция поддержала организацию. Суд указал, что трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в трудовом или коллективном договоре размера и условий для выплаты выходного пособия. Налоговым кодексом определен перечень доходов, подлежащих освобождению от обложения НДФЛ, и в нем содержатся компенсационные выплаты, связанные с увольнением работников. Поэтому положения п. 3 ст. 217 НК РФ применяются независимо от основания увольнения и должности, занимаемой работником. Следовательно, организация обоснованно не включила спорные компенсационные суммы в налоговую базу по НДФЛ при увольнении работников.

Налоговики не сдались и с успехом оспорили принятое апелляционным судом решение в кассации. Аргумент суда — п. 3 ст. 217 НК РФ предусмат­ривает возможность освобождения от налогооб­ложения только тех компенсационных выплат, которые установлены действую­щим законодательством, не упоминая при этом выплаты, прописанные в трудовых и коллективных договорах. Денежные компенсации, выплаченные компанией при увольнении работников в соответствии с условиями соглашений о расторжении трудовых договоров (дополнительных соглашений к трудовым договорам), не являются законодательно установленными выходными пособия­ми. Поэтому данные выплаты не освобождаются от налогообложения.

Компании ничего не оставалось делать, как обратиться за защитой своих интересов в Верховный суд. И высшие арбитры поставили точку в этом судебном разбирательстве, приняв решение в пользу организации. Приведем логику их рассуждений.

Выходные пособия являются отдельным видом компенсаций и установлены в ст. 178 ТК РФ. Они выполняют социальную функцию защиты работника от временной потери дохода при увольнении. В указанной статье ТК РФ преду­смотрен ряд случаев выплаты выходного пособия, например, при ликвидации организации, сокращении численности или штата работников организации, отказе работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, восстановлении на работе работника, ранее выполнявшего эту работу. Помимо этого данная норма допускает возможность предусматривать в трудовом догово­ре или коллективном договоре другие случаи выплаты данной компенсации.

Высшие арбитры отметили, что договорное регулирование трудовых отношений в силу взаимосвязанных положений ст. 2, 5, 9, 23 и 40 ТК РФ носит субсидиарный и сочетаемый характер по отношению к трудовому законодательству. Оно призвано обеспечить более широкий объем прав работников и предоставляемых им гарантий на основе социального партнерства в сфере труда, то есть в рамках взаимного согласования интересов работников и работодателей.

Учитывая это, суд указал следующее. Допуская возможность конкретизации случаев выплаты выходных пособий и их размеров в договорном порядке, законодатель не преследовал цель дифференциации прав и объема гарантий работникам в зависимости от основания их увольнения и оснований выплаты выходного пособия, а напротив, исходил из необходимости защиты работников от временной потери дохода в возможно большем числе случаев, что включает в себя освобождение рассматриваемого вида компенсационных выплат от налогообложения.

Определение конкретных случаев выплаты выходного пособия в результате соглашения, достигнутого между работодателем и работником, не исключает эти компенсационные выплаты из сферы законодательного установления и не означает, что на данные компенсации не распространяется освобождение от налогообложения, предусмотренное п. 3 ст. 217 НК РФ для такой категории налогоплательщиков, как увольняемые работники. При этом мерой защиты пуб­личных интересов при предоставлении работнику выходного пособия в размере, который не совместим с компенсационным характером данной выплаты, является установленное в указанной норме НК РФ ограничение освобождения данного дохода от налогообложения трехкратным (шестикратным для отдельных случаев) заработком.

Таким образом, поскольку выплаченные организацией компенсации связаны с увольнением работников, установлены трудовым законодательством и определены в договорном порядке в соответствии со ст. 178 ТК РФ, высшие арбитры пришли к выводу, что при выплате выходного пособия при увольнении компания правомерно не удержала НДФЛ на основании п. 3 ст. 217 НК РФ.

В результате Верховный суд отменил решение кассации и оставил в силе постановление апелляционного суда.

Минфин на стороне компаний

Как показывает практика, фискального подхода по рассматриваемой проблеме придерживаются только налоговики на местах. Минфин России занимает позицию в пользу налогоплательщиков и налоговых агентов.

Так, в письме от 04.04.2017 № 03-04-06/19710 специалисты финансового ведомства указали, что компенсационные выплаты, связанные с увольнением работников, предусмотренные коллективным или трудовым договорами, освобождаются от обложения НДФЛ в  сумме, не превышающей в целом трехкратный размер среднего месячного заработка (шестикратный размер среднего месячного заработка для работников, уволенных из организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях). А в письме от 29.12.2016 № 03-04-05/79263 финансисты дополнительно отметили, что указанные положения п. 3 ст. 217 НК РФ применяются независимо от основания, по которому производится увольнение работника.

Более того, в письме от 21.03.2016 № 03-04-06/15454 содержится вывод специалистов Минфина России, согласно которому выплаты, производимые при увольнении сотрудника организации на основании соглашения о расторжении трудового договора, являющегося неотъемлемой его частью, освобождаются от обложения НДФЛ на основании п. 3 ст. 217 НК РФ в сумме, не превышаю­щей в целом установленный лимит. При этом положения указанной нормы применяются в  отношении доходов любых сотрудников организации независимо от занимаемой должности. Аналогичная позиция изложена в письмах Минфина России от 24.02.2016 № ­03-04-06/10119, от 27.11.2015 № ­03-03-06/69190, от 02.07.2015 № ­03-04-05/38340, от 07.04.2015 № ­03-04-05/19466, от 22.05.2015 № ­03-04-05/29453, от 20.05.2015 № ­03-04-06/29022, от 15.05.2015 № ­03-04-06/28022, от 28.04.2015 № ­03-04-05/24391, от 18.11.2014 № ­03-04-06/58199, от 02.10.2014 № ­03-04-05/49341, от 19.09.2014 № ­03-04-06/46994, от 26.06.2014 № ­03-04-РЗ/30839. Солидарна с коллегами из Минфина России и налоговая служба (письмо ФНС России от 13.11.2015 № БС-4-11/19889@).