1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3455

Синдицированное кредитование в России: перспективы правового регулирования

В чем заключается сущность синдицированного кредитования? Каковы его преимущества? Чем различаются российский и зарубежные рынки синдицированного кредитования? Каким образом на российский рынок повлияли санкции? Какие существуют в данном аспекте правовые проблемы и какие законодательные решения были найдены Минфином России и Банком России? Об этих вопросах читайте в материале «ЭЖ».

На современном этапе развития экономики компании, нуждающиеся в привлечении кредитных средств в значительном объеме, зачастую не могут рассчитывать на их предоставление одним банком. Банки и иные кредитные организации далеко не всегда готовы предоставить запрашиваемые средства в полном объеме, приняв на себя тем самым все риски в отношении одного конкретного заемщика, даже если это крупная компания.

Синдицированное кредитование позволяет заемщику единовременно привлечь больший объем финансирования за счет участия в сделке синдиката кредиторов, деятельность которых в отношениях с заемщиком координирует банк-агент. Основным признаком синдицированного кредита является совместное предоставление кредита несколькими банками под единый проект.

Механизм синдицированного кредитования позволяет синдикату кредиторов оптимизировать свои операционные издержки, касающиеся взаимодействия с заемщиком, которое за них осуществляет банк-агент, а также распределить риски между всеми участниками синдиката. Заемщику же данная схема интересна тем, что позволяет привлечь больший объем финансирования с наименьшими затратами за счет взаимодействия только с одним банком-агентом и предоставления разумной процентной ставки за пользование кредитными ресурсами.

Однако, несмотря на привлекательность данного инструмента, его эффективному применению в России препятствует ряд экономико-правовых преград, в том числе отсутствие надежного механизма обеспечения и защиты прав участников рынка.

В рамках Санкт-Петербургского международного юридического форума 18 мая 2017 г. был проведен круглый стол на тему «Перспективы развития регулирования синдицированного кредитования в Российской Федерации». Представители банковского и юридического сообществ обсудили преимущества синдицированного кредитования, проблемы его развития в России, международный опыт предоставления синдицированных кредитов, а также разработанный Минфином России совместно с Банком России проект федерального закона. Модератором выступил Василий Поздышев, заместитель председателя Банка России. Мероприятие посетил и корреспондент «ЭЖ».

Рынок кредитных синдикатов в мире и России

Юрий Корсун, начальник управления ПАО «Сбербанк», начал свой доклад с основных цифр, характеризующих развитие синдицированного кредитования в России и мире. Объем мирового рынка синдикатов в 2016 г. составил 3,9 трлн долл. В сравнении с 2015 г. произошло падение на 5,4%. При этом доля российских синдикатов составила в 2016 г. скромные 0,6% от мирового рынка синдицированного кредитования. В абсолютных показателях речь идет о 27,9 млрд долл. (порядка 64% от данной суммы приходится на кредит, выданный компании «Ямал-СПГ»). Приведенные цифры являются незначительными даже в сравнении с пиковым для российского рынка показателем в 88 млрд долл., который пришелся на 2007 г.

В последние годы (2014—2016 гг.) рынок очень сузился. Причин тому две. С одной стороны, после введения секторальных санкций с рынка ушли сами заемщики. До 2014 г. основными заемщиками были нефтегазовые компании. При этом в синдикатах участвовали иностранные банки. Сейчас западные банки не могут инвестировать средства в нефтегазовые российские компании. С другой стороны, с рынка ушли, опять же вследствие санкций, многие иностранные банки.

Российский рынок синдицированного кредитования отличают следующие особенности. Среди заемщиков на нем преобладают компании-экспортеры. Заключаемые сделки носят «клубный» характер — несколько банков принимают решение о выдаче крупной суммы под большой проект крупной компании — заемщику. При этом инвесторов на рынке очень мало. В качестве организаторов и крупнейших кредиторов выступают, главным образом, государственные банки. Так, в 2016 г. 12 сделок из 19 были заключены с участием ВТБ, Газпромбанка и Сбербанка. Потенциально количество инвесторов может возрасти. Кроме того, постепенно появляются запросы от других банков на участие в синдикатах.

Синдицированный кредит как нструмент публичного долгового рынка

Основные инструменты публичного долгового рынка — синдицированные кредиты и корпоративные облигации. В западных государствах соотношение таких инструментов обычно 50 на 50%. В некоторых странах их дополняют специфические смешанные институты. Например, в Германии активно применяется такой финансовый инструмент, как schuldschein. Он представляет собой комбинацию кредита и долговой расписки, которая эмитируется на всю сумму кредита при его получении.

На российском рынке облигации между тем уверенно обходят синдицированное кредитование. Последнее составляет (на 2016 г.) всего 19% (11 млрд долл. — за вычетом сделки «Ямал-СПГ») от общего объема публичного рынка. В то же время доля корпоративных рублевых облигаций — 60% (35 млрд долл.), корпоративных еврооблигаций — 21% (12 млрд долл.).

Развитию синдицированного кредитования в России препятствует ряд проблем. Во-первых, у банков-кредиторов разная стоимость фондирования (ставка, по которой привлекаются заемные средства в капитал предприятия). В связи с чем объединить их в договор, предусматривающий единую ставку, сложно. Весь мир работает по плавающей ставке. В России между тем подобный подход распространения до сих пор не получил. В 2015—2016 гг. были сделки, при структурировании которых использовалась псевдоплавающая ставка: ключевая ставка ЦБ + маржа.

Во-вторых, между банками царит недоверие, что не позволяет им объединиться для финансирования конкретных проектов.

В-третьих, имеются значительные недостатки и пробелы в правовом регулировании. Чтобы раскрыть данную проблему, Ю. Корсун представил участникам идеальную картину синдицированного кредитования с позиции банков. Прежде всего в синдицированном кредитовании необходимо обеспечить определенность правоотношений, возникающих не только между кредитором и заемщиком, но и кредиторами между собой. Один из участвующих в синдикате банков должен взять на себя функции агента. Важно, чтобы как заемщик, так и иные кредиторы четко понимали права и обязанности такого агента. Один из вопросов — кто должен заплатить такому субъекту за осуществление функций агента. Несмотря на то что он действует в первую очередь в интересах кредиторов, в мировой практике обязанность по выплате такого вознаграждения возлагается на клиента. Здесь, однако, возникает ряд проблем, связанных с налогообложением такого вознаграждения.

Необходимо определить также порядок принятия решения кредиторами. Стандартной практикой в данном случае является дифференциация решений: принятие одних может требовать единогласия, принятие других — квалифицированного большинства.

Еще один вопрос, который необходимо решить, — реализация различных способов обеспечения обязательств (поручительства, независимой гарантии). Главное, что интересует банки: каким образом гарантия должна распространяться на всех участников — как первоначальных, так и последующих? Нужно, чтобы в структуре синдиката был банк-посредник, или агент, или управляющий залогом. Иными словами, после клиента должен идти юридически работающий слой, а внизу должны быть кредиторы, которые могут меняться — продавать свои кредитные требования. Только в таком случае возникнет вторичный рынок синдицированного кредитования. Обеспечение должно оформляться банком-посредником (агентом, управляющим залогом). Установление подобной структуры и схемы взаимодействий позволит привлекать в синдицированный кредит новых инвесторов.

Проект поправок в законодательство о синдицированном кредитовании разработал Минфин России

ГК РФ не содержит понятия «синдицированное кредитование», хотя такая форма организации кредита упоминается в судебных актах и инструкциях Банка России. Пробел предполагает устранить разработанный Минфином России совместно с Банком России проект закона о синдицированном кредитовании (доступен на портале regulation.gov.ru под ID 00/03-20956/11-14/21-14-4. — Прим. ред.).

О данном проекте рассказала Ольга Зайцева, заместитель директора — начальник Управления банковского законодательства Юридического департамента Банка России.

Законопроект должен внести существенные изменения в Федеральный закон от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Изначально предполагалось закрепить особенности синдицированного кредитования в главе 42 («Заем и кредит») ГК РФ. Однако впоследствии от этой идеи пришлось отказаться — внести изменения в специальное банковское законодательство намного проще и быстрее.

Подготовленный законопроект в случае его принятия должен урегулировать следующие вопросы:

  • порядок принятия решений в синдикате кредиторов;

  • возможность уступки прав требования и перевода долга по договору синдицированного кредита;

  • оплата вознаграждения организатора кредита и кредитного управляющего;

  • порядок распределения ответственности по обязательствам в синдикате кредиторов;

  • распределение рисков в случае одностороннего отказа участника синдиката от договора синдицированного кредита;

  • регистрация информации об управляющем залогом и участниках синдиката — залогодержателях в залоговых реестрах;

  • сохранение действия договоров, образующих отношения синдицированного кредитования при банкротстве заемщика.

Как отметила спикер, в настоящее время синдицированное кредитование регулируется значительным числом норм: положениями главы 42 ГК РФ, главы 9.1 («Решения собраний») ГК РФ, статьями, посвященными договору простого товарищества. Кроме того, можно обращаться к ст. 356 ГК РФ («Договор управления залогом»), ст. 421 ГК РФ (в той части, в которой она позволяет заключать смешанные и непоименованные договоры). Между тем подобное регулирование, с одной стороны, не является достаточным, а с другой — таит в себе множество преград на пути структурирования синдицированного кредита.

Так, например, банки не устраивает п. 1 ст. 181.2 ГК РФ, согласно которому решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее 50% от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества. В синдицированном кредитовании для принятия тех или иных решений может требоваться различное число голосов. В одних случаях необходимо единогласное решение. В других — может не быть даже простого большинства.

В соответствии со ст. 356 ГК РФ управляющий залогом выступает от имени кредиторов. Это означает, что при регистрации залогов в соответствующих реестрах должны быть указаны сами кредиторы. Для синдицированного кредитования подобный порядок не является удобным. Дело в том, что права требования по синдицированному кредиту должны быть оборотоспособными. Кредиторы должны иметь возможность беспрепятственно продавать свои требования. При этом залог должен сохраняться.

Проект предлагает рассматривать договор синдицированного кредитования в качестве смешанного договора, объединяющего в себе элементы кредитного договора, договора об объединении кредиторов, договора по управлению правами кредиторов и договора управления залогом. При этом вовсе не обязательно, чтобы был заключен единый договор. Могут быть заключены и отдельные соглашения.

Следующий важный вопрос — возможность уступки прав требования по договору. Проект установил, что она возможна, если иное не предусмотрено договором. При этом право требования может перейти к любому лицу (не обязательно банку), если кредитор исполнил все свои обязательства по предоставлению заемщику денежных средств. Если соответствующие обязательства еще не были им исполнены в полном объеме, требования могут быть уступлены только другому банку (кредитной организации). Передача права требования в любом случае должна влечь уступку обязательств по всем иным договорам.

Односторонний отказ от исполнения договора по общему правилу невозможен, но договором может быть предусмотрено иное. Обязанность выдать денежные средства в таком случае не перейдет к иным кредиторам пропорционально их долям. В данном правиле отчасти проявилась прокредиторская направленность законопроекта. Хотя разработчики, конечно, и пытались обеспечить баланс интересов кредиторов и заемщика.

Варианты развития правового регулирования синдицированных кредитов

Олег Иванов, вице-президент Ассоциации региональных банков России, доцент кафедры банковского права Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), обозначил основные направления развития рынка синдицированного кредитования в России.

Во-первых, по мнению спикера, необходимо расширить состав участников первичного рынка синдицированного кредита. В российском гражданском праве только кредитные организации наделены возможностью заключать кредитные договоры (консенсуальные договоры денежного займа). Данное правило давно устарело. Действительно, когда речь идет о револьверных синдикатах, открытии длинных возобновляемых кредитных линий, кредитором может быть только банк. Между тем в срочных синдикатах, проектном финансировании должны иметь возможность участвовать не только кредитные организации. В развитых странах консенсуальные займы выдаются не только кредитными организациями. На рынках синдицированного кредитования действуют множество финансовых посредников. В состав синдиката часто входят фонды денежного рынка и хедж-фонды, страховые организации и финансовые компании.

В рассматриваемом аспекте возможны два решения:

— допущение консенсуального договора займа (внесение изменений в ст. 807 ГК РФ);

— наделение некредитных финансовых организаций возможностью заключать кредитные договоры (внесение изменений в ст. 819 ГК РФ).

Во-вторых, необходимо решить общие проблемы регулирования кредитных договоров. В рамках данного блока вопросов можно выделить следующие меры.

Установление правовой определенности со взиманием банковских непроцентных вознаграждений. В банковской практике существует необходимость установления разнообразных комиссий. Между тем большой вопрос, все ли они соответствуют действующему законодательству. Большой риск, что суды признают те или иные комиссии неправомерными. Так, например, долгое время в российском праве дискутировался вопрос о правомерности комиссии за досрочное погашение кредита. Долгое время суды исходили из того, что спорная комиссия не представляет собой платы за оказание самостоятельной банковской услуги. Поэтому условие о ее оплате является недействительным. Однако после принятия постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» практика изменилась. Суды стали исходить из того, что в законодательстве отсутствует какое-либо императивное предписание, устанавливающее исчерпывающий перечень условий кредитного договора. Законодательство РФ не запрещает кредиторам выдвигать дополнительные условия в виде уплаты комиссии в подобных случаях, так как с экономической точки зрения комиссия за досрочное погашение кредита направлена на компенсацию потерь кредитора.

Правовая квалификация договоров кредитной линии, в том числе возобновляемой кредитной линии.

Расширение оснований для расторжения кредитных договоров в одностороннем порядке. Так, в качестве события неисполнения может быть обозначен дефолт.

Признание в российском правопорядке и урегулирование стандартных кредитных договоров, использования стандартной информации. В западных правопорядках такая информация выступает исходной точкой для переговоров сторон. Она позволяет им сфокусироваться на обсуждении коммерческих условий сделок. Такая документация постоянно обновляется в соответствии с юридическими требованиями и рыночными условиями.

Целесообразность разработки стандартных договоров синдицированного кредитования обусловлена такими причинами, как значительное число однотипных сделок, восполнение многочисленных пробелов правового регулирования, сокращение издержек и оптимизация процессов совершения сделок. В их рамках можно установить отвечающую требованию баланса интересов кредиторов и заемщика модель взаимодействия сторон.

В-третьих, принципиально важно определить отношения кредиторов в синдикате. В данном случае речь идет прежде всего о квалификации и регулировании межкредиторского соглашения. В немецком правопорядке используются различные конструкции консорциумов. Они не являются юридическими лицами, но могут обладать ограниченной правоспособностью. В российском праве наиболее близким аналогом является договор простого товарищества. Между тем эта конструкция не является эффективной. В главе 55 ГК РФ содержится множество императивных положений (например, об ответственности участников, их правах на информацию), которые делают простое товарищество непригодным для синдицированного кредитования.

Межкредиторское соглашение участников синдицированного кредитования должно характеризоваться как минимум следующими признаками:

  • общецелевой многосторонний договор между кредиторами без образования юридического лица;

  • объединение для целей одной сделки, отсутствие общего имущества, лично-доверительных отношений между кредиторами;

  • допустимость замены участника синдиката без согласия иных участников.

Межкредиторское соглашение должно сохранять свою действительность в рамках процедуры банкротства.

Еще одним направлением должно стать повышение ликвидности и развитие вторичного рынка синдицированного кредитования. В данном случае нужно прежде всего урегулировать взаимодействие управляющего залогом с залоговыми реестрами. Можно предположить, что в таких реестрах должен указываться именно агент, банк-посредник. Также важно признать в российском праве специфическую конструкцию — договор участия в кредите — и разрешить вопросы, касающиеся оборотоспособности банковской гарантии.

Наконец, необходимо развивать банковское регулирование, а также систему государственной поддержки банковского кредитования. В последнем случае речь идет о применении таких механизмов, как субсидии (субсидирование процентов по кредиту), государственные гарантии, специальные инструменты рефинансирования.